"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
ВОЗРАСТНЫЕ СТРАХИ

вернуться к описанию книги

Детские страхи: куклотерапия в помощь детям. Татаринцева А.Ю.

ВОЗРАСТНЫЕ СТАХИ

     Существует предположение, что возрастные страхи в некото­рой степени отражают исторический путь развития человека. Страх — неотъемлемое звено в эволюции человеческого рода, так как всегда предотвращал слишком опасные для жизни, без­рассудные и импульсивные действия. Как в процессе становле­ния человечества менялись и присущие человеку страхи, так направленность детских страхов изменяется по мере взросле­ния ребенка.

    Как и человек на ранних ступенях своего социального разви­тия, ребенок первых лет жизни боится всего нового и неизвест­ного, одушевляет предметы и сказочные персонажи, опасается незнакомых животных и верит, что он и его родители будут жить вечно. Постепенно психологическая структура страхов усложня­ется. Это происходит вместе с приходящим умением планиро­вать свои действия и предвидеть действия других, появлением спо­собности к сопереживанию, чувством стыда, вины, гордости и самолюбия. Эгоцентрические, основанные на инстинкте само­сохранения, страхи дополняются социально опосредованными, затрагивающими жизнь и благополучие других людей.

Хотя рефлекторные реакции типа беспокойства (в ответ на громкие звуки или потерю равновесия) наблюдаются у новорожденных с первых дней жизни, психологи не пришли к еди­ному мнению относительно возраста, с которого у ребенка воз­никает чувство страха, присущее человеку с полностью сфор­мированной психикой. Большинство исследователей полагают, что говорить о «настоящем» страхе у детей можно только с б месяцев, так как он требует определенного когнитивного раз­вития, включая способность к прогнозированию испытанной однажды опасности [Захаров А. И., 2007].

Начиная со второго года жизни, постепенно растет, становясь значительным, страх наказания со стороны родителей, который обусловлен возросшей активностью детей и запретами со сторо­ны взрослых. Возникают страхи животных. В этот же период час­то имеет место страх разлуки с родителями (особенно с матерью). Наиболее часто этот страх проявляется вечером, когда мать остав­ляет ребенка одного в кровати. В этом случае следует бурная эмо­циональная реакция, сопровождаемая слезами. А. И. Захаров по­лагает, что страх одиночества при засыпании достигает максимума позднее—в возрасте 3—4 лет. Он ука­зывает, что для этого возраста харак­терна триада страхов: одиночества, темноты и замкнутого пространства. Кроме того, в этот период достигают своего максимума страхи воды и вра­чей. К наиболее существенным источ­никам страха перед лечением и вра­чами у детей и взрослых относится собственный опыт общения с меди­цинскими работниками, неприятные впечатления, связанные с обследова­нием и лечением

В 2-летнем возрасте у ребенка может появиться фобия, за­ключающаяся, например, в страхе перед злым волком. Причи­ной ее возникновения чаще всего служит слишком резкое, аг­рессивное поведение отца, его угрозы и наказания. Если ребенку уже исполнилось 3 года, то подобный страх перед волком,  перед его зубами, символизирующими   укус, может быть особенно силен. Ведь   именно в этом возрасте дети четко осознают, что они боятся боли, крови, уколов.

В 3—5-летнем возрасте у детей также может развиться боязнь замкнутого пространства Чаще всего она наиболее ярко проявляется у детей в возрасте 3 лет, сочетаясь с характерными для такого возраста страхами перед некоторыми отрицательными сказочными героями. Причиной появления дан­ного страха служат многочисленные запреты взрослых, формиру­ющие в сознании малыша своего рода замкнутое психологичес­кое пространство вокруг него.

В 5—6 лет может появиться фобия, выражающаяся в страхе перед какими-либо катастрофами, ведущими к гибели мира, — нападением инопланетян, войнами, ядерными взрывами, навод­нением. К этому же виду фобий относится и боязнь нападения бандитов, хулиганов. В основе всех перечисленных противоре­чивых страхов лежит, прежде всего, боязнь смерти, сочетающа­яся с испытываемым малышом чувством незащищенности. Дан­ная фобия способна проявиться в том случае, если родители (особенно отец) требуют от ребенка большей самостоятельно­сти, чем та, на которую он способен.

