"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
РОДИТЕЛЬСКОЕ СОБРАНИЕ - СМЕХ СКВОЗЬ СЛЕЗЫ

Из книги: Трудно быть умной. Спросите психолога, или Интернет-консультирование
Шевцова И.

Родительское собрание — смех сквозь слезы

Всем родителям, которые вынуждены... посвящается!

Ходить на родительские собрания — пустая трата времени и нервов. Я так считаю. И все равно прусь — а вдруг что-то ска­жут, о чем я не знаю! Ну, к примеру, что каникулы отменяют или что пятерки вышли из моды и дети их всячески скрывают, чтобы не позориться. Другой информацией меня не удивишь, мой сын отличается открытостью и говорливостью, все школьную ин­формацию я получаю из первых уст и немедленно. Ежедневный мини-спектакль в лицах и красках, эмоционально украшенный и сдобренный весомой порцией тинейджерского юмора. Я не вы­держиваю — ржу, и в этом нет никакой педагогики, сплошное баловство.

Классная руководительница на собрании выдает свою вер­сию, причем скучно и извращенно. А я привыкла, что «про шко­лу» — это смешно, и хихикаю, как ненормальная, все собрание. Родители серьезно пишут что-то в блокнотики, кивая в такт учи­тельской речи, а я давлюсь от смеха на задней парте.

...Контрольную по биологии написали очень плохо! Из
рук вон плохо! Ну как может ученик седьмого класса написать, что... (роется в листочках, чтобы воспроизвести первоисточник дословно) «опоссумы опыляют вербу»!!!

Со мной истерика! У меня очень живое воображение, ра­ботает мгновенно, хотя я опоссумов видела только на картинке. Беззвучно трясусь, а все остальные пишут.

...И это после того, как я целый урок им объясняла, что верба цветет в период отсутствия насекомых, пыльца разносится ветром... И вообще, при чем здесь опоссумы?

Если она еще раз скажет слово «опоссумы», я выбегу, как будто мне стало плохо. Пронесло, перешли к дисциплине. И толь­ко я решила отдышаться, как новый удар!

Дети бегают на переменах!!!

Вступаю в мысленный диалог, чтобы дожить до конца собра­ния:

«Да что вы говорите! Максимум, что они могут себе позво­лить, — это ходить, взявшись за руки, строем, парами, мальчик с девочкой. Причем отличники должны поддерживать неуспе­вающих, везде и во всем, даже в хождении по коридору. В мои времена так и было...»

Мы на прошлой неделе ездили с Ивановой Дашей на олим­пиаду по русскому языку в соседний район. Так знаете, как у них с дисциплиной? Все дети ходят на переменах спокойно, парами, никто не носится и не орет...

Я не выдерживаю:

Может, они больны?

Одинокий мужской смешок слева. Спасибо хоть на этом, я не одинока, в самые невыносимые моменты буду отворачиваться в его сторону. Классная восприняла мою реплику за чистую монету и пояснила: «Нет, школа обычная, для здоровых детей». Она во­обще воспринимает меня очень серьезно и, кажется, побаивается. Она знает, что я психолог. В начале учебного года попросила меня выступить на собрании с сообщением «Психологические особен­ности детей 12-13 лет». Я выступила. Все начистоту, с примера­ми и педагогическими рекомендациями заодно, так как имею еще и педобразование, десятилетний опыт воздействия на чужих детей и тринадцатилетний родительский. Суть доклада была вкратце та­кова: «В этом возрасте дети забивают на учебу, и это нормально. Наберитесь терпения, отыщите в себе мудрость и переживите этап с наименьшими моральными потерями...» Закончила в гробовой ти­шине. Классная онемела. Некоторые родители выглядели так, как будто я врач и объявила только что о смертельном диагнозе. Надо же, такой эффект, а я ведь еще не сказала, что в девятом классе за­бой учебы будет еще сильнее. Классная взяла себя в руки, наигран­но бодро бросилась спасать ситуацию: «Некоторые ученики на „от­лично" написали сочинение „Как я провел лето", поделились впе­чатлениями о новых прочитанных книгах, новых друзьях и полез­ных делах...» После собрания ко мне подошли несколько мамочек и задали вполне разумные вопросы. Тогда я поняла: они боялись это озвучить при учительнице. Когда мы садимся за парты — взрослые, состоявшиеся, с образованиями и достижениями, то становимся детьми тридцатилетней давности. Со мной этот фокус не проходит, я и в детстве-то учителей не боялась, а сейчас и подавно. Поэтому я одна ничего не пишу в блокноте, задаю провокационные вопросы, типа: «А если учитель забрал какую-либо вещь из кармана ребенка, является ли это нарушением его — ребеночьих — прав?» (отобран был маленький безобидный мячик — соке, мечта и гордость того периода, играл в него мальчик исключительно на перемене). Но во­обще-то я веду себя неагрессивно, вступаюсь за свое чадо только в вопиюще несправедливых случаях, все остальное рассматривая как прививку против жизненных реалий. Вот только смеюсь часто и шучу понятно лишь себе самой. Наверное, это списывают на мою профессию, мол, все психологи слегка...

