"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
ДЕТСКАЯ АГРЕССИВНОСТЬ И ЕЕ ПРИЧИНЫ

Из книги: Ваш непонятный ребенок: психологические прописи для родителей

Что такое детская агрессивность?

     Опыт показывает, что детскую агрессивность замечают обычно очень рано, а тревогу начинают бить значительно позднее, когда многое уже упущено и бороться с существующими нарушения­ми гораздо труднее. Именно поэтому мы будем говорить не об агрессивности асоциального подростка и даже не об агрессив­ности младшего школьника-драчуна. Как правило, вышеназван­ные персонажи вырастают именно из ранней детской агрессив­ности, не откорректированной в соответствующем возрасте.

Что же такое агрессивные дети в дошкольном возрасте? О причинах возникновения расстройства мы будем говорить ниже, а пока опишем типичные особенности такого ребенка.

Очень часто агрессивными бывают дети, имеющие тот или иной неврологический диагноз. Здесь могут сыграть неблаго­приятную роль два фактора. Первый — это собственно пора­жение нервной системы, а второй — неправильное в связи с этим воспитание ребенка в семье. Ребенок нервный, больной, следовательно, чтобы он не волновался, ему больше уступают, закрывают глаза на его серьезные проступки, стараются испол­нить все его желания. По этому поводу хотелось бы напомнить следующее: да, воспитание ребенка с неврологическим диагно­зом должно иметь свои особенности, и дергать его постоянны­ми «нельзя» нецелесообразно (как, впрочем, и ребенка абсолют­но здорового). Но если он замахнулся на бабушку или ударил ногой кошку — никаких скидок на «нервность» быть не должно. В данном случае ваша снисходительность пойдет не на пользу, а только во вред ребенку, присоединяя к уже имеющимся у него нарушениям патологическое развитие характера.

Достаточно часто у маленьких агрессивных детей обнару­живается повышение болевого порога. Такой ребенок не пла­чет, когда падает, спокойно и даже равнодушно переносит ме­дицинские процедуры, увлекшись игрой, может не заметить достаточно серьезной царапины или ушиба. Такие дети часто предпочитают шумные, грубые игры с потасовками и сильными тумаками, которыми они награждают других детей (но при этом они совершенно не переживают, если тумаки достаются и на их долю). Про одного моего маленького клиента мать с удивлением и тревогой рассказывала следующее:

— Он может сестру палкой ударить или укусить. Я ему гово­рю: «Как ты можешь?! Вере же больно! Если бы тебя так!..» А он совершенно спокойно бьет себя палкой или кусает за руку и го­ворит: «Смотри — не больно». И я вижу, что он не обманывает — и бьет достаточно сильно, и на руке следы от зубов точно такие же, как у сестры...

Антоша, ребенок, о котором идет речь, из-за перенесенной родовой травмы имеет повышенный порог болевой чувстви­тельности, сам плохо чувствует боль и поэтому с трудом по­нимает, когда причиняет боль другим. Он, в сущности, не более агрессивен, чем другие дети, но из-за своих особенностей нуж­дается в более тщательном разъяснении: другим людям может быть больно и неприятно то, что для него абсолютно безразлично или даже занятно.

" агрессивных детей часто наблюдаются те или иные нарушения развития эмоциональной сферы. Такие дети плохо чувствуют состояние других людей, не умеют и не любят со­чувствовать, жалеть. Они часто грубы (однако не злобны) в повседневном обращении, с трудом усваивают правила веж­ливости. Им обычно интересны подвижные или настольные игры с четкими и несложными правилами. Играть в сложные сюжетно-ролевые игры с меняющимся эмоциональным напол­нением ролей они не любят, так как чувствуют себя в таких играх малокомпетентными.

Большинство выраженно агрессивных детей отличаются от сверстников по своим физическим показателям. Они либо крупнее, массивнее, либо, наоборот, мельче, чем другие дети. Иногда у таких детей снижен инстинкт самосохранения, и тог­да они не только бросаются в драку с заведомо более сильным противником, но и залезают туда, откуда не могут слезть, драз­нят злую и опасную собаку, берутся переплыть реку, едва нау­чатся делать три гребка, не касаясь дна ногами, и т. д. Но бывает и наоборот. Ребенок имеет вполне развитый инстинкт самосо­хранения, и вся его агрессивность направлена только на сла­бых, на тех, кто заведомо не сможет дать ему должного отпо­ра. Такой ребенок вполне пристойно ведет себя в присутствии отца, но, гуляя с бабушкой, может ударить ее по лицу песочной лопаткой. Никогда не тронет кошку, которая может оцарапать, но бьет ногой под брюхо безобидного спаниеля. Именно этот, второй, тип агрессивности вызывает наибольшее недоумение и раздражение.

— Мы же ему тысячи раз говорили, что слабых трогать нель­зя! — возмущаются родители. — Пусть бы попробовал с Борей подраться, отобрать у него что-нибудь. Тот бы ему быстро объ­яснил, что к чему. Так нет же — отбирает игрушки у безобидной Леночки!

