"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
ВВЕДЕНИЕ В ПРОСТРАНСТВО КНИГИ "ПУТЕШЕСТВИЕ ГЕРОЯ"

Из книги: Путешествие героя: Путь открытия себя
Гиллиген С., Дилтс Р.

ВВЕДЕНИЕ В ПРОСТРАНСТВО КНИГИ

(Немного откровения от переводчика)

Книги можно писать и делать по-разному.

Мне нравятся живые книги.

И эта книга - ЖИВАЯ.

И не только потому, что в ней приведены стенограммы живого психоло­гического тренинга. А еще и потому, что она дает возможность пройти это путешествие героя вместе с авторами, что незримо присутствуют рядом, сто­ят за плечом... И в результате — измениться, многое понять в себе и открыть.

Каждая книга должна что-то пробудить в душе у читателя. Иначе — зачем их писать?

Эта книга задела меня за самые глубокие ниточки души, духа, взбаламу­тила, перевернула... Впрочем, такими и должны быть живые книги.

И мне тоже пришлось пройти свое путешествие героя.

И чуть ли не впервые за 30 лет своего бытия психологом-психотерапевтом, а также издателем и редактором мне захотелось сказать несколько слов чита­телю. Воспитанная в духе Карла Роджерса, я всегда оставалась, как говорят, — за кадром. Конечно, я и так много сказала на страницах этой книги, переводя ее — буквально nepe-водя книгу из одного языкового пространства в другое — в том ЕДИНОМ ПОЛЕ, в котором все мы с вами присутствуем...

Однако вопрос не в том, ЧТО я хочу сказать — для этого потребовалось бы очень много места, а в том, — что я не могу НЕ сказать.

Живые книги делаются долго — они вынашиваются, поглощая все твое существо... каждая строчка и каждое слово проверяются на отточенное зву­чание, на резонанс, на воздействие... А читаться они должны легко!

Ведь вся книга авторов была проникнута легкостью, игрой, лиризмом, несмотря на то, что это живой психотерапевтический процесс, в котором по ходу тренинга люди менялись прямо на глазах. И этот стиль мне предстояло сохранить, чтоб воссоздать у читателя эффект живого присутствия. О боги!

При этом книга насыщена ссылками на других авторов, и каждый из них _ величина: Эриксон, Бейтсон, Кэмпбелл, Соме, Рот, Пирсон, Грэм. Но все их теории Стивен и Роберт легко показывают на себе — в действии. И все теории у них каким-то непостижимым образом оказываются интегрированы друг с другом. И все они переплавлены в единую методику, восходящую фи­лософскими корнями к буддизму и даосизму, и ей можно воспользоваться -просто читая книгу! Как такое возможно?

И ответ на это только один: мы все — в едином поле, и раскрывая порож­дающее пространство, мы получаем возможность для осознания проис­ходящего, для интеграции в целое и для рождения нового!

При этом в книге оказалось много поэтических строк, которые авторы с великим искусством вплетали в живую канву тренинга, чтобы метафоричес­ки высветить смысл сказанного, обращаясь к высотам поэзии, а на самом деле — к высотам человеческого духа, откуда и пишутся все поэтические строки, - чтобы показать дорогу за ними идущим.

Справедливости ради, стоит заметить, что все стихи в английском ори­гинале, в нашем понимании (людей, воспитанных на пушкинской поэзии), стихами не являлись, — там совершенно отсутствовала рифма, а часто и ритм. Но это была поэзия! Схимонах Силуан Афонский выразил это так: «Написанное Святым Духом можно прочесть только Святым Духом».

И вот, после стольких психологических тренингов, я неожиданно оказа­лась на пороге своего нового путешествия. Жизнь поставила меня перед вы­бором: книгу надо выпускать, НЛП я никогда не увлекалась, ну а переводы стихов... их или не было вовсе, а если и было — то... или психологически смысл не тот, или строка, использованная в тренинге, потеряна, изменена — в угоду рифме, поскольку при слове стихи — у нас привычка рифмовать сказанное. Я же вовсе не поэт, а прежде всего — психолог... И не рифмы меня волнуют, а как сохранить у читателя эффект присутствия на тренинге.

Но почему мне приходится это делать? По жизни я привыкла спрашивать совета у бессознательного. Ответ не замедлил придти: я новое лицо и не связана стереотипами в этом профессиональном цеху — ни в поэзии, ни в поле НЛП.

Так что моя задача оказалась намного трудней: не просто перевести книгу, как принято, а заново открыть и для себя, и для других все смыслы, туда вложенные... И этот вызов я приняла. (Так, в частности, в книге появились покровители, и я очень рада, что мои коллеги приняли этот'термин! Были и другие находки, но покровители — самая важная!)

И, перемещаясь по книге вместе с авторами, делая буквально шаг за шагом все, что делали они — центрируясь, вдыхая и выдыхая, открываясь в поле, выходя в порождающее пространство и держа свой канал открытым — я поняла: могу попробовать и со стихами... И, увлекшись, я перевела их так, как прочла — своим духом.

