"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ПСИХОЛОГИИ ГОРЯ:ВИДЫ,ФЕНОМЕНОЛОГИЯ

вернуться к описанию книги

Психология горя. Шефов С.А.

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ПСИХОЛОГИИ ГОРЯ: ВИДЫ, ФЕНОМЕНОЛОГИЯ, ДИНАМИКА

1.1. НОРМАЛЬНОЕ ГОРЕ

В психологии горе обычно понимается как переживание потери, утраты. К. Изард отмечает, что «утрата может быть временной (разлука) или постоянной (смерть), действитель­ной или воображаемой, физической или психологической» [12, с. 266]. Иными словами, это очень многоликое явление, и в дополнение к перечисленным видам можно представить еще одну классификацию утрат, созданную по объектному основанию. «Они бывают социальными (утрата работы или учебы), психическими и физическими (утрата соответствующих способностей или возможностей), духовными или материаль­ными» [23, с. 201]. Каждый из нас непременно что-то теряет в жизни, однако самое острое горе возникает, когда из жизни уходит любимый, дорогой сердцу человек. Именно этот, наибо­лее тяжелый вид утраты и сопровождающие его переживания будут предметом нашего обсуждения.

Начиная разговор о горе, вызванном смертью близкого человека, стоит соотнести это понятие со скорбью и трауром. В русском языке «горе» и «скорбь» являются, скорее, слова­ми-синонимами, означающими сильное душевное страдание, глубокую печаль. Вместе с тем некоторые зарубежные авторы различают их как два компонента поведения, связанного с тяжелой утратой. Так, Дж. Эйврил определяет «скорбь как конвенциональное поведение, определенное и предписанное социокультурным влиянием» [цит. по: 12, с. 267]. Похожим об­разом A. D. Wolfelt различает «grief» (горе) и «mourning» (траур, скорбь, рыдание). По его определению горе — это внутреннее переживание потери, связанные с ней мысли и чувства, которые человек испытывает внутри себя. Траур же является внешним выражением горя. Он может приобретать различные формы, включая плач, разговоры об умершем, отмечание памятных дат и годовщин [75].

В русском языке слово «траур» имеет сходное значение и означает внешнее проявление горя, скорби по умершему в каких-либо общепринятых знаках, действиях. Можно сказать, что траур — это лицо горя, имеющее выражение, предписанное культурной традицией. Раньше его можно было разглядеть по особенностям одежды: близкие родственники умершего в знак скорби одевались в черное, носили на протяжении всего периода траура определенные аксессуары, например, женщины покры­вали голову черным платком. В наши дни еще можно встретить на улице женщину в траурном головном уборе (как правило, пожилую), но в целом этот обычай все меньше соблюдается.

Безусловно, траур, будучи социокультурным явлением, имеет также немаловажное психологическое значение. Однако нас будет в первую очередь интересовать собственно психологи­ческая сторона реакции на утрату — переживание горя. Причем рассматривать будем не только внутреннюю его сторону, но и внешние проявления в той мере, в какой они служат отражением внутреннего состояния, а не следованием традиции.

Горе встречается в жизни в разных обличьях, поэтому есть основания говорить о различных видах горя. Оно может быть классифицировано по нескольким основаниям, на­пример, по субъекту переживания. В таком случае получаем множество видов горя, из числа которых отметим наиболее примечательные:

      Детское горе характеризуется трудностями осмысления
потери и сильным стрессом из-за несформированности
адекватных психологических защит.

      Супружеское горе является реакцией на утрату самого
близкого (при нормальных отношениях) человека и, как
следствие, нагружено многими сложными чувствами.

      Родительское горе является реакцией на смерть ребенка,
обычно воспринимаемую как противоестественное со­
бытие; переживается особенно интенсивно и долго, как
правило, с сильными чувствами возмущения, протеста,
вины и депрессии.

Здесь уместно будет рассмотреть некоторые дифференци­ально-психологические аспекты горевания. За

рубежом проведено немало исследований, фиксирующих различия в переживании утраты между разными

группами испытуемых. В большинстве случаев осуществляется сравнение групп, отличающихся по половому

признаку. Р. Моуди и Д. Аркэнджел, опираясь на накопленные наукой данные, констатируют: «Женщины

сразу же дают волю чувствам, рыдая и оплакивая своих близких. Мужская скорбь имеет скорее длительный

или отложенный характер: мужчины загружают себя работой, хобби и разными делами. ...Многие мужья

отмечают, что их горе столь же сильно, как и у их жен, просто они предпочитают не проявлять его открыто —

хотя бы для того, чтобы еще больше не отягощать состояние своих жен» [22, с. 118-119].