Пятилетний ребенок, слушая эти возмущенные монологи, стоит в сторонке и хитренько улыбается. Видно, что родитель­ская идея об отбирании игрушек у сильного и драчливого Бори представляется ему бредовой, а мысль о том, что маленькие и слабые как-то защищены от него самой своей слабостью, никог­да не приходила ему в голову.

Почти всегда в семье, где растет агрессивный ребенок, на­блюдаются те или иные нарушения воспитания и семейных взаимодействий. Наиболее распространенными из них являют­ся чрезмерно строгое, запугивающее воспитание, вседозволен­ность или разные стили воспитания у разных членов семьи, на­правленные на одного и того же ребенка.

Каковы причины детской агрессивности?

 О первой причине, о которой нужно подумать и исключить которую нужно в первую очередь, мы уже говорили — это то или иное заболевание центральной нервной системы.

В более легких случаях с детской агрессивностью работают родители в контакте с психологом или психоневрологом, парал­лельно с лечением основного заболевания.

Но неспровоцированная агрессивность, асоциальность, неа­декватность поведения ребенка, особенно внезапно возникшая, может быть и одним из симптомов таких тяжелых расстройств, как судорожная готовность, эпилепсия, шизофрения. В этом случае необходимо тщательное обследование ребенка и при не­обходимости — лечение у детского психиатра.

2. Другая причина детской агрессивности, пожалуй, самая распространенная среди детей дошкольного возраста, — это ягрессивность как средство психологической защиты. У взрос­лых существует поговорка: «Лучшее средство защиты — это на­падение». Дети дошкольного возраста этой поговорки, скорее всего, не знают, но пользоваться психологическими механизмами лежащими в ее основе, вполне умеют. Как правило, такой особ защиты избирают дети с сильным типом нервной системе обладающие холерическим или сангвиническим темпера-том. Для флегматиков такой способ защиты неприемлем, так как требует слишком много внешней активности, которой они избегают. От чего же дети дошкольного возраста защищаются?

Чаще всего они защищаются от сознательного или бессозна­тельного неприятия их родителями или другими членами семьи, и тогда их агрессивность служит лишь проявлением гораздо бо­лее серьезного и тяжелого по своим последствиям нарушения — отсутствия базового доверия к миру.

Молодая мать хотела еще немного «пожить для себя», но вот — незапланированная беременность, аборт делать страш­но, родившийся ребенок прерывает учебу в институте, вырыва­ет молодую женщину из привычной среды, резко ограничива­ет общение с друзьями. Мать честно ухаживает за ребенком и вроде бы даже любит его, но он почему-то зло плачет во время кормления, отталкивает или кусает грудь, просыпается и требу­ет внимания в самый неподходящий момент.

Другая ситуация. Отношения супругов были на момент зача­тия ребенка далеко не идеальными, но мать очень рассчитывала на то, что ребенок поможет подлатать полуразвалившееся зда­ние их брака. Ребенок родился, но супружеские отношения спа­сти не удалось. Муж ушел, а сын каждой своей черточкой и гри­маской напоминает ушедшего. И также шаркает ногами, и также крошит хлеб за столом... Мать ничего не рассказывает ребенку об отце, но каждый раз, когда он садится обедать... И ребенок почему-то растет неласковым, замкнутым, агрессивным...

Сын познакомился с девушкой, про которую его мать сказала при первой же встрече: «Она тебе не ровня». Сын не стал прислу­шиваться к советам родителей и спустя какое-то время женился. Родился ребенок. Супруги живут «как все», с родными мужа под­держивают ровные, неблизкие, но бесконфликтные отношения, никто ни про кого «дурного слова не скажет». Но вот беда, в под­растающего ребенка словно бес вселился — может оскорбить ба­бушку, ударить ее, намеренно испортить ее вещи...

3. О следующей причине детской агрессивности мы тоже уже упоминали. Это различные нарушения семейного воспитания. Старший брат Коли утонул в возрасте шести лет во время купания. Младшего, родившегося уже после смерти брата, бук­вально «держали под колпаком». Активность ребенка чрезмерно ограничивали с самого рождения, старались защитить и огра­дить от всего, что может оказаться опасным. А Коля, как и его погибший брат, родился физически активным, здоровым, об­ладает лидерскими наклонностями и сильным типом нервной системы. И вот шестилетнего Колю приводят ко мне, жалуясь на приступы бешеной ярости, которые происходят исключительно дома, в семье, и во время которых он кидает все, что под руку подвернется, ломает игрушки, дерется, сквернословит. Электро­энцефалографическое обследование, проведенное по рекомен­дации невропатолога, не выявило никаких органических нару­шений...

Муж Анны, спокойный, молчаливый работяга, неожиданно потерял работу — закрылось предприятие, на котором он про­работал 17 лет после окончания училища. С трудом сходясь с людьми, не умея найти подходящую работу и не имея друзей, которые могли бы ему помочь (все его друзья по цеху разом оказались в сходном положении), он начал пить, стал алкого­ликом (сказывалась наследственность), срывал свою злость и беспомощность на жене и детях. Спустя два года такой жизни скончался в милицейском участке при невыясненных до конца обстоятельствах. Анна осталась одна, без работы, без сбереже­ний (покойный муж пропил все, что можно было пропить), с тремя детьми на руках. Младшему, Кешке, было тогда три года. Женщина впала в глубокую депрессию, совершенно перестала заботиться о детях, о доме, они росли, предоставленные сами себе.

