г. Москва, ул. Ярославская, д. 14, корп. 1
info@genesisbook.ru

ГЕНЕЗИС

Книги по психологии.

Профессионалам — необходимы, остальным — интересны

Игры для детского сада. Развитие талантов ребенка через игру. Иллюстрированный словарик игровых приемов

Год издания: 2009
Издательство: Сфера
Тип обложки: Мягкая
Размер: 0x0x0 мм
Вес: 140 г
Количество страниц: 189
110 P
  • Описание
  • Отрывок
  • Содержание
  • Видео

Если  у воспитателей есть такие желания и цели, которые не могут осуществиться без увлеченности, уверенности, гордости и творчества детей, то они смогут найти в этой книге средства для осуществления заветных профессиональных желаний. Предлагаемый подход связан с широким использованием игр (театральных, народных, современных детских) и организацией работы детей в микрогруппах. Использование социо-игровых приемов на занятиях пробуждает интерес у детей друг к другу, помогает воспитателю в их способности читать и понимать свое и детское поведение. А следующий шаг – умение применять это понимание для создания условий, раскрывающих таланты детей. И человек, увидевший талант другого, порадовавшийся за него, наверняка станет талантливее и сам.

                                              

О МАСТЕРСТВЕ СОЗДАНИЯ ИГР

В 1656г. по приказу царя Алексея Михайлови­ча была составлена «Книга, глаголемая урядник: новое уложение и устроение чина сокольничья пути», то есть сборник правил соколиной охо­ты, излюбленной потехи того времени. В конце предисловия к «Уряднику» Алексей Михайлович сделал собственноручную приписку, напоминав­шую охотникам, чтобы они, увлекаясь потехой, не забывали о службе государству: «Правды же и суда, и милостивыя любовь, и ратного строя не забывайте: делу время и потехе час».

МУДРОСТЬ ЦАРСКОГО НАСТАВЛЕНИЯ

Собственноручная приписка Алексея Михайловича стала пословицей. Только вот беда, толковать её стали не совсем правильно, понимая под словом «время» большую часть, а под словом «час» — меньшую. Поэтому вместо «и потехе час» говорить стали «а потехе час».

Но царь и не помышлял о том, чтоб потехе из целого времени отдавался только один час. Его слова выражали мысль, что всему нужно время: и делу, и потехе.

Царское наставление становится актуальным, если вспомнить, что ситуация, когда время дела и время поте­хи сливаются в единое целое, называется игрой (вспом­ните, например, Олимпийские игры или математические игры).

Тогда как некоторые из воспитателей под игрой по­нимают только потеху, развлечение и не видят в ней серьёзного дела. Отсюда и установка, что «сначала мы, дорогие детки, позанимаемся, а потом поиграем». Социо-игровая педагогика, заботясь о физическом здоровье де­тей, отвергает подобное противопоставление.

ПОТЕШНОЕ НЕДОРАЗУМЕНИЕ

Известно, что врачи постоянно напоминают о том, что нельзя настаивать на продолжительном соблюдении детьми статичной позы на стуле (особенно за столом — а для детей до шести лет это вообще категорически за­прещено). Интересно, что о вреде статичной позы для взрослых медики столь настойчиво не говорят. Да в этом и нет надобности — попробуй нас заставь, в отличие от детей дошкольного возраста, долго просидеть на стуле, сложив ручки и аккуратно поставив ножки. А ведь ор­ганизм взрослого гораздо более вынослив, нежели несформировавшийся детский!

При социо-игровом подходе воспитателя к своим обу­чающим занятиям с детьми (на которых нужно будет или сочинять рассказы, или решать задачи, или петь песни) все участники — как слушающие, так и говорящие — мо­гут в это время не только сидеть, но и расхаживать или даже подпрыгивать. Но если возникающий при этом еди­ный игровой характер расчленить на части: сначала мы, сидя, попоём, а потом под музыку походим, — то будет страдать как дело (пение), так и потеха (хождение).

Дело из живого и ребёнку интересного (к тому же для его развития полезного) превратится в калечащую обязаловку. В такую же скучную обязаловку превратит­ся и потеха. Вместо живой и цельной игры на занятии воцарится пугающая дидактика, столь удобная для по­каза проверяющим инстанциям.

