"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
ЗНАНИЯ НЕОБХОДИМЫЕ ДЛЯ РАБОТЫ С ДЕТЬМИ В СЕМЕЙНОЙ ПСИХОТЕРАПИИ

вернуться к описанию книги

Дети в семейной психотерапии: практическая работа и профессиональное обучение.

Под ред. Джоан Дж. Зильбах

КАКИЕ ЗНАНИЯ НЕОБХОДИМЫ ДЛЯ РАБОТЫ С ДЕТЬМИ В РАМКАХ СЕМЕЙНОЙ ПСИХОТЕРАПИЙ ИЛИ ДЛЯ РАБОТЫ С СЕМЬЯМИ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ ДЕТСКОЙ ПСИХОТЕРАПИИ

Участнику программы повышения квалификации, желающе­му работать с детьми и их семьями, необходимо овладеть следу­ющими основополагающими знаниями в области индивидуаль­ного и семейного развития и поведения, прежде чем пытаться интегрировать обсуждаемые здесь подходы:

1)             индивидуальный жизненный цикл, в особенности вопросы детского развития;

2)      жизненный цикл семьи;

3)      теория семейных систем;

4)      влияние индивидуальной патологии на семью и семейного неблагополучия на индивида;

5)  постижение самого себя и своей родительской семьи.
Учитывая то огромное количество литературы, написанной
за последнее столетие о природе человеческого сознания и за пятьдесят лет о семейных системах, мы можем представить себе начинающего психотерапевта, подавленного непосильностью задачи овладеть всем этим массивом информации. К счастью, достижение совершенства не является необходимым условием для. начала работы, иначе на свете не было бы ни одного психо­терапевта. Становление психотерапевта представляет собой ди­намичный процесс развития длиной в целую жизнь. Предлагае­мое ниже обсуждение каждого из пяти пунктов может послу­жить руководством в процессе обучения психотерапевта, рабо­тающего с маленькими детьми и их семьями.

1. Индивидуальный жизненный цикл

Свои представления об индивидуальном развитии мы черпа­ем из опыта собственного взросления и жизни близких нам лю­дей. Человек, решивший стать психотерапевтом, сознательно анализирует историю своего и чужого развития. Вполне очевид­но, что именно личный опыт становится основой для наших пос­ледующих суждений по этому поводу. В этой связи трудно пере­оценить значение прохождения личной психотерапии самим пси­хотерапевтом, благодаря чему у него появляется возможность четко сформулировать и подвергнуть анализу в присутствии дру­гого человека свои идеи и представления. В то же время участие в образовательном процессе позволяет сравнить наши собствен­ные суждения с теми, что были сформулированы людьми, при­знанными великими мыслителями «„проницательными наблюда­телями. Специалисты, не проходившие личной психотерапии и игнорирующие тем самым свое собственное развитие, ставят сво­их клиентов в зависимость от изначально присутствующей у них и не подвергавшейся критическому анализу теории развития.

О некоторых великих мыслителях и проницательных наблю­дателях здесь стоит сказать особо. Зигмунд Фрейд был первым, кто описал стадии развития влечений. Отталкиваясь от работ Фрейда, Хайнц Хартман объясняет значение эго; Гринберг и Митчелл формулируют важнейшие положения теории объект­ных отношений. Хайнц Кохут детально прорабатывает теорию развития «Я». Анна Фрейд (1981), помимо своего вклада в тео­рию эго, создает концепцию линий развития, закладывая осно­ву для организации и практического использования огромного массива разнородной информации. Эта концепция позволяет проследить и дать оценку нормальному развитию индивидуума в соответствии с рядом линий, определенных ее отцом и други­ми исследователями.