 Старшие крутились вокруг ларьков, подворовывали, сдавали бутылки, младшего подкармливали соседи. Иногда что-нибудь приносили старшие, командовали: «Служи! Апорт!» — и Росали подачку. Когда-то в семье была собака, но потом от бес-Рмицы она сбежала на улицу. Кешке бежать было некуда и он покорно ловил «апорты».

Постепенно Анне удалось оправиться от потрясения. Она привела в порядок сначала себя, потом дом, устроилась на ра­боту нянечкой в детский сад. Теперь дети снова были накорм­лены. Анна, до рождения детей учившаяся в хорошем техни­куме, сумела закончить курсы бухгалтеров и стала работать бухгалтером в том же самом садике, подрабатывая разовыми заказами еще в двух местах. Старшие дети снова вернулись в школу, а младший посещал садик, в котором работала мама. Но беда, как известно, не приходит одна — все воспитательницы в один голос твердили Анне, что Кешка у нее «психический», его лечить надо, может по любому пустяку броситься на любого ребенка, избить его, дичится людей, в присутствии посторон­них вообще закрывается и молчит, в общегрупповых занятиях практически не участвует. Детский психиатр не выявил у Кеш­ки никаких нарушений, кроме педагогической запущенности, вполне естественной, если учитывать факты его короткой био­графии...

Вадим родился и растет в очень обеспеченной семье. Любые игрушки всегда к его услугам. Сначала нянька, а потом и при­глашенный из соответствующей фирмы гувернер занимаются его воспитанием и образованием. Пятилетний мальчик уже умеет читать и сносно говорит на бытовом английском...

— Я все понимаю, доктор, — волнуясь, объясняет моложавый респектабельный папа. — Не научили вовремя слову «нет», те­перь расплачиваемся. Но хотелось же как лучше. Я сам, считай, в нищете рос, так вот и хотелось хоть сыну все дать. Но что же теперь делать? Людей стыдно! Он же заорать может в обще­ственном месте, наброситься с кулаками на мать, на бабку, на гувернера этого... Я ведь специально мужика нанял, а не бабу, чтобы в кулаке держал, а вот все равно... Я гувернеру говорю: не стесняйся ты, врежь ему как следует, пусть знает, а он, стер­вец, представляете, весь дипломат тому бритвой располосовал и сказал: « Я тебя, гад, ненавижу, и папка тебя все равно уволит!» Прямо и не знаю, что делать-то теперь!

4. Еще одна причина того, что часто выглядит как неспро­воцированная детская агрессивность, — нарушенная исследова­тельская активность ребенка.

Совсем маленький ребенок ткнет ногой в бок собаку и от­бежит. Ударит песочной лопаткой сверстника и смотрит не зло, а с любопытством — что будет? Шлепнет бабушку по щеке ла­дошкой и смеется. Бабушке обидно, а ему весело. Такой род «ис­следований» часто встречается у детей с нарушением развития эмоциональной сферы (о них мы говорили в предыдущем разде­ле). Такие дети просто не способны оценить эмоциональные по­следствия своей активности. Для них что постучать палкой по доске, что по спине у соседа — и то, и другое всего лишь объект для исследования. Настоящей агрессивности в них поначалу нет, но когда их поступки встречают естественный отпор (для нас естественный, а "для ребенка с эмоциональными нарушениями или завышенным болевым порогом совершенно непонятный), то они могут и «озвереть», так как морально-нравственный ком­понент у детей находится в тесной связи с развитием тонкой эмоциональности.

5. И наконец, нередкая причина обращений по поводу дет­ской агрессивности — это те (довольно многочисленные) слу­чаи, когда за агрессивность принимают что-то другое.

Наиболее часто за агрессивность принимают детское упрям­ство в возрасте от двух до четырех лет. В этот период ребенок настойчиво и достаточно последовательно отстаивает свою физи­ческую автономию от родителей. «Не буду», «не пойду», «не хочу», «я сам» — слышится в этот период практически постоянно. Если на ребенка в это время очень «давить», т.е. тащить его волоком гулять, когда он не хочет идти, или одевать насильно, когда он не хочет одеваться, то можно получить тот тип сопротивления, который легко принять за самую настоящую агрессивность. Но все это не агрессия, а всего лишь сопротивление! Перестали «баловать» ребенка, миновал кризисный возраст — и всю «агресность» как рукой сняло, словно ее и не было.

Книги на тему агрессивности:

Эта статья была опубликована 30 июня 2010 г..
Товары, связанные с данной статьёй:
Книга для неидеальных родителей, или Жизнь на свободную тему
Книга для неидеальных родителей, или Жизнь на свободную тему
Как вырастить ребенка счастливым. Принцип преемственности
Как вырастить ребенка счастливым. Принцип преемственности
Агрессивность детей и подростков: Распознавание, лечение, профилактика
Агрессивность детей и подростков: Распознавание, лечение, профилактика