А тема между тем развивается:

— Дети не любят заниматься общественно-полезным тру­дом! (Вот это новость!) Мы должны убирать листья на школьном участке. (Уже декабрь, видно, сильно ее это взволновало.) Пока я закрывала класс и ходила в учительскую, половина разбежались! (Если бы я имела намерение довести незамотивированных под­ростков до места отбывания трудовой повинности, то организова­ла бы конвой и продумала все возможные способы побега. А хо­дить в учительскую — это просто провокация, даже взрослые бы разбежались.) Остались почти одни девочки. (Времена меняются, а девочки остаются такими же, то ли более ответственными, то ль пугливыми.) Нам повезло — нам достались клены. (Не пред­ложение, а шедевр!) У кленов листья крупные, падают медленно. (А, ну если с этой стороны...). Сначала их надо граблями собрать в кучу поддеревом. И вы представляете, что они придумали? (Я бы забралась на дерево и сиганула в эту кучу!) Они стали залезать на дерево и прыгать в листья! (Здоровые дети.) А вы представляете, что бы было, если бы в листьях лежали грабли! (Нездоровые фан­тазии.) Примите меры, проведите воспитательные беседы. (Ведь сейчас декабрь, о чем беседа-то? До следующей осени забудут.)

Я не могу больше слушать, я начинаю смотреть. На нашу классную руководительницу. Симпатичная тетя — наверное, моя ровесница или где-то близко. Зачем она делает химию — немод­но и старит?! Почему, как учитель, так пиджак? И к нему что-то должно быть приколото — в данном случае веточка рябины. То ли о женственности, то ли о биологии, которую она ведет. А туфли на каблуках должны быть обязательно в сочетании с шерстяными колготками. Наверное, я бы не была столь жестока в своих мыс­лях, если бы эта тетя периодически не высмеивала моего подрас­тающего юношу за любую попытку намека на свой стиль. Белая футболка в сочетании с черной рубашкой спортивного стиля — это что, очень вызывающе или в этом учиться нельзя? Нет, обяза­тельно должен быть пиджак! Сын стал носить ненужный пиджак в рюкзаке и вешать на спинку стула. А когда я по его просьбе собственноручно покрасила ему волосы на тон темнее, высмеи­вание дошло до наивысшего накала: «Мальчик выкрасился, ка­кой позор!!!» Он терпит. И шутит. Это у него защитная реакция. У меня такая же. Уж если я вынуждена быть участником абсурда, то пусть это будет комедия!

В конце собрания выдают дневники. Констатация ума, зна­ний и умений ученика? Или педагогического бессилия педагогов? Опять куча троек по алгебре — это за дело, я не спорю и ничем не могу помочь: математика — не наша семейная гордость. Несколь­ко двоек по физкультуре — не сошлись характерами и темпера­ментами. Было даже такое замечание в дневнике: «Бегал на уроке физкультуры». Это наследственное, я тоже в свое время бегала... Литераторша поступает честнее, двойки за поведение не ставит, признает явные литературные способности ребенка, но заме­чания тоже пишет — разнообразные, конкретные и в большом количестве. Очень литературно: «Ел семечки на уроке, примите меры!», «Выкрутил на уроке шурупы из своей парты, она разва­лилась, примите меры!», «Забыл сдать тетрадь, примите меры!». У физички нет филологического образования, ее шедевр таков: «Постоянно не сдает тетрадь для решения зада!» (наверное, речь все же о «задачах»). Дневник рецидивиста, а я его мать. Приму меры, только придумаю какие.

Заключительный ритуал — сбор денег. На унитазы в муж­ской туалет и новогодние подарки. Сдаю, мне не жалко. Раз уж не разрешают красиво одеваться, пусть мой мальчик писает в красивый унитаз! На учительском столе вижу стопку листочков с контрольной по биологии. Верхний — моего сына. Красным под­черкнуто несколько строчек. Выхватываю взглядом слово «опос­сум». Улыбаюсь классной, пытаюсь увидеть,в ней человеческое, мудрое, а не казенное и формальное. Пытаюсь ее оправдать, мол, детки — не сахар, и родители, типа меня, с обостренным сарказ­мом и самоуверенностью. Единственное, что я не могу принять и понять, — это отсутствие чувства юмора. Ведь наше родитель­ское собрание — шедевр, «Кривое зеркало» отдыхает!

Март 2006

Эта статья была опубликована 11 октября 2011 г..
Поиск книг
по названию
по автору
по издательству
 
Вход




Действующая скидка
Отрывки из книг
Межрегиональная Ассоциация психологов-практиков "Просто Вместе"

АНО «Больничные Клоуны»