тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
ТВОРЧЕСТВО КАК АКТИВНОСТЬ БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО

Из книги: Психология детской одаренности. Савенков А.И.

ТВОРЧЕСТВО КАК АКТИВНОСТЬ БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО

К основным чертам творческого акта большинство специа­листов с незапамятных времен относят бессознательность, спон­танность, неподконтрольность разуму и воле. Многие творцы, ссылаясь на собственные ощущения, утверждали: несмотря на то что произведения сотворены ими лично, авторство тем не менее им не принадлежит. И отсылали любопытных либо, как В. Гюго, — к Богу, который якобы «...диктовал, а я писал», либо, как Н. Паганини, — к дьяволу, который его рукой столь блистательно ведет смычок по струнам. Иногда гении обходились и без таких уточнений, утверждая, что произведения создаются ими, но по­мимо их воли. Музыкальные строфы, сложные перипетии лите­ратурных сюжетов, волшебная музыка рифм, нестандартные дип­ломатические ходы или планы решающих сражений и даже науч­ные открытия порождены ими, но образом неведомым им самим. Широко известно высказывание Л.Н. Толстого о том, что он не в состоянии предвидеть судьбы своих героев и утверждение Микеланджело Буонаротти о том, что его молотом правит неведомая ему сила.

Конечно, мы можем сказать, что это всего лишь субъективные ощущения людей, доверять которым у нас нет особых оснований. Тем более ни для кого не секрет, что представители сферы искусст­ва ориентированы на мистику и мифотворчество, обладатели прак­тической одаренности (политики, полководцы, управленцы и др.) демонстративно суеверны и всегда были склонны окружать себя прохиндеями и мошенниками вроде астрологов, хиромантов, эк­страсенсов и пр. Но почему же такие творцы, как ученые, в силу особенностей своей деятельности стремящиеся к позитивному зна­нию, к рефлексии того, каким образом оно было получено, всегда вынужденные объяснять, как был открыт тот или иной закон при­роды, часто утверждают то же самое? Вероятно, происходит это потому, что в творчестве принципиально важна роль бессознатель­ного и главное таинство творчества в том, что его продукт вызре­вает и рождается далеко за пределами сознания.

Единственное, что может в ситуации творчества любой тво­рец, например, ученый — это с помощью научного метода дока­зать или опровергнуть добытую им идею, но о том, откуда она взялась у него в голове, он не знает и знать не может. Правда, не­смотря на это, под давлением жадных до сенсаций биографов и любящих парадоксальные сюжеты журналистов, писателей и обы­вателей, творцы-исследователи (а иногда и сами биографы) на­сочиняли массу легенд о том, каким путем к ним пришло озаре­ние. Один, видите ли, «погрузился в ванну и... эврика!», другому якобы «упало на голову яблоко», третьему «периодическая таб­лица приснилась во сне», четвертый, «наблюдая пищевое пове­дение морских звезд, породил теорию фагоцитоза» и т.п.

Психотерапевтическая функция подобных легенд и преданий очевидна, потому они и живут в культуре, бережно ей сохраняются и транслируются, но не стоит себя обманывать: никакого инстру­мента для осознания того, откуда взялась та или иная идея, у чело­века нет и не может быть. Да и сами эти легенды, несмотря на всю свою внешнюю простоту и кажущуюся правдоподобность, неспо­собны помочь в решении прикладных задач. Они не вооружают нас способами создания других творческих продуктов, не прояс­няют пути обучения творчеству. Механизма творчества они нам не раскрывают и инструмента созидания нового не дают. Совершен­но очевидно, что, поместив стремящегося к творчеству под ябло­ню, где уже начинают падать созревшие яблоки, и тем более уло­жив спать, в исследовательскую позицию его не поставишь. Как мы уже отмечали, ссылаясь на Я.А. Пономарева, творчество ста­новится возможным тогда, когда человек деятелен, активен и, глав­ное, сензитивен к побочному продукту своей деятельности.

В творчестве, по мнению В.Н. Дружинина, внешняя актив­ность не главное, она лишь экспликация продуктов внутреннего акта, наиболее важна здесь активность внутренняя, ментальная. Внутренняя активность предполагает создание идеального обра­за мира, в котором разрешена проблема отчуждения человека и среды (В.М. Вильчек). В творческом акте, в какой бы сфере он ни протекал — художественной, практической или даже научной — бессознательному отводится особая, доминирующая роль.

Признание этого факта заставляет задуматься над активно обсуждавшейся проблемой вдохновения. Если бессознательное доминирует в творчестве, то человек бессилен в плане самостоя­тельного стимулирования своей творческой активности, иначе говоря, существует проблема вдохновения или бессилия воли в момент творчества. Особенно много внимания уделялось рассуж­дениям о музах и вдохновении применительно к художественно­му творчеству. Творчество — занятие увлекательное, а творец все­гда переживает большой эмоциональный подъем. Но как дости­гается это состояние и надо ли ожидать, когда подъем наступит?

Многие ученые и люди искусства доказывали неразумность постановки таких вопросов. Например, Леонардо да Винчи, Иса­ак Ньютон, Томас Эдисон утверждали, что им вообще незнакомо состояние вдохновения. Об этом даже писали некоторые извест­ные деятели искусства. Наиболее ясно это выразил Петр Ильич Чайковский, говоривший о том, что работать нужно всегда, а вдох­новение является тому, кто умеет побеждать свое нерасположение.

