"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
ВЕЩИ В ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ ОБЩЕНИИ

Из книги: Жизненное пространство семьи: объединение и разделение
Нартова-Бочавер С. К., Бочавер К. А., Бочавер С. Ю.

Вещи в человеческом общении

Помимо одежды, существуют и другие значимые для человека индустриальной культуры предметы — автомобили, компьютеры, мобильные телефоны. Все они могут рассматриваться как средство самоутверждения; они нередко одушевляются их владельцами, наделяются личными качествами, и пропажа или ущерб, нанесенный этим вещам, может переживаться как насилие.

Язык вещей лишь недавно начал изучаться в научной психологии, однако некоторые работы все же появляются. Так, вещи связывают с территориальным поведением и рассматривают как один из специфически человеческих маркеров личной территории; для людей обладание объектами нередко равноценно обладанию местом (Altman, 1975). Дети не считают место в кровати или за обеденным столом «своим», если там нет их вещей. То же наблюдается и у взрослых. Не только дом — это «крепость» человека, но и автомобиль, ручка, одежда, книга. Путешествуя по миру, человек делает его своим благодаря личным вещам; больной в больнице окружает себя своими вещами или вспоминает о доме, то есть делает это во внутреннем плане. Прошлое и настоящее, домашнюю территорию и чужое место связывают «переходные объекты», они же могут разделять свое и чужое.

«Правда, вы скажете, есть выход: если не с кем поговорить, можно газету почитать, в книжку заглянуть. Ах, газеты! В дороге не то, что дома. Дома у меня своя газета. К своей газете я привык, ну, примерно, как к домашним туфлям… С газетой точно так же, как с туфлями, хоть это и разные вещи. У меня есть сосед, живет со мной в одном доме, на одном этаже, дверь против двери. Он выписывает газету, и я выписываю газету. Он — свою, я — свою. Вот я и говорю ему: “Зачем вам отдельно выписывать газету и мне отдельно? Внесите свою долю, и выпишем вместе мою газету”. Послушал он меня и отвечает: “Отлично, внесите вы свою долю на мою газету”. Тогда я говорю: “Ваша газета — дрянь, а моя газета — настоящая газета”. — “Кто вам сказал, что моя газета — дрянь? А может быть, наоборот!” — “С каких это пор вы стали разбираться в газетах?” — говорю я. А он отвечает: “С каких это пор вы стали разбираться в газетах?” — “Э, — говорю я, — да вы просто нахал, с вами и разговаривать не стоит!” Словом, он остался при своей газете, а я — при своей. На этом дело и кончилось».

 (Шолом Алейхем «Железнодорожные рассказы»).

Вещи рассматриваются как полноправные части семейной системы (Lunt, Livingstone, 1991; Лунт, 1997). Проводя интервью с членами семей, исследователи обнаружили, что вещи часто выступают маркерами семейных отношений, используются для обозначения обязанностей и ролевых идентичностей, в качестве поощрения и наказания, выступают как предмет спора и средство управления. Отношение к человеку переносится на его имущество, и наоборот.

Хотелось быть ее чашкой,

Братом ее или теткой,

Ее эмалевой пряжкой

И даже зубной ее щеткой!..

Саша Черный

Суверенность мира вещей не зависит от экономического статуса социальной группы, к которой принадлежит человек: в условиях достатка в семье часто отмечаются феномены несвободы и «золотой клетки» — все есть, но выбрано не самим человеком, а предложено ему во владение другими, которые нередко еще и контролируют использование собственности. С другой стороны, в небогатых семьях дети с удовольствием носят вещи других членов семьи, и это тоже не нарушение суверенности, потому что здесь присутствует эмоциональное принятие.

Вещи не только используются, они также дарятся, покупаются и продаются. Так, всегда символичны подарки как послания, которые в неявной форме открывают получателю представление о том, каким его видит даритель. Подарок может выполнять несколько задач — располагать получателя по отношению к дарителю, быть способом избавления от ненужного предмета (возможно, и у вас найдется набор забытых в шкафу безликих подарков, по случаю оказавшихся в доме, причем, наверное, не в первом). Подарок фиксирует пока еще не развитые способности получателя — например, когда маленькому ребенку дарят велосипед, предполагают, что он скоро научится на нем ездить. Подарок может быть тайным, скрываемым, который невозможно продемонстрировать, и тогда он служит напоминанием о том не разделенном с близкими опыте, который бывает в жизни каждого человека.

И конечно, как и все на свете, подарок может унизить — попробуйте подарить женщине «Крем от морщин» или белье на размер больше того, что она носит, и вербальный пласт общения окажется излишним. Она поймет намек и ответит. Унизительны подарки, которые «нажимают» на потенциально травмирующие качества человека — такие, как возраст, способности, состояние здоровья. Подобные подарки лучше не дарить. То есть вещи участвуют в процессе общения, а часто и направляют его или содержат подтекст. И совершенно справедливо, что отказ принять подарок тоже представляет собой послание, смысл которого — нет, я не тот, каким вы меня видите, я хочу совсем иного, у меня другие склонности, привязанности и привычки. То есть это несогласие или даже обида на тот образ одариваемого, который существует у дарителя.

Вещи также и производятся. В зависимости от приложенных усилий и потраченного времени они могут использоваться как простые бытовые предметы, а могут приобретать статус оберега, знака, послания. Интересны истории специально, адресно изготовленных предметов, популярность которых все возрастает. Знаменитые свитера ирландских моряков не только защищали их от холода и влаги, они также помогали в случае, если утонувшего моряка нужно было опознать. Рисунки были всегда индивидуальны и принадлежали отдельному семейному клану. Все функциональные возможности (объемный — против холода, не очищенный от ланолина — против влаги), а также пожелания хорошего плавания эмоционально закладывались в сам процесс вязания, которое, конечно же, не могло происходить бесстрастно.

Лично изготовленные близким человеком, например, матерью, вещи и сейчас способны стать психотерапевтическим подарком, особенно в случае виктимности (склонности попадать в неприятные ситуации) у одариваемого человека. По мнению авторов, ремесла — это одна из психотерапевтических составляющих культуры, а все способные к ремеслам люди должны использовать свои таланты на благо семьи.

С вещами связаны и некоторые психологические нарушения, например, клептомания — бессознательное присвоение предметов, которыми обычно человек не пользуется потом, они ему не нужны, иначе он бы попросил их или купил. Но для клептомана основной драйв состоит как раз в том, чтобы присвоить чужое, даже с риском быть раскрытым.

Нередко и абсолютно здоровые люди приобретают вещи не для использования, а из любви к самому процессу приобретения, так называемому шопингу. Очень часто «шопинг-терапия» усиливает любопытство к жизни у людей в благополучном состоянии, дает энергию, открывает процесс восстановления самоуважения у женщин, переживших кризис расставания с мужчиной.

Эта статья была опубликована 21 мая 2012 г..