Благодаря специалистам, работающим с детьми раннего воз­раста, идет постоянный процесс пополнения и уточнения нашего понимания развития. По понятным причинам здесь невозможно перечислить всех исследователей, внесших свой вклад в теорию развития. Свою задачу мы видим в том, чтобы показать возмож­ности использования этих открытий для организации представ­лений начинающего психотерапевта относительно индивидуаль­ного человеческого развития. Особо хочется подчеркнуть те ос­новные этапы, понимание которых совершенно необходимо для работы с детьми как в индивидуальном, так и в семейном контек­сте. Не вдаваясь в долгую Дискуссию о когнитивном развитии, можно сказать, что изучение детской коммуникации, в особен­ности игры, является основой для работы с детьми.

Катан описывает следующие характеристики детской верба­лизации (Katan, 1961).

A.  Вербализация впечатлений от внешнего мира предшеству­
ет вербализации чувств.

Б. Вербализация способствует усилению контролирующих функций эго над чувствами и влечениями.

B.   Вербализация позволяет эго различать желания и фанта­
зии, с одной стороны, и реальность, с другой. Короче го­
воря, вербализация ведет к интеграции, необходимой для
исследования реальности, что в свою очередь способству­
ет становлению вторичного процесса.

Развитие адекватной возрасту вербализации параллельно эмо­циональному развитию малыша является важной задачей как для его родителей, так и для психотерапевта. Дефицит речевых навы­ков, однако, не должен становиться препятствием для участия ребенка в индивидуальной или семейной психотерапии. Не сле­дует ставить знак равенства между задержкой речевого разви­тия и коммуникацией, тем самым лишая ребенка условий, необ­ходимых для развития и модификации его речи, обогащения и рас­ширения ее смысловых понятий. Вербализации предшествуют бессловесные средства коммуникации, которые, однако, никог­да не будут ею вытеснены, независимо от того, о какой стадии развития идет речь. Игра на протяжении всей жизни является важным невербальным средством коммуникации.

По мнению Хартера, игра занимает в детской психотерапии то же место, что и свободные ассоциации у взрослых (Harter, 1983). Винникотт называет игру «одной из форм коммуникации в психотерапии» (Winnicott, 1971). Игра является для ребенка ос­новным способом выражения его глубинных переживаний, при­чем в любых обстоятельствах. Пеллер применила эти наблюдения к теории развития, определив для каждого возраста основ­ные проблемы, с которыми приходится сталкиваться детям (Peller, 1954). Согласно ее схеме, центральной темой любой игры явля­ются объектные отношения в той или иной своей стадии, а сама игра представляет собой способ преодоления неосвоенных преж­де территорий в отношениях между «Я» и объектом. Немаловаж­но, что вся эта информация представлена в удобном для начина­ющего психотерапевта виде, что позволяет использовать ее для предсказания проблем и особенностей коммуникации, с кото­рыми предстоит встретиться в работе с ребенком того или ино­го возраста. Игра выполняет важную роль в семье, поддержи­вая ее здоровье и обеспечивая развитие. Игра с детьми в ходе психотерапевтической сессии повышает способность семьи к игровому взаимодействию, что само по себе является важным фактором в разрешении многих семейных проблем. В заверше­ние темы можно упомянуть о созданной Гриффом модели се­мейной игровой психотерапии, служащей дополнением к основ­ному курсу, в ней нашли свое отражение новейшие теории обу­чения взрослых (Griff, 1983). Этот короткий обзор дает представ­ление о том объеме знаний, который необходим для осуществ­ления диагностики, интервенции и наблюдения за ходом инди­видуального развития в процессе индивидуальной или семейной психотерапии.

2. Жизненный цикл семьи

Жизненный цикл семьи представляет собой совокупность предсказуемых и объективнр наблюдаемых стадий, через кото­рые проходят семьи на протяжении своего жизненного пути. Его можно сравнить с известной периодизацией индивидуальных фаз развития, описывающих жизненный путь отдельного чело­века. В жизненном цикле семьи обычно выделяют следующие стадии: создание супружеской пары; рождение первого ребен­ка; рождение второго и последующих детей; индивидуация чле­нов семьи; процесс сепарации, завершающийся отделением от семьи младшего из детей; жизнь пожилых супругов и в конце концов смерть одного из них, а затем и другого. Понимание жиз­ненного цикла семьи дает в руки начинающему психотерапевту инструмент для оценки семьи и наблюдения за динамикой ее изменений в процессе лечения, подобно тому, как знание эта­пов индивидуального развития помогает в индивидуальной пси­хотерапии. С помощью этой периодизации можно определить, на какой стадии находится семья и с какими типичными проблемами ей приходится иметь дело в данный момент. В литера­туре представлены многочисленные описания стадий развития семьи (Haley, 1973; Rhodes, 1977; Carter, 1980; Zilbach, 1986). Су­ществуют также версии описания жизненного цикла для семей с приемными детьми, а также семей, созданньф в результате повторных браков (Sager, 1981; 1983).