У дошкольников особенно распространены так называемые «медицинские» страхи. Это паническая боязнь уколов, боли, врачей, операций. Чаще всего подоб­ные страхи развиваются у чувствитель­ных детей, которых при попадании в больницу охватывает непередавае­мое словами чувство обреченности. Можно также отметить детский страх, способный стать фобией, за­ключающийся в боязни различных мифических, сказочных или мульти­пликационных персонажей, приви­дений, инопланетян, чудовищ, мон­стров, зомби и т. д. Немаловажную роль в этом играют средства массовой информации. Так, частый просмотр американских мультфильмов может привести к появлению и развитию раз­нообразных детских страхов.

Вот что говорит об различиях советских и современных зару­бежных мультфильмов И. Я. Медведева «Раньше был Чебураш­ка, а теперь черепашки! Тоже приключения, и тоже сказочные. И даже хорошо кончаются... А если мы сравним героев этих ска­зок? Главные свойства Чебурашки — наивность, обезорркивающее обаяние ребенка. Черепашек ниндзя наивными не назовешь. Это "крутые парни", которые "молотят" своих противников на­право и налево. В борьбе со злом Чебурашка вместе с Геной изоб­ретает разные хитрости. У Черепашек все определяет физическая сила, физическая схватка со злом. Кровь льется рекой, "трупы на­валены штабелями". Зло уничтожается буквально.

Кстати, представители зла в "Чебурашке" и "Черепашках" су­щественно разнятся. Проворная, смешная Шапокляк "пакос­тит" по мелочам, ее хитрости ничего общего не имеют с наси­лием. При этом она "по-своему несчастна", а значит, к ней можно найти подход. Закованный в сталь Шредер ужасен. Он — некое Абсолютное Зло, к которому не найти никакого подхода, кро­ме "радикального". Он готов уничтожить весь мир.

Отечественные режиссеры и книжные графики старались юмористическим изображением уравновесить "злодейскую сущность" сказочных чудовищ. Вполне вероятно, что западные дети и вампиров воспринимают юмористически, они к такому восприятию подготовлены национальной культурой. Ни стару­ха Шапокляк, ни Карабас Барабас, ни Бармалей не могут вы­звать у ребенка "запороговый" страх. А Шредер, вампиры и при­ведения — могут!» [Медведева И. Я., Шишова Т. Л., 1994, с. 84].

Подобный страх чудовищ способен на самом деле скрывать боязнь слишком деспотичных, авторитарных, давящих на пси­хику ребенка родителей или близких родственников (бабушек, дедушек), от которых ребенок может чувствовать зависимость. В 6—9 лет причиной боязни сказочных персонажей способен стать и появившийся у ребенка патологический страх смерти, на­шедший свое отражение именно в такой символической форме.

Страх смерти в этом случае выра­жен в завуалированной форме, и чтобы преодолеть ужас малыша, следует    определить первопричину страха Источником появления такой фобии способна стать атмосфера в доме, переживание смерти близкого человека или   даже животного, восприятие болезней   родителей и других родственников.

Наиболее часто старшие дошкольники испытывают страх смерти, который достигает своего апогея в 6—7 лет у детей, еще не посещающих школу. Боязнь умереть — это возрастное отражение формирующейся концепции жизни. Ее точка отсчета — рождение, тайна которого постигается в общих чертах к началу старшего дошкольного возраста, а концом — смерть, осознание неизбежности которой приходит впервые и проявляется соот­ветствующим страхом. Но подобная динамика развития мыш­ления, в свою очередь, представляет собой отклик на формиро­вание категорий времени и пространства. Это выражается умением определять в общих чертах время — далекое и близ­кое, воспринимать себя в состоянии постоянного возрастного развития, допуская, что оно как-то ограничено временем, то есть имеет свои пределы. В ответ на это и возникает страх смерти как аффективно-заостренное выражение инстинкта самосохра­нения.