Потеха и забава возникают из особого, необычного сочетания разнохарактерных условий. Мы соединяем дело для головы с делом для ног, дело для глаз с делом для ушей и делом для языка (слушать других и говорить с ними), и тогда дела становятся потехой, что всё вместе порождает игру.

Так будем на занятиях в современных следовать наставлению Алексея Михайловича! То есть использовать время сразу и для дела, и для потехи, за­ново возрождая хорошо забытое старое.

Если забава, потеха связываются с чем-то очень лёг­ким, доступным, а дело — с трудным, напряжённым, то в игре досадное противопоставление исчезает. В игре соче­тается и то и другое, иначе она перестаёт был .

Воспитатели авторитарного склада говорят: если мы детей всё время будем обучать в игре, то пусть даже они и многому обучатся, но они привыкнут делать толь­ко то, что интересно, и не будут подготовлены к жизни. Воспитатели же игрового склада ставят вопрос по-дру­гому: если дети будут обучаться в игре, то они не только многому обучатся и не только сохранят своё здоровье, но и выйдут в жизнь с установкой, что в любой рабо­те можно увидеть интерес и выполнять её с подлинным желанием (то есть с субъективным чувством личного стремления к качеству).

В результате педагогическое мастерство в социо-игровой педагогике включает в себя мастерство созда­ния игр.

УМЕТЬ «ПРИПЛЕСТИ» К ДЕЛУ

Даже для взрослых, собравшихся на занятия, напри­мер, курсов повышения квалификации, примитивное задание, позволяющее всем вместе хотя бы просто по­двигать руками, ногами, частью туловища, доставляет неподдельную радость. А вместе с неожиданными дви­жениями «и руками, и ногами» неожиданно и головы на­чинают работать как-то по-новому.

Для дошкольников различные движения, передвиже­ния, перестановки (особенно если они умело приплетены к делу) наполняют обучающие занятия полноценны­ми впечатлениями о себе, о других, о предполагаемых мнениях других о себе и о связях всего этого между со­бой. Но ортодоксальным воспитателям всё это кажется неуместным. Да и методисту, отвыкшему от лицезрения жизнерадостных занятий, трудно относиться спокойно к «зашкаливающим» (с непривычки) проявлениям инте­реса у учеников.

Двигательная активность раскрепощает поведение (и общение) детей. И если оно «зашкаливает» или «раз­болтано», то, конечно, взрослому приходится «попотеть», импровизируя на ходу.

Когда проблемы живого общения отсекаются от изу­чения программной темы в самостоятельный материал, то страдает и общение, и развитие, и обучение.

В ликах жизни можно разглядеть всегда присутствую­щую диалектику. Диалектика живого обучения связана и с отношением воспитателя к теме занятий как к пред­логу для бессловесного обучения чему-то другому, не­преходящему, общечеловеческому. Тогда работа воспи­тателя становится , помогающим детям жить полноценно и насыщенно. И первыми ступеньками на каждой из лестниц многочисленных этажей этого искус­ства является умение воспитателя приплетать к учебно­му делу различные — как ожиданные, так и неожидан­ные — движения, перемещения и действия обучаемых детей.

Интересно, что в некоторых учебных заведениях по отношению к социо-игровым технологиям наблюдается такая печальная особенность. Учителя средней школы кивают на начальные классы: «Это у них есть время для движений, передвижений и различных перестановок. А у нас — программа, сложный материал, график про­верок! Наши же ученики — ничего не понимают, не знают, не помнят и не хотят. Но когда-нибудь, конечно, попробуем».

Учителя же начальных классов, в свою очередь, указуют на воспитателей детских садов: «Хлопать в ладоши, топать ногами, замирать — на всё это у нас ну просто нет времени! Вот в детском саду — там все условия!»

Воспитатели же детских садов (ещё не начавших жить по-новому), потупив глаза, тихо шепчут: «Нам же к школе надо готовить, и так еле-еле успеваем. А этой ерундой нам заниматься некогда...»

Неужели круг навсегда замкнулся и выбраться из него нет никакой возможности?..

Отзывы

Загрузка комментариев...