"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
Синхронная карта семейных событий

вернуться к описанию книги

Синдром предков: Трансгенерационные связи, семейные тайны, синдром годовщины, передача травм и практическое использование геносоциограммы. Шутценбергер А.А.

Синхронная карта семейных событий

Чтобы видеть и понимать то, что происходит с клиентом, необходимо составить синхронную карту семейных собы­тий, т.е. видеть то, что происходит в одно и то же время у разных членов семьи, а не только у одного индивида. Ви­деть его синхронно, здесь и сейчас, и в то же время видеть, каким он был прежде и в другом месте, в истории и семье, т.е. провести синхронное и диахроническое наблюдение нескольких поколений.

Самый простой способ — построить генеалогическое древо, дополненное важными фактами и значимыми свя­зями, — генограмму или геносоциограмму.

Например, дети, которые были покинуты родителями или переданы на усыновление, хотели бы как-то возмес­тить урон, который был им нанесен, так как они понесли эмоциональные потери, пережили отвержение, «отказ».

Проблема усыновления и/или отказа еще более ослож­няется жизненным опытом принимающей, или адаптиру­ющей семьи. Суле и Вердье уточняют:

«Патогенная непроговариваемость пагубна не столько тем, что поддерживает в ребенке раз­личного рода неосведомленности, сколько тем, что сквозь нее проходит непреодолимая тревога родителей о том, что они скрывают»9.

Возьмем классический случай. Речь идет о девятнадцатилетнем молодом человеке с отклоняющимся поведением. Он допустил мелкие нарушения, и поэтому потребовалась пси­хиатрическая экспертиза. Когда мы обратились к истории этого мальчика, то обнаружили, что через несколько меся­цев после рождения он был оставлен своей матерью. Он прошел через целый ряд детских домов и стал (во всяком случае, его считают) эпилептиком. Его помещают в спецучреждение для эпилептиков, и он испытывает чувство горечи по отношению к своим неизвестным родителям. Помимо все­го прочего, этот ребенок происходит из неполной семьи, так как отец скрылся за границей сразу после его рождения.

Молодому человеку совершенно случайно удается най­ти свою мать, и он начинает испытывать сильное смятение, не зная, как реагировать. Ему хочется продемонстрировать агрессивность, но каждый раз, когда он проявляет агрес­сию по отношению к своей матери, полиция призывает его к порядку. Терапевт просит его сделать усилие, чтобы по­нять то, что произошло с его матерью, и спросить ее об этом. Из чувства дружбы, или уважения, или позитивного пере­носа по отношению к психиатру он направляется на встре­чу со своей матерью, чтобы узнать, что произошло и поче­му она его бросила.

Он узнает, что его мать была очень молода и не замужем, что его отец был мимолетной встречей, он покинул ее, и она должна была работать. Сын ее страдал эпилепсией и тяже­лой болезнью почек, и она была вынуждена поместить его в госпиталь. Так как все это происходило в США, где пре­бывание в госпитале стоило очень дорого и она не могла его оплачивать, мать была вынуждена покинуть сына для спа­сения его жизни, чтобы его взяли на содержание другие люди и таким образом он смог получить необходимую за­боту. Социальные службы вмешались, обнаружив, что эта молодая девушка не могла заботиться о тяжело больном ребенке. Узнав это, молодой человек был потрясен. Когда он снова встретился с психотерапевтом, то сказал: «Моя мать меня покинула, но это было единственным средством выжить нам обоим, и особенно мне. Я на нее больше не сер­жусь, сейчас она сможет дать мне то, в чем была вынужде­на отказать раньше».

И, начиная с этого момента, его поведение изменяется. Он перестает быть агрессивным и требовательным. Он понял, что его оставили не из дурных побуждений, а для его же блага, как сказал бы хороший аналитик.

Понимание контекста трансформировало смысл и за­лечило рану.

Эта статья была опубликована 25 ноября 2009 г..