Подобный страх чудовищ способен на самом деле скрывать боязнь слишком деспотичных, авторитарных, давящих на пси­хику ребенка родителей или близких родственников (бабушек, дедушек), от которых ребенок может чувствовать зависимость. В 6—9 лет причиной боязни сказочных персонажей способен стать и появившийся у ребенка патологический страх смерти, на­шедший свое отражение именно в такой символической форме.

Страх смерти в этом случае выра­жен в завуалированной форме, и чтобы преодолеть ужас малыша, следует    определить первопричину страха Источником появления такой фобии способна стать атмосфера в доме, переживание смерти близкого человека или   даже животного, восприятие болезней   родителей и других родственников.

Наиболее часто старшие дошкольники испытывают страх смерти, который достигает своего апогея в 6—7 лет у детей, еще не посещающих школу. Боязнь умереть — это возрастное отражение формирующейся концепции жизни. Ее точка отсчета — рождение, тайна которого постигается в общих чертах к началу старшего дошкольного возраста, а концом — смерть, осознание неизбежности которой приходит впервые и проявляется соот­ветствующим страхом. Но подобная динамика развития мыш­ления, в свою очередь, представляет собой отклик на формиро­вание категорий времени и пространства. Это выражается умением определять в общих чертах время — далекое и близ­кое, воспринимать себя в состоянии постоянного возрастного развития, допуская, что оно как-то ограничено временем, то есть имеет свои пределы. В ответ на это и возникает страх смерти как аффективно-заостренное выражение инстинкта самосохра­нения.

Подобный страх чудовищ способен на самом деле скрывать боязнь слишком деспотичных, авторитарных, давящих на пси­хику ребенка родителей или близких родственников (бабушек, дедушек), от которых ребенок может чувствовать зависимость. В 6—9 лет причиной боязни сказочных персонажей способен стать и появившийся у ребенка патологический страх смерти, на­шедший свое отражение именно в такой символической форме.

Страх смерти в этом случае выра­жен в завуалированной форме, и чтобы преодолеть ужас малыша, следует    определить первопричину страха Источником появления такой фобии способна стать атмосфера в доме, переживание смерти близкого человека или   даже животного, восприятие болезней   родителей и других родственников.

Наиболее часто старшие дошкольники испытывают страх смерти, который достигает своего апогея в 6—7 лет у детей, еще не посещающих школу. Боязнь умереть — это возрастное отражение формирующейся концепции жизни. Ее точка отсчета — рождение, тайна которого постигается в общих чертах к началу старшего дошкольного возраста, а концом — смерть, осознание неизбежности которой приходит впервые и проявляется соот­ветствующим страхом. Но подобная динамика развития мыш­ления, в свою очередь, представляет собой отклик на формиро­вание категорий времени и пространства. Это выражается умением определять в общих чертах время — далекое и близ­кое, воспринимать себя в состоянии постоянного возрастного развития, допуская, что оно как-то ограничено временем, то есть имеет свои пределы. В ответ на это и возникает страх смерти как аффективно-заостренное выражение инстинкта самосохра­нения.

Подобный страх чудовищ способен на самом деле скрывать боязнь слишком деспотичных, авторитарных, давящих на пси­хику ребенка родителей или близких родственников (бабушек, дедушек), от которых ребенок может чувствовать зависимость. В 6—9 лет причиной боязни сказочных персонажей способен стать и появившийся у ребенка патологический страх смерти, на­шедший свое отражение именно в такой символической форме.

Страх смерти в этом случае выра­жен в завуалированной форме, и чтобы преодолеть ужас малыша, следует    определить первопричину страха Источником появления такой фобии способна стать атмосфера в доме, переживание смерти близкого человека или   даже животного, восприятие болезней   родителей и других родственников.