Как и в случае с индивидуальным развитием, наши представ­ления относительно жизненного цикла семьи начинают форми-, роваться еще в раннем возрасте. Эти представления, безуслов­но, окрашены нашим личным отношением к тем или иным со­бытиям. Изучение чужих описаний жизненного цикла помогает задать более общий контекст для нашего собственного опыта и представлений, позволяя сохранить существенное и отбросить малозначительное.

Ценность понимания жизненного цикла семьи можно проде­монстрировать на двух примерах из истории семьи Смит. Во-пер­вых, создание Джейн своей собственной семьи в возрасте соро­ка лет, вскоре после смерти ее родителей, было вызвано стрем­лением восполнить утрату и уменьшить скорбь, связанную с их кончиной. Таким образом, это событие является не просто от­ражением наметившейся общей тенденции к более позднему на­чалу семейной жизни, а представляет собой реакцию приспо­собления, последствия которой плохо предсказуемы. Рождение второго ребенка, представляющее собой нормативное событие жизненного цикла, стало серьезным испытанием для этой семьи. Обострилась депрессия у матери. Роль отца, как основного кор­мильца, и ранее дававшая почву для конфликтов, теперь еще больше усугубилась домашним положением матери, а также по­ведением дочери, испытывающей вполне адекватное чувство со­перничества к младшему ребенку и громко требующей к себе внимания. Опознать проблемы данной семьи, как «крушение» привычного хода событий, стало возможным благодаря знанию стадий нормативного жизненного цикла.

3. Теория семейных систем

Теория семейных систем с самого начала своего появления вызывала многочисленные споры, которые мешали ее адекват­ному восприятию. Частично эти разногласия происходили вслед­ствие отхода теории семейных систем от принятой в то время психотерапевтической модели в сторону объяснения и лечения индивидуальной патологии исходя из семейного контекста, за­частую, в лице многих своих сторонников, игнорируя индивиду­альную динамику. Другой причиной непонимания послужило употребление языковых выражений, никогда ранее не исполь­зовавшихся для описания человеческого поведения. Такие тер­мины, как «обратная связь», «входные и выходные данные», были прежде почти исключительно прерогативой физико-мате­матических наук.

Подобно концепциям «ид», «эго» и «суперэго», язык описа­ния семейных систем в случае его буквального понимания при­водит к недоразумениям, поскольку был создан в качестве ме­тафоры, позволяющей обсуждать сложные взаимоотношения внутри семьи. Надо сказать, что эти разногласия в значитель­ной мере были поддержаны самими семейными психотерапев­тами, поскольку выполняли «разграничительные функции», если использовать системный термин. Или же, как заметил бы пси­хоаналитически ориентированный наблюдатель, эти разногла­сия были использованы приверженцами нового направления для обретения собственной идентичности. Сейчас мы подошли к тому моменту, когда легитимность теории семейных систем уже не вызывает сомнений, а стало быть можно уменьшить накал борьбы. Более того, тот вклад в теорию, который внесло систем­ное направление, должен быть объединен с огромной базой зна­ний, накопленных теорией психодинамики, чтобы усилить наши возможности понимать и помогать другим людям.

