"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
ЕДИНСТВЕННЫЙ РЕБЕНОК

Из книги: Семья глазами ребенка: Дети и психологические проблемы в семье
Хоментаускас Г.

ЕДИНСТВЕННЫЙ РЕБЕНОК

Единственные дети с самого рождения развивают­ся в особенной атмосфере. Окруженные долгое время лишь взрослыми, они получают более ограниченный личностный опыт по сравнению с детьми, имеющи­ми братьев и сестер. Психологи начала XX века очень скептически относились к такой семейной структуре. Слова американского психолога С. Холла о том, что быть единственным ребенком — это уже иметь бо­лезнь в себе, постоянно цитировались в специальной

и популярной литературе. Однако такая однознач­ная оценка недостаточно обоснованна и в последнее время встречает все больше возражений. Но давайте разберемся по порядку.

Не имея возможности сравнивать се­бя в семейной обстановке с братьями и сестрами подобного возраста, а ви­дя перед собой лишь недосягаемых, все умеющих и могущих взрослых, ре­бенок остро ощущает свою слабость, несовершенство. Так ребенок в итоге может потерять веру в свои силы.

Главное в развитии единственного ребенка заклю­чается в том, что он длительное время близко обща­ется лишь со взрослыми. Быть одному — маленькому в «стране великанов» — не так легко и просто. Не имея возможности сравнивать себя в семейной обстановке с братьями и сестрами подобного возраста, а видя пе­ред собой лишь недосягаемых, все умеющих и могу­щих взрослых, ребенок остро ощущает свою слабость, несовершенство. Так, опосредованно, самой ситуаци­ей развития ребенок обескураживается и в итоге мо­жет потерять веру в свои силы.

Единственный ребенок всегда на глазах у родите­лей. Они бдительны, замечают, когда ему что-либо не Удается, когда ему трудно, и спешат с помощью. Если в большой семье малыш никак не может застегнуть пуговицу и только после десятой неудачной попыт­ки, разразившись плачем, получает помощь, то един­ственный ребенок часто делает лишь первую попыт­ку, и то вполсилы. Единственным детям, как правило,

слишком много помогают, и со временем малыш на­чинает осмыслять себя постоянно нуждающимся в по­мощи. Такую внутреннюю позицию иллюстрирует рисунок семьи шестилетнего Ярика (рис. 8). В окру­жении мамы и папы он изобразил себя ничтожно ма­леньким, беспомощным, требующим заботы.

Развиваясь в атмосфере чрезмерной опеки, един­ственные дети не только теряют уверенность, но и привыкают воспринимать служение, помощь родите­лей как само собой разумеющееся, требуют ее, когда надо и не надо. Ребенок начинает чувствовать силу в своей слабости, злоупотребляет вниманием и за­ботой окружающих. Так родители зачастую просто попадают в сети маленького деспота: ему

во всем не­обходима помощь, ему ни в чем нельзя отказать. Ина че — истерика, слезы, злоба или очередная демон­страция слабости. Ребенок иногда использует и менее привычные способы манипулирования поведением родителей. Например, демонстрирует ночные стра­хи, соматические расстройства (головные боли, боли в животе и т. п.), для того чтобы удерживать родите­лей в постоянной заботе о нем, чтобы настоять на том, чтобы было так, как он (она) хочет. Дети становятся маленькими тиранами, причем родители, хотя и чув­ствуют себя из-за этого изможденными, не понимают, что творится: думают, что ребенок просто чрезмерно чуток или болен.

В одной семье из трех человек сложилась структура отношений, которая стала серьезной проблемой для родителей. Восьмилетняя девочка стала бояться оста­ваться дома одна, ложилась спать только тогда, когда рядом спала ее мать. Мать должна была организовать свою работу так, чтобы постоянно быть с девочкой тогда, когда она была дома. В эти периоды мать даже не могла пойти в магазин девочка жалобно просила остаться, так как ей страшно. Начали ухудшаться и су­пружеские отношения, так как жена всю свою энергию вечером тратила на укладывание девочки спать, к тому же девочка постоянно лежала рядом с супругами.

Тщательный психологический анализ отношений в семье показал, что девочка просто использует свои страхи, свою слабость для получения собственных вы­год. Каждому ребенку неуютно оставаться в квартире одному, одному спать в своей комнате. Однако для большинства детей преодоление себя, своих страхов служит средством достичь самоуважения, признания себя со стороны родителей. В описанной нами семье девочка  основывает   поведение   на   неполезной   ей

самой позиции: «Я добиваюсь того, чего хочу, только тогда, когда я слаба».

Ее можно понять — такая установка сложилась на основе повседневного опыта. Однако ее будущая судьба и жизнь в семье целиком зависят от того, по­падет ли она в ситуации, в которых увидит прок не от своего бессилия, а от силы, преодоления себя самой. Если это произойдет, а помочь ей в этом могут роди­тели или кто-то со стороны, то девочке не придется в будущем лечиться от настоящего невроза.

Другая характерная особенность развития един­ственных детей — они не имеют возможности близко общаться с другими детьми своего возраста (братья­ми, сестрами), что чаще всего приводит к неверной са­мооценке. Единственные дети склонны считать себя уникальными, ценными, ставить, себя выше других. В школе, где они попадают в ситуацию сравнения с другими детьми, которая часто раскрывает их завы­шенное самомнение, они изо всех сил борются за то, чтобы поддержать фиктивный образ себя. Чтобы до­стичь этого, они часто шалят и проказничают.

Отсутствие возможности близко общаться с братья­ми и сестрами приводит и к тому, что единственным детям труднее общаться со сверстниками. Во-первых, они не имеют опыта, как приспосабливаться к нуж­дам других детей, не учитывают их интересов. Един­ственный ребенок от остальных часто отличается и лексиконом. В его речи много терминов, не понятных ему самому и окружающим детям, взрослых выраже­ний, ему нелегко понимать детские шутки.

Все это приводит к тому, что единственные дети менее популярны в среде сверстников, что, в свою оче­редь, влияет на развитие личности ребенка. Испыты вая недостаток близкого общения с другими детьми, единственные дети уже в дошкольном возрасте на­чинают активно искать такие контакты. Они просят родителей, чтобы им «купили» братика или сестрич­ку, в других случаях страстно хотят иметь собаку или кошку. Потребность иметь постоянного спутника в играх, друга в семье, с которым можно было бы об­щаться на равных, отражается и в их рисунках семьи. Как Рамуне, девочка пяти с половиной лет, они очень часто включают в состав семьи двоюродных сестер (на рис. 9 в порядке очереди изображены две двоюродные сестры, отец, мать, она сама) или дополняют семью разными живыми существами: кошками, собаками, птицами и т. п. (см. рис. 10, на котором мальчик до­полнил семью реально отсутствующими собакой и ко­том, или рис. 11, на котором девочка в качестве своей подруги изобразила черепаху).


Эта статья была опубликована 08 июля 2011 г..