"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
Психологическое консультирование и диагностика

вернуться к описанию книги

Психологическое консультирование и диагностика: Практическое руководство: Часть 2. Венгер А.Л.

1.1. Задачи и организация заключительной беседы

Заключительная беседа — основной этап консультирования. В ходе нее психолог отвечает на вопросы, поставленные клиен­том, дает советы, высказывает свою оценку ситуации. Иногда на этом этапе проводится также беседа с ребенком. В некото­рых случаях полезно применение методов экспресс-коррекции, показ тех или иных приемов коррекционной работы родите­лям или учителю.

Начать заключительную беседу с клиентом удобнее всего с описания «психологического портрета» ребенка, полученно­го в результате обследования, наблюдений, анализа жалоб и анамнеза. Начинающему консультанту можно посоветовать сна­чала провести анализ результатов, а потом уже беседовать с кли­ентом. Более опытному специалисту, не боящемуся «раскрывать карты» перед клиентом, присутствие взрослого, обратившегося за помощью, не только не помешает проводить анализ резуль­татов, но, напротив, позволит провести его более эффективно (разумеется, присутствие ребенка недопустимо).

На этом этапе консультирования уместна активная работа с сознанием клиента, в ходе которой психолог популярно изла­гает ему результаты своих действий. Если клиент не разделяет сложившейся у консультанта точки зрения, то бессмысленно переходить к следующему этапу — конкретным рекомендациям по обучению и воспитанию ребенка. Они не будут восприняты и, уж тем более, не будут выполнены. Психолог не может, подоб­но водопроводчику, сказать: «Я вам объяснил причину непола­док, а верить мне или нет — это ваше дело». Задача психолога не сводится к установлению причин, приводящих к трудностям, и формулировке рекомендаций. Консультирование всегда вклю­чает в себя элемент психотерапии. Оно может считаться успеш­ным только тогда, когда психологу удается найти общий язык с клиентом и побудить его предпринять меры, необходимые для решения имеющихся проблем.

Неприятие точки зрения психолога на проблему проявля­ется не только в прямом споре. Очень часто взрослый, выслу­шав консультанта, начинает немедленно интерпретировать его слова, давая объяснения названным причинам неблагополучия ребенка — например, он может ссылаться на влияние генов: «Он весь в отца...» (и, мол, нет смысла с этим бороться). За та­ким поведением взрослого обычно стоит попытка уйти от ре­альной проблемы, обнаженной психологом, снять с себя ответственность, переложив вину за прошлые и будущие не­удачи на некоего анонима (гены, родовую травму, плохой дет­ский сад).

Казалось бы, такое поведение лишено логики: ведь клиент сам обратился за помощью. Однако реальные мотивы обращения нередко бывают совершенно другими. Бывает, что человек стре­мится таким способом продемонстрировать свою добросовест­ность («Смотрите, какая я хорошая мать: как только у дочки возникли трудности, я сразу повела ее к психологу»). Иногда родители обращаются к консультанту по настоянию других чле­нов семьи (например, бабушки) или школьных педагогов, а сами не считают это нужным. Учитель может обратиться к школьно­му психологу «для проформы», чтобы снять с себя ответствен­ность за то, что ребенок не понимает его объяснений. Главная задача консультанта в таких случаях — попытаться вернуть взрослого к осознанию необходимости решать проблему: «Если причины тревожности вашего ребенка кроются в далеком прош­лом, то сейчас они уже не действуют. Поэтому сегодня нам прак­тически все равно, откуда взялась тревожность — от природы или от воспитания. Сейчас для вашего сына главное — изжить свое беспокойство, не дать ему разрастись» (конечно, такое го­ворится в том случае, если первичный источник тревожности сейчас уже не действует). Таким способом консультант может активно, но достаточно мягко отводить любые непродуктивные интерпретации его слов.

Нередко клиент демонстрирует полнейшее согласие с кон­сультантом, спешит заметить: «Да-да, я тоже всегда так и ду­мал», или восхититься: «Ах, как вы правы!» В этих случаях полезно проверить, насколько хорошо он понял то, что ему рассказано. За чрезмерно активной демонстрацией согласия очень часто скрывается непонимание подлинного смысла вы­водов и заключений психолога.

