"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
СТАДИИ ПСИХОСЕКСУАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ

Из книги: Развитие личности ребенка от пяти до семи лет
Смирнова Е.О., Белошистая А.В., Монина Г.Б. и др.

СТАДИИ ПСИХОСЕКСУАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ

Понимание того, что происходит на разных стадиях психосексу­ального развития с ребенком, какие у него возникают проблемы, как реагировать на проявления сексуальности, очень важно для родителей.

Эти знания помогут им отличать норму от отклонений, правильно строить отношения с детьми с учетом их половой принадлежности, создавать благоприятные условия для психосексуального развития и избегать ситуаций, вызывающих у детей напряжение и тревогу. Ро­дители должны знать, на что именно обращать внимание на каждой стадии, что требует их особенной поддержки в данный момент, какие требования к ребенку будут завышенными, каких изменений следует ждать в ближайшем будущем. Компетентность родителей в этих во­просах — лучшая гарантия профилактики отклонений психосексу­ального развития детей.

Каждый человек в своем развитии проходит, по утверждению представителей психоаналитической теории, несколько психосексу­альных стадий. Названия этих стадий связаны с зонами тела ребенка, отвечающими на определенных этапах его развития за удовлетворе­ние полового влечения и за удовольствие, получаемое от функциони­рования своего тела. Таких стадий пять:

    оральная стадия — продолжается в течение первого года жизни;

    анальная стадия — занимает возрастной период примерно от
одного года до трех лет;

    фаллическая  (эдипальная)  стадия    начинается  примерно
с трех лет и заканчивается в шесть;

    латентная — начинается в шесть-семь лет и заканчивается
в одиннадцать-двенадцать;

    генитальная — продолжается с двенадцати до восемнадцати
лет.

Переход с одной стадии на другую сопровождается появлением новых форм удовлетворения жизненно важных и сексуальных по­требностей и отказом от преимущественного использования форм, характерных для предыдущей стадии.

В течение первого года жизни ребенок переживает оральную стадию психосексуального развития. Его существование просто не­возможно без матери. Они вдвоем представляют собой сложную и слаженную систему «мать — дитя». Ребенок пока еще не отделяет свое тело от тела матери, не выделяет себя из окружающего мира, не по­строил своих границ. Территория, исследование которой ему доступ­но, крайне ограничена. Наиболее доступным является собственное тело. В процессе его исследования малыш случайно обнаруживает специфичность осязательной чувствительности половых органов, получает опыт удовольствия от игры собственными гениталиями. Умеренное количество подобной аутоэротической стимуляции нор­мально, более того, даже необходимо для нормального развития ре­бенка.

Однако самые сильные, жизненно необходимые переживания младенец получает при исследовании другого доступного ему объек­та — матери. Прижимаясь к ней, ощупывая ее, он получает массу ощу­щений, сопровождающихся положительными эмоциями. Наиболее яркие, разнообразные ощущения ему удается получить при помощи рта. Сосание, покусывание, жевание груди, глотание поступающего из нее молока позволяют на короткое время максимально слиться с матерью, в какой-то степени стереть наметившиеся после рождения границы, как бы вернуть себя в безопасное, блаженное внутриутроб­ное состояние. При этом ребенок получает очень важный для его раз­вития опыт взаимодействия.

На анальной стадии, стремясь познать окружающий мир, сделать его более понятным и предсказуемым и уменьшить тем самым базальную тревогу, ребенок совершенствует свои движения, осваивает но­вые пространства. При этом он испытывает положительные эмоции, в том числе гордость за способность управлять своим телом. Особую роль при этом играет освоение навыков опрятности — способность произвольно удерживать и выталкивать мочу, кал. Эти процессы со­провождаются получением чувственного удовольствия, подкреплен­ного похвалой родителей. Произвольное выделение экскрементов означает для ребенка и подтверждение совершенства владения своим телом, и освоение внешней среды, в которой он оставляет свои следы, подобно тому, как некоторые животные (например, волки) помечают свою территорию. Поэтому понятен большой интерес детей к сво­им выделениям. Случается, что малыш рассматривает с удивлением, гордостью и восторгом свое «произведение», лежащее в горшке, бе­рет его в руки и протягивает матери, чтобы поделиться с ней своими чувствами. Она, к сожалению, не разделяет их, что вызывает у ребенка целую гамму эмоций: разочарование, тревогу, агрессию...

