тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
Расстановка:Лучше умереть, чем поклониться отцу

Порядки любви: как жизнь и любовь удаются вместе

Хеллингер Б.

Расстановка:

Лучше умереть, чем поклониться отцу

Берт Хеллингер: У нас мало времени, поэтому я сразу перейду к следующей расстановке. Для этого я выберу по-настоящему больного человека. В таком случае расстановка оказывает наибольшее воздействие, а у нас появляется наилучшая возможность чему-то научиться.

Герман: Мне бы хотелось расставить свою семью. У меня рак ко­стного мозга.

Берт Хеллингер: Хорошо, потому что это и в самом деле тяжелая болезнь. Сядь здесь, рядом со мной. Когда ты заболел?

Герман: Год назад.

Берт Хеллингер: И какие способы лечения были использованы?

Герман: Химиотерапия. Кроме того, я посещал разные психоте­рапевтические группы.

Берт Хеллингер: Ты женат?

Герман: Да.

Берт Хеллингер: У вас есть дети?

Герман: Нет.

Берт Хеллингер: По какой-то особенной причине?

Герман: Нам  хотелось детей, но не получилось.

Берт Хеллингер: Произошло что-нибудь особенное в твоей родительской семье?

Герман: Единственное, что мне приходит на ум, это то, что у мо­его отца очень плохие отношения с братьями. У них была совмест­ная фирма, но позже они разделились и отказались от всякого кон­такта друг с другом.

Берт Хеллингер: А что тебе известно об отце отца?

Герман: Я его никогда не видел. Мой отец тоже ничего не расска­зывал о нем. Все это, так сказать, покрыто мраком.

Берт Хеллингер: Действительно странно, что твой отец ничего не говорит о нем. Сейчас мы расставим систему, из которой ты происходишь: твое­го отца, мать, тебя самого и... Сколько у тебя братьев и сестер?

Герман: Только одна младшая сестра.

Берт Хеллингер: Состоял ли кто-то из родителей в браке или имел серьез­ные отношения с кем-либо другим до брака друг с другом?

Длинная пауза.

Берт Хеллингер: Что, по-твоему, было бы более подходящей фразой?

Герман: Что я зол на него.

Берт Хеллингер: Скажи ему: «Я делаю это для тебя».

Герман: Я делаю это для тебя.

Берт Хеллингер: Громче!

Герман (со злостью): Я делаю это для тебя.

Берт Хеллингер: Громче.

Герман: Я делаю это ради тебя.

Длинная пауза.

Берт Хеллингер: (группе): Он умрет. Он не в состоянии покинуть свое пере­плетение.

(Герману): Твоя злость для тебя важнее. Какую несправедливость ты совершил по отношению к отцу?

Герман (упрямо): Я не знаю.

Берт Хеллингер: Ты обидел его чем-то?

Герман: Я не думаю.

Берт Хеллингер: Ты его презирал?

Герман (с твердостью в голосе): Да.

Берт Хеллингер: Вот мы и нашли суть твоей проблемы!

Герман: Он меня...

Берт Хеллингер: Действия отца здесь не играют никакой роли. Решающим является только то, что ты делаешь сам.

Встань снова рядом с сестрой.

(Группе): Сейчас пришел момент, когда Герман должен был бы встать на колени и поклониться отцу, но он на это не способен. Он предпочитает умереть, чем это сделать.

Берт Хеллингер: (Герману): Это так?

Герман: Нет.

Берт Хеллингер: Хочешь сделать это?

Герман: Да, я попробую.

Берт Хеллингер: Нет, не пробовать. Ты хочешь это сделать?

Герман (твердо): Да.

Берт Хеллингер: Хорошо. Тогда мы сделаем это вместе. Я тебе помогу. Встань на колени, поклонись до самого пола и вытяни вперед руки с повер­нутыми кверху ладонями. Да, вот так! Дыши глубоко. Скажи: «Доро­гой папочка!»

Герман: Дорогой папочка!

Берт Хеллингер: «Я уважаю тебя!»

Герман: Я уважаю тебя!

Берт Хеллингер: Повтори это спокойным голосом.

Герман: Дорогой папочка, я уважаю тебя.

Берт Хеллингер: Правильно. Это и есть нужная фраза. Дыши глубоко. Ска­жи: «Дорогой папочка».

Герман: Дорогой папочка.

Берт Хеллингер: «Я уважаю тебя!»

Герман: Я уважаю тебя!

Берт Хеллингер: «Я уважаю тебя как моего отца»...

Герман: Я уважаю тебя как моего отца...

Берт Хеллингер: «...и ты можешь располагать мной как своим сыном».

Герман: ...и ты можешь располагать мной как своим сыном.

Берт Хеллингер: «Я уважаю тебя!»

Герман: Я уважаю тебя!

Берт Хеллингер: Побудь так еще немного, совершенно спокойным. Дыши глубоко. Расслабься! Так! Когда ты почувствуешь, что наступил под­ходящий момент, то можешь подняться и снова стать на свое место в расстановке.