Ниже перечислены базовые идеи, присущие системному мышлению. Семья является чем-то большим, чем просто сум­мой индивидуумов, которые ее составляют, а взаимодействия внутри нее носят уникальный, специфичный и повторяющийся характер, который эволюционирует с течением времени. Цепоч­ки причин и следствий внутри семьи, будучи усвоены ее члена­ми, превращаются в устойчивые паттерны взаимодействия. Если один из членов семьи меняется, происходят соответствующие изменения у всех остальных членов семьи. Наконец, если один из членов семьи объявляется проблемным, то симптом и даже сам факт его предъявления несут в этой семье смысловую и функциональную нагрузку.

В реальной работе осознание того, что любое взаимодействие между членами семьи несет в себе определенный смысл, позво­ляет не пропустить те из них, что проливают свет на существую­щие в семье правила и взаимосвязи.

В течение всей сессии с участием семьи Смит их дочь Сью­зен, которой исполнилось три с половиной года, время от времени говорила «пук, пук, пук», что было расценено как проявление ее невоспитанности и желание досадить родителям, Джейн и Митчеллу. Между тем, ее поведение указывало не только на задержку психического развития (ей вновь понадобились подгузники после рождения млад­шего брата) или на наличие в семье коммуникативных проблем (она постоянно вмешивалась в родительский разговор), но являлось в то же время отражением теку­щих семейных противоречий. В какой-то момент она по­просилась в туалет, куда и была препровождена психо­терапевтом по просьбе ее усталых родителей. После того, как Сьюзен опорожнила кишечник, психотерапевт спро­сила ее, не является ли ее «пук, пук, пук» желанием схо­дить на горшок. Девочка с готовностью согласилась. Ког­да о содержании этого разговора узнали родители, мать заявила, что Сьюзен регулярно ходит на горшок в это вре­мя дня, но матери никогда не приходило в голову, что сво­им поведением девочка просто сигнализирует о своей по­требности.

Этот случай отражает трудности, с которыми сталкиваются перегруженные заботами родители, пытаясь понять потребнос­ти своей дочери. На следующей сессии Сьюзен ни разу не сказа­ла «пук». Чрезмерный стресс, лишавший родителей последних сил, препятствовал нормальному восприятию ими сигналов трех­летней Сьюзен об одной из ее основных потребностей, вследствие чего они расценивали эти сигналы как нарушение поведения с ее стороны, что в свою очередь становилось удобной мишенью для разрядки их собственных разочарований. Если бы и дальше их диалог шел по такому руслу, Сьюзен перестала бы доверять сво­ему телу и его продукции, а также собственным переживаниям и взаимоотношениям. Она не смогла бы выработать надежные спо­собы сообщения о своих потребностях тем людям, от которых зависит, а следовательно, их взаимодействие было бы нарушено.

4. Влияние индивидуальной патологии на семью, и семейного неблагополучия на индивида

Взаимодействие симптомов, функционирующих на разных уровнях системы, представляет собой относительно мало иссле­дованную тему в литературе. Гершковиц и Канн предложили собственную модель интеграции психоаналитического подхода с те­орией семейных систем, где уровень психической организации каждого из членов семьи представляет собой зеркальное отра­жение способности семьи к самостоятельному функционирова­нию (Herschkowitz, 1980). Брайтон-Клегорн объединил психоло­гию личности с теорией семейных систем, чтобы продемонст­рировать, как в семье, рассматривающей ребенка в качестве «своей собственности» для удовлетворения насущных потреб­ностей, это отношение в дальнейшем проявится в виде личност­ных проблем этого ребенка (Brighton-Cleghom, 1987).

Исследование темы сопротивления помогает прояснению взаимоотношений между интрапсихическим и межличностным уровнями. Стрин отмечает, что сто лет назад Фрейд и Брэйер рас­сматривали сопротивление как интрапсихический феномен, ко­торый помогает пациенту избежать опасности, отделяя невыно­симые для него мысли от остальной психической реальности и даже от свободных ассоциаций, как будто эти идеи не являются частью их самих (Strean, 1985). По мнению Лернера, рассматри­вающего сопротивление с системной точки зрения, оно действи­тельно является отражением интрапсихических процессов и фе­номена переноса. Лернер указывает также на те ощутимые по­следствия, что наступают в семье клиента если последнему уда­ется избавиться от своего симптома.