Но вернемся к рассуждениям Дружинина. В процессе деятель­ности творчество разворачивается как непроизвольная активность психики, и человек оказывается совершенно неспособным управ­лять потоком образов, идей, ассоциаций. «...Сознание становит­ся пассивным экраном, на который человеческое бессознатель­ное отображает себя» {Дружинин, 1999. С. 162). Отсюда и боже­ственная, и «демоническая» атрибуции причин творчества.

Это явление имеет ряд следствий, проявляющихся в мышле­нии и поведении творцов. Одно из таких следствий — нередко на­блюдавшийся у создателей выдающихся произведений отказ от авторства. Коль скоро творец осознает себя не больше чем инстру­ментом в руках Бога, духа или дьявола и других сверхъестествен­ных сил, то возникает желание сказать, что «...я тут ни при чем». В.Н. Дружинин отмечает, что версия неличностного источника творческого акта проходит через пространства, эпохи и культуры. С этим связана и другая поведенческая особенность творцов — нередко наблюдаемое равнодушие, отвращение и даже враждеб­ное отношение к своим творениям. Вопреки утверждениям булга-ковских героев, горят рукописи, гибнут картины и фрески, оказы­ваются неопубликованными материалы эпохальных открытий.

Творец часто получает значительно большее удовлетворение от процесса творчества, чем от его результата, а при выполнении деятельностис определенной целью возникает иной эффект. Чем больше вложено усилий в достижение цели, тем выше оказыва­ется субъективная ценность полученного продукта. Отчасти в силу этого процесс творчества считается легким и приятным заняти­ем, а продукты творчества кажутся сделанными легко, просто, естественно. Но творцы в процессе создания своих произведений часто работают как каторжные, отказываясь от многих радостей жизни, нередко подвергают свой организм опасным перегрузкам. Леонардо да Винчи, создавая «Сикстинскую капеллу», едва не стал инвалидом, у К. Брюллова во время работы над «Последним днем Помпеи» отнялась рука, от систематических перегрузок компо­зиторы теряли слух, писатели — зрение. Несмотря на это, произ­ведения, созданные ими, кажутся сделанными легко и просто. Это характерно не только для художественного творчества: крупней­шие открытия и изобретения, как правило, также выглядят лег­кими, изящными и простыми.

Отсюда и два заблуждения, веками живущие в обыденном сознании: творцы — баловни судьбы и всего они достигают игра­ючи, а их произведения рождены легко и просто. Пушкинский Моцарт говорит Сальери: «Нас мало избранных, счастливцев праздных, пренебрегающих презренной пользой!..» Получается, что гении «счастливцы праздные», а продукты их творчества про­сты, как и все гениальное. Будучи максимально близок природе, продукт любого творчества (художественного, научного и др.) действительно может казаться понятным, естественным, а пото­му простым, но любому человеку, адекватно воспринимающему мир и способному к рефлексии собственных действий, несложно догадаться, каких титанических усилий требует мнимая простота и легкость.

На долю разума или сознания в творчестве падает только об­работка, придание законченной, социально приемлемой формы результатам труда, отбрасывание лишнего и детализация. Созна­ние (сознательный субъект) в эти моменты пассивно и лишь вос­принимает творческий продукт. Бессознательное (бессознатель­ный творческий субъект), напротив, активно порождает продукт и представляет его сознанию (В.Н. Пушкин, В.Н. Дружинин). Со­всем иначе, по утверждению психолога В.Н. Пушкина, выглядит осуществление рационально и сознательно управляемой, целе­направленной деятельности. В этом случае мы имеем дело с ак­тивностью сознания и рецептивной ролью бессознательного, ко­торое «обслуживает» сознание, предоставляя ему информацию.

Книги о творчестве:

Уроки творчества
Карнаухова Г.

Психология творчества
Николаенко Н.Н.

Удовольствие: Творческий подход к жизни
Лоуэн А.

Тренинг интеллектуальных и творческих способностей
Березина Т.Н.

Творческие профессии для людей с инвалидностью
сост. Липес Ю.В.

Учимся понимать людей. Учебное пособие для письменных творческих заданий (4-6 лет)
Девина И.А.

Учимся понимать людей. Учебное пособие для письменных творческих заданий (6-8 лет)
Девина И.А.

Учимся считать. Учебное пособие для письменных творческих заданий (6-8 лет)
Девина И.А., Девина В.А.

Учимся считать. Учебное пособие для письменных творческих заданий (4-6 лет)
Петраков А.В., Девина И.А.

 Развитие творческих способностей ребенка на занятиях изобразительной деятельностью
Водинская М.В., Шапиро М.С.

Готовимся к школе. Учебное пособие для письменных творческих заданий (4-6 лет)
Петраков А.В., Девина И.А.

Развиваем внимание. Учебное пособие для письменных творческих заданий (4-6 лет)
Петраков А.В., Девина И.А.

Развиваем логику. Учебное пособие для письменных творческих заданий (4-6 лет)
Петраков А.В., Девина И.А.

Развиваем логику. Учебное пособие для письменных творческих заданий (6-8 лет)
Петраков А.В., Девина И.А.

Развиваем память. Учебное пособие для письменных творческих заданий (4-6 лет)
Девина И.А., Никитина Т.

Развиваем речь. Учебное пособие для письменных творческих заданий с детьми 6-8 лет.
Девина И.А., Девина В.А.

Составление детьми творческих рассказов по сюжетной картинке: Методическое пособие для воспитателей детских садов и родителей (Технология ТРИЗ)
Сидорчук Т.А., Лелюх С.В.

Я знаю как. Коллекция на CD-ROM для развития творческих способностей
Браун Ф.

Эта статья была опубликована 22 декабря 2009 г..