В результате мое личное путешествие стало для меня уникальным, транс­цендентным опытом, позволившим выйти за горизонты привычного... И, на­чав говорить под влиянием Марты Грэм, я ощутила с собою рядом... дыхание Руми... аромат одиночества Хафиза... очарование любви Каммингса... Элиот, Вагонер, Байт, Лоуренс, Рильке, Уолкотт, Вильямсон... каждый оставил мне что-то свое... и похоже — процесс не прекращается... Позже мои коллеги тоже стали приносить мне найденные ими строки, наверное, чтобы я не мучилась. Спасибо им. Но это был ДРУГОЙ процесс...

Тем не менее два из найденных действительно прелестны - и по форме, и по смыслу. И это действительно СТИХИ. Не могу не привести их здесь. Первое - это перевод Йейтса Яном Пробштейном:

Как пугало в обносках, вот старик,

Но лишь душа проглянет из обличья,

Запев, захлопает в ладоши вмиг

Ничтожество исполнится величья.

Второе, которое никак не хотело находить своего автора даже в англий­ском варианте, — оказалось «Гимном утренней заре» индийского поэта Ка-лидасы и для него есть прекрасный перевод Константина Бальмонта.

Смотри, перед тобою день,

В нём жизнь, что самой жизни жизнь,

В его коротком беге

Все истины и правды людского бытия:

Рост благодатный,

Деяний слава,

Величие побед.

Вчерашний день — лишь сон,

А завтра лишь виденье,

И только правильно прожитое сегодня творить способно

Из вчера - СЧАСТЛИВЫЙ сон,

Из завтра каждого видение НАДЕЖДЫ.

Всмотрись, как следует, всмотрись в сегодня!

И это будет гимном утренней заре.

Ну разве могу я сравниться с таким мастером слова и формы?

Моя задача была совсем иной. Ну, а мои поэтические переводы... они, конечно, белые и, может, неумелые... но они, как птенцы весной, держась за ветви строчек, никак не хотели улетать... цепляясь за весь текст менталь­но, эмоционально, энергетически...

Устав от этой внутренней борьбы и наконец открывшись к потоку жиз­ни, я поняла, что должна оставить все как есть. И не только чтобы правильно завершить свое полугодовое путешествие, но и показать читателям, что — возможно ВСЕ! И что мы сами и есть то ПОРОЖДАЮЩЕЕ ПОЛЕ, которое объединяет противоположности. Надо только увидеть то, что ты должен сде­лать именно сегодня. А потому — смотри на этот день! И каждый раз смотри на каждый день. И просто иди дальше... Так и родилось это предисловие.

И в то время как я пишу эти строки; другие — буквально выпорхнули из-под моей руки, и я не знаю кто, — но кто-то же это сказал:

Ну вот и все, закончен день...

И в этом мире все прекрасно!

Хотя иные бросят тень

На то что жил ты,— безучастно...

На то что жил,

Что ты любил...

Что ты ДЫШАЛ... -

 

Слова вдыхал -

Пере-водил.

И... выдыхая...

Резонанс ловил...

Иотзвук,

Отклик

Той души...

Далекой, ждущей и зовущей...

Чтоб сделать сказанное ясным...

Да ну их, - пусть... Ты сделал ДЕЛО - и прекрасно! Ну, а непониманья грусть Рассеется в улыбке ясной...

И я не могу не выразить своей признательности моим коллегам — Миха­илу Гордееву и Анне Круговой, так терпеливо, с почтением и пониманием ожидавшим, пока «созреет» текст и книга наконец родится...

Еще я благодарна своим детям, им было нелегко — ведь все мои ресурсы были поглощены книгой и для них совсем не осталось места, но они терпе­ливо ждали, когда я вернусь из этого путешествия по пространствам.

И особая благодарность моей дочери - Кристине, моему бессменному по жизни редактору, которая обладает не только даром хорошего, едкого лите­ратурного критика (с позитивной энергией воина!), но и по жизни является одним из моих ангелов-хранителей.

Еще я благодарна судьбе за возможность совершить это путешествие. У меня были отличные учителя — и в психологии, и в литературе — и все они остаются моими хранителями до сих пор. Спасибо им! Спасибо всем моим музам, хранителям и покровителям!

И я знаю, что несмотря ни на что книжка получилась отличная, все у меня в душе ликует и поет! Ну, а если она зацепит вас за живое, так это — здорово!

Спасибо Стивен! Спасибо Роберт! Я просто влюбилась в вашу книгу!

И я счастлива, что мне довелось какое-то время своей жизни — звучать, хоть и на расстоянии, но, надеюсь — в полном резонансе с вами и вашими живыми героями.

Это прекрасная, восходящая к самым высотам человеческого духа и са­мое главное — очень практическая книга.

Может быть я что-то предваряю своим предисловием, но в любом случае У меня есть надежда, что предисловие, если и читают, то чаще — после про­чтения книги. Так что, когда вы, читатель, к нему вернетесь, вам многое уже станет ясно и без моих слов.

Так что вперед! В ваше путешествие героя!

И держите свой канал открытым!

 

Эта статья была опубликована 13 апреля 2012 г..