В беседе с клиентом желательно избегать научных терми­нов. Разговор должен быть научным по содержанию, а не по форме. Если же консультант считает важным познакомить кли­ента с какими-либо понятиями, то их значение должно сразу же подробно разъясняться. Полезно заранее выяснить профес­сию клиента и круг его интересов: тогда будет яснее, насколь­ко популярным должен быть язык психолога.

Консультант должен быть готов к тому, что в заключительной беседе могут появиться жалобы, не заявленные клиентом в пер­вичной беседе. Например, при обращении по поводу неуспевае­мости ребенка в первичной жалобе родители и учителя часто не отмечают никаких других трудностей: плохая успеваемость зат­мевает для них все остальное. Лишь в заключительной беседе, когда консультант описывает психологические особенности ре­бенка, всплывают и другие проблемы (нарушения общения, эмо­циональное неблагополучие и пр.). Может оказаться, что материала, собранного в результате психологического обследо­вания, недостаточно для ответа на вновь появившиеся вопросы клиента. В этом случае следует назначить повторную встречу и провести дополнительное обследование.

В зависимости от характера проблемы рекомендации, да­ваемые клиенту, могут содержать совет о необходимости проведения либо занятий, направленных на коррекцию отклонений в умственном развитии, либо корректировки поведения ребенка (а чаще — поведения взрослых по отношению к ребен­ку). Рекомендации могут даваться в той же беседе, что началась с анализа психологических особенностей ребенка, а могут быть отложены до следующей встречи. В любом случае консультант должен прежде всего убедиться, что клиент принял его точку зрения на проблемы ребенка. Свидетельством такого приня­тия могут служить эпизоды из жизни ребенка, которые приводятся взрослым как бы в подтверждение слов психоло­га. Возможны «педагогические прозрения» типа: «Вот теперь, после вашего объяснения, я вдруг понял, почему...» (и дальше следует рассказ о каких-то проблемах, не вошедших в первич­ную жалобу, но теперь получивших разъяснение). Все это свидетельствует о принятии точки зрения консультанта, то есть о том, что взрослый увидел картину неблагополучия по-ново­му — глазами психолога. Следовательно, он внутренне готов менять что-то в своей жизни, на которую ему удалось взгля­нуть со стороны.

Как уже говорилось, без совмещения точек зрения психо­лога и клиента консультация не может быть результативной. Однако не во всех случаях прав оказывается психолог. Иногда не родители, а он сам под влиянием убедительных аргументов меняет свою исходную гипотезу. Так или иначе, но необходи­мо добиться совпадения позиций по основным вопросам.

Бывает, что трудности в объединении позиций вызваны не­допониманием. В этих случаях психолог должен сформулиро­вать свою точку зрения другими словами, показать, что, в сущности, разговор идет об одном и том же, но на разных язы­ках (в этом случае он выступает как «переводчик»). В своем рас­сказе следует обязательно использовать точные формулировки первичных жалоб, подчеркивая, что в заключении учтено все то, что сказано клиентом. И лишь когда взрослый, обратившийся за помощью, убедится, что его жизненная проблема правильно понята и без искажений представлена в научной интерпретации, консультант может в общем виде сформулировать те шаги, ко­торые помогут преодолеть зафиксированные трудности.

Лучше всего, если конкретные пути реализации общего «пси­хологического рецепта» наметит сам клиент, естественно, при помощи наводящих вопросов и подсказок консультанта, кото­рый оценивает степень реалистичности педагогических планов родителей или учителя. Психологические рекомендации будут тем продуктивнее, чем больше в их разработке участвует кли­ент. Во-первых, только он сам может решить, что на самом деле готов делать, а чего делать не готов. Во-вторых, ощущение че­ловеком того, что выход из собственных затруднений найден им самим, резко повысит мотивацию выполнения коррекционных замыслов.


Эта статья была опубликована 23 сентября 2009 г..