Берт Хеллингер: (Через некоторое время): Дыши глубоко, открытым ртом. Это луч­ше всего, вдыхая воздух, ты принимаешь отца, а выдыхая — позво­ляешь своей любви течь к нему.

Берт Хеллингер: (Еще через некоторое время): А сейчас возвращайся на свое место возле сестры и посмотри на отца. Наклони слегка голову в знак ува­жения к нему; потом снова выпрямись.

Берт Хеллингер: (отцу): Как это для отца?

Отец: Мне еще трудно поверить, что это происходит, что...

Берт Хеллингер: Во что трудно поверить, что...? Что он действительно ува­жает тебя?

Отец: Да.

Берт Хеллингер: Да, я понимаю.

(Группе): Обман здесь невозможен. Вы это заметили? Обман здесь невозможен. Моя гипотеза состоит в том, что многие больные раком предпочитают умереть, чем действительно глубоко поклониться перед родителями, или перед отцом, или перед матерью. Они пред­почитают смерть! Поэтому больные раком часто держатся так пря­мо. Они ходят с высоко поднятой головой, вместо того чтобы покло­ниться.

Берт Хеллингер: (Герману): Посмотри снова на отца и скажи: «Пожалуйста!»

Герман: «Пожалуйста!»

Берт Хеллингер: «Дай мне еще немного времени».

Герман: Дай мне еще немного времени.

Берт Хеллингер: «Пожалуйста...»

Герман: Пожалуйста...

Берт Хеллингер: «...дай мне еще немного времени».

Герман: ...дай мне еще немного времени.

Берт Хеллингер: Доверься лучшей части своей души.

(Группе): Он еще не может подойти к отцу. И не должен его об­нимать. Это было бы просто игрой и не помогло бы пациенту.

(Герману): Хорошо. На этом мы и остановимся. И  я тоже доверя­юсь лучшей части твоей души. Можно?

Герман (улыбаясь): Да.

Берт Хеллингер: Нет, мне нельзя этого делать. Твоя улыбка говорит об этом.

Герман: Почему вдруг?

Берт Хеллингер: Послушай, я не хочу с тобой спорить, а хочу помочь тебе. Поэтому я принимаю всерьез каждый посланный тобой сигнал. Ина­че я буду подыгрывать тебе, а это только навредило бы. При такой серьезной болезни нет места никаким играм.

Хорошо, это все.

Герман: Спасибо.

Берт Хеллингер: (группе): Мне хотелось бы сказать еще несколько слов об ужасном. Ужасное ведет нас. Только те из нас, кто с ним в согласии и принимают его таким, какое оно есть, находятся в согласии с Зем­лей. Для того, кто находится с ним в согласии, оно порой приводит к чему-то хорошему в большей степени, чем это делает любовь. По­этому терапевт находится в согласии с ужасным и соглашается с ним, чем бы оно ни было.

Я могу согласиться с тем, что если Герман останется таким же и умрет. Я в согласии, в том числе, и с ужасным. И так как я в согласии с плохим, я могу воспринимать Германа серьезно, и он может вос­принимать меня серьезно. И он может принять серьезность своей болезни. И только в  результате этого он будет в состоянии принять какое-либо решение, но не раньше!

Участник: И как бы ты продолжил его терапию?

Берт Хеллингер: Никак. Это было все.

Участник: Я имею в виду, не собираешься ли ты провести еще один сеанс с ним, например, на следующей неделе или...

Берт Хеллингер: Нет. Это все. Он знает, что ему надо делать дальше. Если бы терапевт продолжил работу, то уже проделанная им работа поте­ряла бы свою серьезность. Моя работа с этим пациентом закончена.

 

 

Книги о семейных расстановках по Берту Хеллингеру:

Большой конфликт
Хеллингер Б.

Долгий путь. Беседы о судьбе, примирении и счастье
Хеллингер Б., Хёвель Г.

И в середине тебе станет легко: книга для тех, кто хочет найти гармонию в отношениях, любви и стать счастливым
Хеллингер Б.

Источнику не нужно спрашивать пути
Хеллингер Б.

Мы идем вперед: курс для пар, находящихся в трудных ситуациях
Хеллингер Б.

Порядки помощи
Хеллингер Б.

Практика семейной расстановки: системные решения по Берту Хеллингеру
Авт-сост. Вебер Г.

Счастье, которое остается. Куда нас ведут семейные расстановки
Хеллингер Б.

 

 

Статьи по семейным расстановкам Берта Хеллингера:

Большой конфликт. Берт Хеллингер

Партнерские отношения. Берт Хеллингер

Иерархия. Берт Хеллингер

Семейные расстановки. Берт Хеллингер

Порядки любви между мужчиной и женщиной. Берт Хеллингер

Давать и брать. Берт Хеллингер

ПОМОГАТЬ, ЧТО ЭТО ЗНАЧИТ? Берт Хеллингер

Эта статья была опубликована 31 мая 2010 г..