Приучая ребенка к горшку, родители впервые начинают требовать от него соответствия некой социальной норме. Огорчение матери, порицание, иногда наказания за мокрые или запачканные штанишки, то есть наказание за то, на что раньше не обращали внимания, вызы­вает недоумение, протестные реакции, иногда даже негативные эмо­ции по отношению к матери. Если отношения в семье гармоничны, если ребенок желанный, то к нему относятся с уважением. В этом слу­чае освоение навыков опрятности проходит незаметно. Все получа­ется как-то само собой, матери впоследствии с трудом вспоминают, как они приучали ребенка пользоваться горшком. Чем более тревож­ны родители, чем более они озабочены ранним приучением ребенка к горшку, тем больше возникает проблем в связи с этим. Ребенок не­редко становится упрямым, иногда агрессивным, настроение у него неустойчиво. Если же ребенку удается научиться справляться со свои­ми эмоциями, он становится более независимым, самостоятельным.

То, каким является преобладающий стимул овладения новыми навыками (страх наказания, опасение расстроить мать, стремление к получению чувственных ощущений, положительных эмоций) мо­жет наложить отпечаток на дальнейшее развитие ребенка. Достиже­ние определенной степени самостоятельности к трем годам приво­дит к тому, что он уже начинает осознавать свои границы, выделяет себя из окружающего мира, что знаменует переход ребенка к следую­щей стадии развития.

На фаллической стадии у ребенка формируется самосознание, которое проявляется в способности выделять себя из окружающего мира, различать себя и других, При этом ребенок начинает называть себя не в третьем, как раньше, а в первом лице («Я хочу!»). Система «мать — дитя», основанная на невозможности существования друг без друга ее членов, при этом рушится, хотя мать все равно остается са­мым значимым человеком для ребенка.

Отъединившись от матери, он обнаруживает, что все люди делят­ся на две части: на мужчин и женщин. К одной из групп окружающие причисляют и ребенка, но чтобы понять суть своей половой принад­лежности, активно усваивать свою половую роль, ему необходимо разобраться, в чем состоят отличия мужчин от женщин.

Интерес к устройству своего и чужого тела, к тайне рождения про­является в соответствующих вопросах, подглядывании, в организации совместных игр мальчиков и девочек, сопровождаемых обнажением и демонстрацией гениталий. Отношения к обоим родителям часто приобретают двойственный характер. Родитель своего пола воспри­нимается как конкурент, к которому ребенок ревнует родителя про­тивоположного пола. Причем последний начинает вызывать у него больший, чем прежде, интерес, так как он самый близкий и знакомый представитель иного пола. На завершающем этапе этой стадии ребе­нок создает определенную инфантильную концепцию о различиях и взаимоотношениях полов. Некоторые варианты таких концепций пугают детей, другие концепции воспринимаются позитивно, спо­собствуют принятию ребенком своей половой роли и готовности со­вершенствовать ее.

Отделение от матери на этой стадии произошло, но ребенок про­должает отдаляться от нее, растет его потребность в самостоятельно­сти. Если мать несчастлива в супружестве, она бессознательно нередко пытается компенсировать дефицит тепла, общения, положительных эмоций за счет ребенка. При этом стремление его к самостоятельно­сти, отдалению пугает ее. Она хочет оставаться необходимой ребенку во всем и в связи с этим пресекает любые проявления самостоятель­ности. Но такие действия приводят к негативизму и непослушанию ребенка, отражающим борьбу малыша за свою независимость, раз­витие.

