"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
ВЕЩИ И ЛЮДИ

Из книги: Жизненное пространство семьи: объединение и разделение
Нартова-Бочавер С. К., Бочавер К. А., Бочавер С. Ю.

Вещи и люди

Личные предметы как психологически значимый объект изучались историей материальной культуры, а в рамках нашей науки, к сожалению, им не уделялось достаточного внимания. В отечественной традиции объекты рассматриваются традиционно как орудия деятельности, а не символы личности. Между тем функции вещей и способов общения, которые осуществляются при их помощи, намного более разнообразны. Вещи также обладают разной степенью интимности по отношению к их владельцу. Например, имение или яхта, по мнению У. Джемса, служат поддержанию статуса в большом социуме, в то время как одежда — это символ эмоциональной защищенности и личной идентичности. Герой романа Дины Рубиной «Белая голубка Кордовы» узнает правду о себе и о своей семье только после того, как ему удается прочитать надпись на старинной чаше, идентичной той, которую хранила его тетка как самую главную семейную реликвию.

 

Упражнение 10

Какие три предмета кроме жизненно необходимых взяли бы вы с собой на необитаемый остров? Почему? Попросите ответить на этот вопрос членов своей семьи. Если бы и впрямь сложилась эта воображаемая ситуация, смогли бы вы прожить там некоторое время? Взяли бы вы разные или одинаковые вещи? Общего пользования или свои личные? Ответив на эти вопросы, вы сможете оценить потенциальную сбалансированность и жизнестойкость своей семьи.

 

Что же делает неживые, вторичные, нами самими созданные вещи полноправными участниками человеческой жизни? Тому есть много причин.

Как ни странно, мы любим уподоблять вещи людям, пытаемся найти в них нечто человеческое, смотрим на автомобиль и видим выражение его «лица» — простодушное у Запорожца, закрытое восточное у Нексии, агрессивное у Лендровера в наморднике.

Взаимодействуя с вещами, мы склонны наделять их человеческими качествами — шкаф наскакивает, мясорубка строптива.

«Меня не любят вещи. Мебель норовит подставить мне ножку. Какой-то лакированный угол однажды буквально укусил меня. С одеялом у меня всегда сложные взаимоотношения. Суп, поданный мне, никогда не остывает. Если какая-нибудь дрянь — монета или запонка падает со стола, то обычно закатывается она под трудно отодвигаемую мебель. Я ползаю по полу и, поднимая голову, вижу, как буфет смеется».

(Ю. Олеша «Зависть»)

Одушевление предметного мира — типичная особенность архаичных культур и детей, и «Мойдодыр» с его «А мочалка словно галка…» представляет собой идеальную подстройку к детской психике. Большинство иллюстраций к детским книжкам одушевляет вообще все неживое — грибы, луна и солнце, столы и стулья вполне могут иметь глаза и уши, и хотя на взрослых это производит несколько шизофреническое впечатление, детьми воспринимается как совершенно нормальное. Но и взрослые также иногда общаются с вещами, как если бы они могли их видеть и слышать.

Люди часто склонны отождествлять себя с вещью, особенно значимой. В современной культуре некоторые вещи приобретают особое положение — такие, как компьютер или автомобиль. Первые, занимающие несколько комнат ЭВМ человеку, далекому от программирования, было трудно наделить индивидуальными качествами. Однако в профессиональных кругах они сразу же начали называться человеческими (преимущественно женскими) именами и стали объектом личностных, эмоциональных отношений. Желание заменить стандартную заставку Windows «Приветствие» сердечным «С добрым утром, Анечка!» тоже говорит об ожиданиях хозяйки компьютера — где он или она, которые бы произнесли свое «С добрым утром»? Только верный железный друг не подведет, если не забыть ему самому вовремя об этом напомнить…

Особым для современного человека предметом является и автомобиль. Автомобиль — многофункциональный объект, поэтому его роли могут быть различными. Для кого-то это любовница, на излете лет заменившая собой череду вполне реальных возлюбленных, для кого-то — дом на колесах, в котором приятно находиться по пути на работу и можно задержаться после работы. Наличие автомобиля в семье расширяет возможности и создает комфорт, позволяя, например, более легкие и приятные путешествия по сравнению с общественным транспортом. Автомобиль дает (увы, иллюзорное!) чувство защищенности и уединенности, что, впрочем, тоже уже исчезает, поскольку в мегаполисе все чаще можно оказаться в автомобильной пробке по соседству с кем-то из знакомых. Или даже познакомиться впервые.

Автомобиль, автобус могут становиться в один ряд с действующими героями, как, например, Карл в «Трех товарищах» Ремарка, безымянный автобус в «Заблудившемся автобусе» Дж. Стейнбека, «Тойота-Королла» в одноименном романе Э. Севелы.

По данным немецких психологов, для мужчин, особенно молодых, автомобиль определенно является предметом идентификации: агрессивное вождение наблюдается у тех, для кого значим образ мачо и чья машина имеет мощный двигатель. Поэтому мужская манера водить автомобиль очень часто представляет собой демонстрацию силы, содержит много соперничества и желания обольщать женский пол. Очевидно, что этот феномен основан на идентификации собственной маскулинности с мощностью предмета-заместителя, причем эта связь особенно сильна у молодых водителей, в то время как более взрослые и опытные рассматривают автомобиль всего лишь как средство передвижения, не идентифицируясь с ним. Мужчины в годах знают, что в любви автомобиль не помощник.

Интересно, что исследование агрессивного вождения у женщин обнаружило более мягкие и гибкие связи личностных особенностей и стиля вождения: оказалось, что агрессивно водят те женщины, которым вообще присуща агрессивность в поведении, а женственный характер исключает склонность к агрессии на дороге. Таким образом, идентификация с автомобилем у женщин, возможно, также имеется, однако она не такая буквальная, как у мужчин. Однако в целом, безусловно, замещающая роль личных предметов позволяет объяснить многие факты фетишизма.

Вещи могут замещать собой людей, недостающие способности, психологические качества. Например, очень часто подарки не дополняют, а замещают собой любовь и уважение. Точно так же стремление к приобретению новых вещей, импульсивные покупки, часто говорит об энергетической и эмоциональной истощенности, ведь для многих людей покупки — это самый простой способ доставить себе радость. Интерес к покупкам может использоваться как косвенный показатель микроклимата: в гармоничных хорошо сбалансированных семьях нет избыточного стремления к покупкам, вещи не служат поводом к общению, которое происходит естественно и интересно.

Итак, вещи либо открыто, либо негласно участвуют в жизни семьи. При этом противопоставление «недвижимость — движимость» имеет гендерную окраску. Для мужчин территория — это место, для женщин — скорее вещь. Если мужчина хочет иметь всегда дружественную среду, он купит квартиру или построит дом, поставит железную дверь и будет избирательным в выборе гостей. Женщина может пожить и в старой квартире, однако если гости будут пользоваться ее косметикой, — это стресс. И содержимое дамской сумочки тоже всегда интимно. У мужчин также есть особо значимые предметы (по наблюдению авторов, в основном фонарики и ножики, в мечтах — ружье или пистолет), нечасто используемые, хотя и функциональные знаки самовыражения их «внутреннего ребенка».

Эта статья была опубликована 21 мая 2012 г..