Примером подобных последствий может служить хорошо из­вестный феномен созависимооти в семье алкоголика. Доволь­но часто, в тот период когда алкоголик воздерживается от упот­ребления спиртного, интрапсихические и межличностные про­блемы остальных членов семьи заметно обостряются. Другими словами, сопротивление изменениям может одновременно иметь как личностное, так и системное основание. Психоанали­тики рассматривают симптом как фактор стабилизации целого ряда интрапсихичееких компонентов. Однако влияние симпто­ма, по всей видимости, распространяется на внешний мир тоже: симптом может служить средством сохранения баланса как для самой личности, так и во взаимоотношениях внутри семьи.

5. Постижение самого себя и своей родительской семьи

Этот процесс, как справедливо было замечено, длится всю жизнь. Информацию по этой теме можно найти также и в других разделах данной главы (см., например, Бэннет, стр. 163— 177; Кра­мер, стр. 194-206).

10-4252

Другие статьи на тему психология семьи:

БОРЬБА В СЕМЬЕ ЗА ВЛИЯНИЕ НА РЕБЕНКА

Быть или не быть семье?

ТЕХНИКИ СЕМЕЙНОЙ ТЕРАПИИ

Детская психодрама в индивидуальной и семейной терапии

Задачи арт-терапии в семейном консультировании и психотерапии

ЗНАНИЯ НЕОБХОДИМЫЕ ДЛЯ РАБОТЫ С ДЕТЬМИ В СЕМЕЙНОЙ ПСИХОТЕРАПИИ

НЕПОБЕДИМОСТЬ ЖЕНЩИНЫ И ОТНОШЕНИЯ

Символическая формула отношений

Стадии семейных отношений

ИДЕАЛЬНЫЙ ПАРТНЕР: МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ

Психологическое здоровье семьи

Семья в кризисе

Синхронная карта семейных событий

Суть семейных отношений

Книги на тему психология семьи:

Практикум по групповой психотерапии детей и подростков с коррекцией семейного воспитания
Желдак И.

Приемная семья: психологическое сопровождение и тренинги
Гринберг С.Н., Савельева Е.В.

Мы и наши дети: как построить отношения в семье
Прохорова О.Г.

Обычные семьи, особые дети
Селигман М., Дарлинг Р.

Арт-терапия в работе с детьми из неблагополучных семей
Сучкова Н.О.

Воспитание ребенка с ограниченными возможностями здоровья в семье
Солодянкина О.В.

Дети в семейной психотерапии: практическая работа и профессиональное обучение
Под ред. Джоан Дж. Зильбах

Детская психодрама в индивидуальной и семейной терапии, в детском саду и школе: Пер. с нем.
Айхингер А., Холл В.

Семейная психотерапия детей с психосоматическими расстройствами (ЖКТ)
Билецкая М.П.

Социально-психологическая адаптация ребенка в обществе. Коррекционно-развивающие занятия
Семенака С.И.

Что делать, если ребенок... Психологическая помощь семье с детьми от 1 до 7 лет
Алексеева Е.Е.

Введение в психологию семейных отношений
Калинина Р.Р.

Ведьмы и герои: Феминистский подход к юнгианской психотерапии семейных пар
Полли Янг-Айзендрат

Зависимость: семейная болезнь
Москаленко В.

Как стать семейным психологом
Старшенбаум Г.В.

Консультирование семьи. Практическое руководство
Грюнвальд Б., Макаби Г.

Психологическое здоровье семьи
Торохтий В.С., Прохорова О.Г.

Психология и психотерапия семьи
Эйдемиллер, Юстицкис В.

Психология семейных кризисов
Олифирович Н.И., Зинкевич-Куземкина Т.А., Велента Т.Ф.

Психология семьи: учебное пособие
Андреева Т.В.

Сексуальные отношения: секс и семья с точки зрения теории объектных отношений
Эта статья была опубликована 25 декабря 2009 г..