Наиболее часто старшие дошкольники испытывают страх смерти, который достигает своего апогея в 6—7 лет у детей, еще не посещающих школу. Боязнь умереть — это возрастное отражение формирующейся концепции жизни. Ее точка отсчета — рождение, тайна которого постигается в общих чертах к началу старшего дошкольного возраста, а концом — смерть, осознание неизбежности которой приходит впервые и проявляется соот­ветствующим страхом. Но подобная динамика развития мыш­ления, в свою очередь, представляет собой отклик на формиро­вание категорий времени и пространства. Это выражается умением определять в общих чертах время — далекое и близ­кое, воспринимать себя в состоянии постоянного возрастного развития, допуская, что оно как-то ограничено временем, то есть имеет свои пределы. В ответ на это и возникает страх смерти как аффективно-заостренное выражение инстинкта самосохра­нения.

О том, что ребенок боится смерти, можно догадаться по на­личию других, тесно связанных с этим, страхов, прежде всего, испытываемых во сне (страшных снов), страхов нападения, огня и пожара, страха заболеть (у девочек) и боязни стихии (у маль­чиков).

Появление страха смерти означает постепенное завершение «наивного» периода в жизни детей, когда они верили в существо­вание сказочных персонажей, бессмертие, чудесные явления и многое другое, с чем теперь приходится расставаться. Например, исчезновение страха перед Кощеем Бессмертным в старшем до­школьном возрасте свидетельствует о том, что он стал «простым смертным» в представлении детей и потому перестал пугать их. Категория смерти в 6—7 лет — это жизненная реальность, кото­рую ребенок должен признать как нечто неизбежное в его жиз­ни. Но именно нежелание признать это сразу и порождает страх, означающий, по существу, эмоциональное неприятие «рацио­нальной» необходимости умереть. В старшем дошкольном возрасте в связи с поступлением в школу меняется и характер стра­хов детей: на первое место выходят страх опоздания (в более широком смысле — это боязнь порицания за наруше­ние социальных норм) и страх смерти родителей.

Начало посещения школы подводит своеобразную черту под концепцией жизни и смерти, превращая последнюю, как уже пережитое чувство, в единую концепцию жизни. Новая соци­альная позиция школьника способствует переключению вни­мания на познание более конструктивных целей. Вот почему уже с первого класса страх за свою жизнь перестает звучать как аффект или мысль, вызывающая беспокойство. Однако у эмо­ционально чувствительных детей подобный страх может давать о себе знать в виде необъяснимой для окружающих боязни по­койников, скелетов.

У младших школьников наблюдается страх перед шко­лой, особенно если в начале учитель был несправедлив к ре­бенку, ругал его или наказывал. Некоторые дети по утрам уходят из дома, но не идут в шко­лу, а бродят по улицам, затем, опа­саясь наказания, убегают или уез­жают из дома. У некоторых детей утрачиваются навыки опрятно­сти, появляются дневной энурез, экопрез.

У школьников возникает страх загрязнения, острых предметов, страх и тревога за здоровье родите­лей. В более старшем возрасте по­являются ипохондрические страхи, кардио- и канцерофобии (страхи сердечных и раковых заболеваний) и другие. У школьников очень распространены ритуалы, выполняющие функцию защи­ты от навязчивых страхов и опасений. Например, при страхе заражения ребенок постоянно моет руки. Ритуалы могут но­сить и символический характер, когда ребенок, чтобы избежать предполагаемой опасности, совершает сложные действия.

В подростковом возрасте ведущими являются страхи войны, смерти родителей, своей смерти, нападения и пожара. Обоб­щая эти данные, А. И. Захаров отмечает преобладание в до­школьном возрасте страхов, исходящих из инстинкта самосо­хранения, в то время как в подростковом возрасте нарастает удельный вес социальных страхов.

Эта статья была опубликована 14 января 2010 г..
Товары, связанные с данной статьёй:
Детские страхи: решение проблемы в условиях детского сада
Детские страхи: решение проблемы в условиях детского сада
Поиск книг
по названию
по автору
по издательству
 
Вход




Действующая скидка
Отрывки из книг
Межрегиональная Ассоциация психологов-практиков "Просто Вместе"

АНО «Больничные Клоуны»