Несколько иные акценты ставят израильские ученые О. Gilbar и A. Dagan, изучавшие пожилых людей

(средний возраст 61 год), чьи супруги умерли от рака [59]. Они пытались оценить интенсивность реакций горя

со стороны испытуемых, уровень их психологического дистресса и приспособления к потере. Полученные

результаты показали, что вдовы стра­дают больше, чем вдовцы, и труднее приспосабливаются к

утрате.

Сходные по смыслу выводы делают канадские авторы A. Lang, L. Gottlieb и R. Amsel на основании исследования супружеских пар, потерявших ребенка два—четыре года тому назад [61]. Оказалось, что мужья испытывают меньше вины, бессмысленности, тоски и страха смерти, чем их жены. Кроме того, была выявлена существенная роль супружеских взаимо­отношений в переживании утраты. По данным исследования, семейные пары, отличавшиеся меньшим уровнем супружеской близости вскоре после потери, переживали более интенсивное горе в последующем.

Интересно, что последняя связь является двусторонней: не только близость супругов друг к другу облегчает переживание утраты, но и наоборот: горе способно укреплять семейные узы. В масштабном американском исследовании, охватившем пятнадцать тысяч пар, обнаружилось, что «средний показатель разводов среди переживших потерю супругов оказался даже ниже среднего уровня» [цит. по: 22, с. 119].

         До сих пор мы говорили о горе, рассматривая его через призму субъекта переживания. Другая возможная класси­фикация горя включает два его вида: подлинное горе и де­монстративное горе. В первом случае человек действительно страдает по поводу утраты. Во втором случае утрата оставляет человека относительно равнодушным, но внешне он демонс­трирует печаль и скорбь по умершему, причем иной раз даже самого себя пытается убедить, что он на самом деле сильно горюет. Причиной такого поведения «на публику» могут быть чувство вины или желание соответствовать ожиданиям окружающих.

Случай из жизни

       У женщины скончался супруг, видный деятель науки. На гражданскую панихиду собралось множество коллег и учеников, приехали, конечно же, и родные. Жена покой­ного неотступно находилась у гроба, гладила усопшего по лбу, щекам, целовала его руки. Трудно сказать, что в действительности происходило в душе у женщины, однако у некоторых бывших там людей невольно возникло ощуще­ние наигранности, гипертрофированности ее горя. Приме­чательно, что непосредственно после поминок женщина охотно показывала гостям свою дачу, достаточно оживленно общалась. Возможно, устав от роли скорбящей вдовы, она позволила себе расслабиться, как только остались позади все положенные мероприятия, связанные с похоронами.Обсуждая реакции на утрату с точки зрения наличия переживаний, стоит отметить одно особое явление — пережи­вание отсутствия горя, когда человек переживает не по пово­ду смерти близкого, а по поводу того, что он не испытывает горя. В некоторых случаях кончина близкого родственника оставляет человека относительно равнодушным, что может вступать в противоречие с его представлением о том, какую реакцию вызывает обычно такое событие (например, смерть матери). Тогда потерпевший утрату может начать думать, что с ним что-то не в порядке либо винить себя за холодность, недостаток любви к усопшему. В последнем случае на поч­ве отсутствующего горя иногда вырастает демонстративное (особенно если человеку кажется, что окружающие ожидают от него скорби), однако совсем не обязательно. Отсутствие горя может служить источником внутренних мучений и без попыток изобразить (внушить себе) страдание. В то же время данный феномен необходимо отличать от шокового состояния, вызванного потерей близкого, и от отрицания утраты, о чем будет сказано ниже.

Если говорить о подлинном горе, то оно бывает, в свою очередь, нормальным и патологическим. В нормальном вари­анте человек, потерпевший утрату, со временем оправляется от вызванного ею потрясения и начинает снова жить полно­ценной жизнью. В патологическом же варианте переживание горя остается неразрешенным, незавершенным и выливается в разнообразные психологические проблемы, приводит к той или иной форме дезадаптации. Основным предметом нашего внимания будет нормальное горе.

Эта статья была опубликована 21 ноября 2009 г..