"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
РЕЛИГИОЗНОСТЬ В ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ

Из книги: Жизненное пространство семьи: объединение и разделение
Нартова-Бочавер С. К., Бочавер К. А., Бочавер С. Ю.

Религиозность в человеческой жизни

Особая часть человеческого мировоззрения — это религиозные взгляды человека. Несколько десятилетий назад полагали, что религиозность скорее вредоносна для человеческого сознания. Религию и сейчас часто противопоставляют духовности как позитивному феномену. Но общество в последнее время несколько пресытилось не всегда успешными попытками научного объяснения сложных явлений и потому наблюдается отход от чисто объективных моделей познания мира, а религия начала привлекать к себе высокий интерес как форма стихийной психотерапии. По данным исследований в Виндзоре, половина опрошенных психологов считают себя агностиками или атеистами, но 70% считают религию важным для себя явлением (LaBouff, Rowatt, Johnson et al., 2010).

Есть и другие причины интереса к религии как форме стихийной психотерапии, о чем мы поговорим немного ниже.

Религиозная панорама России весьма разнообразна и неустойчива. У нас можно встретить глубоко верующих людей различных направлений, неофитов, просто суеверных людей. Большинство же составляют люди без зрелой религиозной позиции, формально атеисты, но соблюдающие некоторые обряды и боящиеся примет. Время от времени возникают или оживают секты-пирамиды, и практикующим психологам приходится сталкиваться с жалобами на то, что кто-то из членов семьи оказался в эмоциональной зависимости от своего духовного наставника.

В мире постоянно происходят конфликты на религиозной почве, но в то же время повышается количество интернациональных браков, и потому двойной резон понять потенциальных врагов и партнеров делает изучение особенностей верующих людей, а также их мотиваций, приводящих к изменению взгляда на мир, очень актуальным. К сожалению, большинство исследований также проведено за рубежом, однако мы хотели бы познакомить читателей с их результатами, потому что во многих отношениях все люди похожи друг на друга.

Исследования в Англии показывают, что система ценностей человека, склонного к религиозности, несколько смещена: среди перечисленных выше ценностей для верующих на первом месте — традиции, а на последнем — гедонизм. Все то, что связано с практическими достижениями (сила, стимуляция, самостоятельность), не рассматривается верующими британцами как достойные жизненные ориентиры, но зато они ценят доброту и конформность. При этом, по-видимому, религиозные люди склонны чувствовать собственную исключительность, замыкаться в сообществе и не готовы расширять круг контактов, поскольку ценность универсализма для них не очень важна. Согласно данным исследований, религиозные люди (особенно с консервативными политическими взглядами) склонны более негативно по сравнению с основной массой населения относиться к сексуальным меньшинствам, не признавая, таким образом, ценным все человечество без исключения. То есть декларируемая многими религиями толерантность имеет практические ограничения.

Психологически религиозность может быть различной: некоторые люди верят в жизнь после смерти, а другие с этим не согласны, большинство людей понимает символику религиозной культуры, а некоторые истолковывают священные книги буквально; эти различия определяются уровнем образованности и общим интеллектом верующих.

Как ни удивительно, образ Бога воспринимается верующими по-разному. Его могут считать Добрым, Далеким, Строгим, Царственным, Служащим. В зависимости от оттенка содержания этой главной религиозной фигуры все мироотношение становится окрашенным либо в тона ожидания доброты, надежности, безопасности, либо акцентирует чувство долга у верующего человека. Очевидно, что некоторые варианты личной позиции приводят к дисгармоничной религиозности. В нашей консультативной практике была верующая клиентка, уподобляющая Бога нерадивому любовнику, который должен бы, по ее мнению, потакать всем прихотям и капризам преданной ему христианки.

Религиозность может принимать разные формы — это может быть включение в общину и посещение культового помещения, набожность, соблюдение обрядов и праздников или просто мировоззрение, допускающее архетип Бога, но, независимо от формы, она положительно связана с психологическим благополучием человека — устойчивостью к стрессам, удовлетворенностью жизнью и высоким уровнем самоактуализации. Исследования в США, Колумбии, Норвегии показывают, что духовность и религиозность сочетаются с душевным здоровьем и позитивными эмоциями (Finck, 2009; Kvande, Torbjorn, 2009). Однако если раньше полагали, что достаточно просто веры, чтобы стабилизировать свои переживания и уберечься от стрессов (эта позиция, имеющая в психологии много сторонников, называется «вера как благо», belief-as-benefit), то в последнее время принято считать, что духовность служит скорее посредником между индивидуальными особенностями человека и его благополучием, а сама по себе залогом счастья быть не может.

В нашей стране, где религиозная традиция была надолго прервана и несколько поколений воспитывалось в духе воинствующего атеизма, сейчас наблюдается устойчивый рост интереса как к сущностной, так и к обрядовой стороне религиозной жизни. Общественные деятели охотно запечатлевают себя на фоне святынь, а старшее поколение с той же истовостью, с которой когда-то читало наизусть «Смерть пионерки» Э. Багрицкого, отмечает церковные праздники.

Это говорит нам по крайней мере о двух вещах. Во-первых, интерес к явлениям религиозной жизни сохранился, несмотря на все идеологические нажимы. Не первый раз религию (особенно христианство) изгоняют, и не первый раз она возвращается. Во-вторых, после возвращения религиозные явления приобретают в обществе несколько усиленные, экзальтированные формы, как будто пытаясь компенсировать время своего вынужденного отсутствия. И не случайно проводниками религиозной мысли часто являются бывшие атеисты (даже обязательный предмет вузовского обучения «Научный атеизм» стыдливо трансформировался в «Религиоведение»).

Эта статья была опубликована 18 мая 2011 г..