Основным результатом успешного прохождения этой стадии яв­ляется открытие ребенком возможности получения ярких положи­тельных эмоций от телесного и эмоционального контакта с другим человеком. При этом закладывается очень важное чувство доверия к другому, что во многом определяет в дальнейшем взаимоотноше­ния человека с окружающими.

Латентная стадия, которая как раз и приходится на возраст от семи до одиннадцати лет, характеризуется все большим расширени­ем интересов ребенка, их выходом за пределы круга семьи. Приступив к обучению в школе, ребенок меняет свой социальный статус — ста­новится школьником. У него появляются новые обязанности, заботы, к нему иначе начинают относиться окружающие. Это приводит к дальнейшему отдалению от родителей. Их авторитет несколько тускнеет, так как не выдерживает конкуренции с авторитетом ново­го в жизни ребенка человека — учителя (как правило, учительницы), учительница, с точки зрения большинства учеников младших клас­сов, знает значительно больше, чем мама или папа. Многие родители нередко сталкиваются с тем, что дети последним и самым главным доводом в каком-нибудь споре заявляют: «Нам Анна Кирилловна не так говорила!»

Ребята школьного возраста значительно больше и качественно иначе общаются друг с другом. Общение со сверстниками становит­ся и качественно иным в связи с тем, что в этом возрасте дети окон­чательно осознают необратимость своей половой принадлежности. Мальчики и девочки проявляют разные интересы, соответствующие их полу, выбирают разные игры и партнеров в них, но при этом инте­рес к вопросам половой жизни дети обнаруживать стесняются. Имен­но поэтому стадия психосексуального развития детей этого возрас­та получила название «латентной», то есть «скрытой». Дети младшего школьного возраста значительно меньше, чем раньше, задают взрос­лым «неудобные» вопросы на сексуальные темы, реже играют в игры, связанные с обнажением. Однако это вовсе не значит, что интерес к половым вопросам у детей становится меньше.

В одной из школ Санкт-Петербурга был проведен эксперимент, целью которого стало выявление скрываемого интереса детей десяти-одиннадцати лет к сверстникам противоположного пола. Все­го в эксперименте приняло участие 1б7 детей. Количество мальчи­ков и девочек было примерно одинаковым (80 и 87 соответственно). В процессе эксперимента ребята одного класса по очереди пригла­шались в кабинет, где на столе были разложены конверты с их фами­лиями. Испытуемому давали 3 красивые открытки и предлагали пода­рить их трем одноклассникам, положив их в конверты с фамилиями избранных. В двух классах дети «дарили» открытки под наблюдени­ем взрослых-экспериментаторов. В результате в подавляющем боль­шинстве случаев мальчики клали открытки мальчикам, а девочки — девочкам. Только два мальчика и одна девочка осмелились положить открытки в конвертики ребят противоположного пола.

Детей двух других классов заверяли, что никто (в том числе и экс­периментатор) не будет знать, на кого пал их выбор, во время кото­рого испытуемого оставляли одного. Обследованный не встречался с тем, кому участие в эксперименте еще предстояло. Таким образом, второй вариант проведения эксперимента позволял создавать у участ­ников уверенность в анонимности выбора, проявить эмоциональ­ное, а не утилитарно-деловое отношение к избраннику. В результате 36,3 процента мальчиков и 48,1 процента девочек положили открыт­ки одноклассникам противоположного пола. При этом 30,6 процента мальчиков ожидали получить открытку от девочек, а 54,1 процента Девочек — от мальчиков.

Таким образом, очевидно, что у многих детей присутствуют скры­ваемые интерес и симпатия к одноклассникам противоположного пола. Это объясняется высокой ценностью, которую приобретает к этому возрасту половая роль, страхом того, что, тесно общаясь со сверстниками противоположного пола, можно прослыть неадекват­ным своему. Это подтверждают простые наблюдения за играми детей этого возраста. Если мальчик и девочка начинают проводить вместе время, то неизменно подвергаются насмешкам сверстников («жених и невеста, тили-тили тесто!»), как правило, добивающихся прекраще­ния их отношений или продолжения их в глубокой тайне.

