"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ НРАВСТВЕННОГО ВОСПИТАНИЯ

вернуться к описанию книги

Психофизиология здоровья: Книга для педагогов, психологов и родителей

Сыренский В.И., Родина Е.А.

ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ НРАВСТВЕННОГО ВОСПИТАНИЯ

Гельвеции писал: «Цель воспитания — сделать гражданина сильным, более просвещенным и добродетельным».

И одной из важнейших сторон такого просвещения являет­ся знание психофизиологических закономерностей, которые лежат в основе всех чувств человека, в том числе и таких, как добродетель, порядочность, любовь к самому себе и к ближ­нему. Мы остановим свое внимание на анализе чувств, кото­рые играют важнейшую роль в организации поведения и тес­но связаны с самоощущением счастья.

Психофизиологические основы любви и ненависти

Любовь и ненависть — антиподные системы, составляю­щие личностное ядро. Это основные человеческие чувства, с которыми связаны наслаждения и страдания, стремление жить или умереть.

С позиции психофизиологии, любовь — это стремление к обладанию привлекательным объектом, радость от предвку­шения обладания и огорчение от невозможности его достичь. Обладание, мысленное или реальное, сопровождается сопе­реживанием, сочувствием, содействием, а при достижении общего положительного результата венчается наслаждением. При мысленной (идеальной) любви наслаждение слабее, чем при реальной, но зато может быть более длительным и гар­моничным.

Внутреннее состояние любви находит свое внешнее выра­жение в виде характерного изменения окраски кожных пок­ровов, притягательного блеска глаз, мимики, улыбки, ин­тонации, ритмики и семантики слова, в мягкости и нежнос­ти движений рук, ног, туловища, губ, в гармонии совместных действий, в специфической положительной ауре. Согласно психофизиологическому закону, внешние проявления люб­ви вызывают чувства удовлетворения, удовольствия и укреп­ляют внутреннее состояние любви по механизму обратной связи, подкрепления. Если внутреннее состояние не получа­ет адекватных внешних проявлений, возникает эффект рассогласования и, как следствие, появляется неудовлетворение, неудовольствие, огорчение, досада.

Эффект рассогласования возникает и при неадекватных внешних реакциях предмета любви: чем больше несоответ­ствия в действиях партнеров, тем чаще возникает рассогласо­вание, тем чаще появляются отрицательные эмоции. Вначале причины отрицательных эмоций не осознаются, а их осозна­ние влечет за собой взаимные претензии и счет: что сделал и что получил. Начинается процесс выискивания все новых и новых отрицательных черт у партнера в целях собственно­го оправдания. Если в этот период не находится взаимопони­мания и силы воли для исправления ситуации и укрепления любви, отрицательные эмоции возобладают и высокое чув­ство любви похоронится под грузом взаимной неудовлетво­ренности и даже ненависти.

Если любовь построена на духовной, интеллектуальной близости (обобщена), она более стойка и жизнеспособна. В основе романтической любви лежит доминанта, и пока она существует, недостатки партнера не замечаются. Если любовь строится на сугубо прагматических началах, доминанта сла­бее, и тогда каждый поступок, положительный или отрица­тельный, каждый недостаток учитываются и суммируются. Прагматическая любовь переходит в ненависть постепенно, романтическая — мгновенно. Первая — по механизму вероят­ностного подкрепления, вторая — по механизму однозначно детерминированного подкрепления.

Ненависть — стремление к подчинению, уничтожению не­привлекательного объекта со злорадным предвкушением ре­зультата содеянного. При невозможности реализации наме­рений возникает неудовольствие, разочарование, мысленная или подлинная реализация намерений сопровождается удов­летворением, удовольствием, злобным наслаждением.

Внутреннее состояние ненависти, как и любви, проявля­ется в виде изменения цвета кожных покровов, характерного изменения выражения глаз, мимики, интонации, ритмики и семантики слова, в громкости речи, резкости движений и всего поведения, в специфической отрицательной ауре. Цель проявления состояния ненависти — нанести ущерб объекту воздействия. Согласно психофизиологическому закону реа­лизация внешних признаков ненависти, с одной стороны, вы­зывает чувство удовлетворения, удовольствия, а с другой — подкрепляет, укрепляет состояние ненависти. При ненависти положительные и отрицательные эмоции соседствуют друг с другом, точнее, то одна, то другая берут перевес. Для внутрен­ней организации ненависти характерна «сшибка» противопо­ложных нервных процессов, противоположных эмоций, а это значит, что ненависть таит в себе начала стресса и нервных расстройств. Условия для стресса уменьшаются, если перевес берут положительные или отрицательные эмоции. Например, ненавистный человек обруган так, что стушевался и замолчал. Цель достигнута, обругавший человек удовлетворился, отри­цательные эмоции сменились положительными эмоциями.