Попытка скрыть свою симпатию к определенной девочке маль­чик нередко проявляет в виде агрессивных действий, направленных именно на нее, за что регулярно получает замечания, наказания.

Одного из таких драчунов однажды привели на прием к психологу.

       А я знаю, почему ты к ней пристаешь, — сказал психолог, когда, выслу­шав жалобы родителей, остался с мальчишкой наедине, — ты просто влю­бился.

Что с ним было! Он покраснел и стал орать:

       Сам ты влюбился!

Психолог сказал, что, наверное, ошибся, попросил прощения. Постепенно мальчик успокоился, и беседа продолжилась уже на другие интересные темы. Поняв, что доверительный контакт установлен, психолог снова заговорил о девочке, которой доставалось от своего обидчика, попросил рассказать о ней, заверив, что умеет хранить тайны и что никто не узнает об этом раз­говоре. Сначала мальчик отвечал только на наводящие вопросы, а потом раз­говорился и... психолог выслушал настоящую поэму в прозе о замечательной девочке, лучше которой нет на свете. Под конец разговора со столь серьез­ным и внимательным взрослым слушателем, он совсем разоткровенничался и вынул из кармана завернутый в носовой платок карандашик. Это был её подарок. Однажды на уроке он обнаружил, что забыл пенал дома, и она его выручила. В конце беседы мальчик согласился, что подчеркнуто негативное отношение к этой девочке, с одной стороны, огорчает ее и не вызывает сим­патии к обидчику, а с другой — может привести к тому, что кто-нибудь до­гадается о его истинных чувствах.

А вот другой пример — сценка из школьной жизни.

Девочка попросила у мальчика дать ей книжку. Было заметно, что просьба обрадовала его и смутила. Он покраснел, а потом ударил ее книгой по голове:

       Вот тебе книжка!

Реакция девочки была неожиданной. Улыбаясь, она громко, с гордостью со­общила учительнице и всем присутствующим:

       Ольга Витальевна, Петров меня ударил!

Скрытый смысл ее слов был понятен: «Посмотрите все, он меня выделяет, я ему нравлюсь!» Очень обидно бывает девочкам, которых никто не задевает, не дергает за косички.

Последнее время все чаще приходиться сталкиваться с тем, что де­вочки агрессивны не меньше мальчиков, все время задевают, прово­цируют их. Нередко противостояние групп мальчиков и девочек про­является в эмоционально заряженных увлекательных играх. Один ученик так рассказал о том, как замечательно он с одноклассниками проводит перемены: «Сразу после звонка мы бежим в коридор и на­чинаем гоняться за девчонками. Если какую-нибудь поймаем, то удер­живаем, а другие девчонки нападают и отбивают ее, а мы тогда гоня­емся за ними!»

Подобные ситуации очень хорошо отразил в одном из своих «вредных советов» прекрасно разбирающийся в детской психологии писатель Григорий Остер:

Девчонок надо никогда

Нигде не замечать.

И не давать прохода им

Нигде и никогда.

Им надо ножки подставлять,

Пугать из-за угла,

Чтоб сразу поняли они:

До них вам дела нет.

Девчонку встретил — быстро ей

Показывай язык.

Пускай не думает она,

Что ты в нее влюблен.

В результате таких отношений происходит разделение класса по половому признаку: мальчики играют только с мальчиками, а девоч­ки—с девочками. Постепенно начинаясь примерно с восьми лет, это разделение достигает максимума у десятилетних детей.

Таким образом, в период младшего школьного детства происхо­дит дальнейшее активное становление половой роли. Усвоение свой­ственных этой роли особенностей поведения проявляется в виде подчеркивания в поведении мужских или женских черт. К сокрытию детьми интереса к противоположному полу приводит страх прослыть неадекватным своей половой принадлежности: «Если водишься с дев­чонками, то и сам ты девчонка!»

Эта статья была опубликована 26 июня 2012 г..