Если внутреннее состояние ненависти слабо, полученных положительных эмоций может оказаться достаточно, что­бы они некоторое время возобладали. Эта закономерность в Японии используется достаточно широко с целью получить эмоциональную разрядку, изменить отношение подчиненных к их начальнику. Если сила положительных эмоций недостаточна и они не подавили внутреннего состояния ненависти, «сшибка» сохраняется.

Нереализованная ненависть сохраняет отрицательный по­тенциал эмоций и приводит к его накоплению и усилению. При продолжении такой ситуации может наступить момент, когда ненависть станет ведущим жизненным чувством, опре­деляющим жизненные позиции, при этом отрицательные эмо­ции могут появляться не только на нейтральные, но и на поло­жительные раздражители (действует доминанта). Длительная невозможность внешней разрядки негативного чувства может привести человека к неадекватному реагированию на ситуа­цию помимо его воли. Есть ли психофизиологическая поль­за от «сшибки» при развитии негативного чувства? Есть, если этот процесс вызывает активационную фазу стресса, которая мобилизует внутренние резервы, усиливает интеллектуаль­ные и физические возможности. Но стоит возникнуть фазе истощения, как польза исчезает.

Ненависть, как и любовь, может быть организована по прагматическому или по романтическому типу. Это предопре­деляется типологией человека. Любовь и ненависть по отно­шению к кому-либо могут соседствовать друг с другом, и тог­да все те реакции, которые мы только что рассмотрели, бу­дут возникать попеременно по отношению к одному и тому же лицу! Необходимо помнить, что любовь и ненависть, воз­никнув в подсознании, могут осознаваться, а это либо их уси­лит, либо ослабит в зависимости от поставленной цели и адек­ватности приемов ее достижения. Любовь и ненависть могут усиливаться или ослабляться через условные сигналы на вер­бальном или довербальном уровнях. При наличии и любви, и ненависти к кому-либо создается психофизиологическая база для развития нервно-психического и психосоматического расстройств. Имеет место «сшибка» между любовью и ненави­стью, между положительными и отрицательными эмоциями в недрах ненависти. В этой ситуации возможна быстрая сме­на чувств. Если любовь доминирует, эпизоды ненависти бу­дут лишь усиливать ее, и здесь все идет по сценарию «Милые бранятся, только тешатся». Однако соседство любви и нена­висти может закрепиться в долгосрочной памяти, а вместе с ними стереотип, где сохраняются оба чувства, а это уже ситу­ация хронической «сшибки».

Ликвидировать «сшибку», а следовательно, и стресс мож­но путем снижения напряженности нервных процессов с до­минированием одного из чувств, не забывая при этом, что чув­ство любви не только благороднее, но и полезнее, так как не несет в себе внутреннего конфликта в отличие от ненависти, которая всегда содержит в себе внутренний конфликт.

В обычной, не экстремальной ситуации только любовь мо­жет одолеть ненависть. Старайтесь давать предмету любви как можно больше положительных эмоций, используя весь комп­лекс внешних ее проявлений. Каждая положительная эмоция инициирует у партнера новый побег на древе любви! Однако окончательно любовь победит ненависть только тогда, когда сформируется новый стереотип отношений.

Как ни парадоксально, но переход от смешанных чувств к ненависти физиологически оправдан, так как связан с умень­шением «ошибки». Вместе с этим если ненависть не всепогло­щающая, то возникающая отрицательная реакция на любимо­го будет вызывать угрызения совести, новую «сшибку» между совершенным поступком и отношением к нему. Угрызения же совести вновь провоцируют возникновение отрицательных эмоций, а человек, как известно, стремится избегать их и по­лучать положительные. Вместе с этим угрызения совести ак­тивируют и интеллектуальные механизмы саморегуляции, и морально-этические нормы поведения.

Все перечисленные механизмы в совокупности помогают че­ловеку переосмыслить ситуацию и сознательно превратить не­гативные чувства в положительные. Только во всепоглощающей и чистой любви лежит спасение от разрушительного стресса.

Любовь — универсальный целитель души и тела! Проблема любви и ненависти — основная для психолога, психофизио­лога. Если любовь доминирует над ненавистью, есть надеж­ная психофизиологическая база для созидания здоровья.

Психофизиологические основы добра и зла

С точки зрения психофизиологии, добром является все то, что помогает достичь желаемой цели, удовлетворить насущ­ную потребность. Зло — все то, что мешает этому. Добро всег­да сопряжено с возникновением положительных эмоций, зло — отрицательных.

Системный подход позволяет разобраться в вопросах, что есть добро, а что — зло. Добром является то, что помогает сис­теме самореализоваться, сохраниться и развиться.

Человеческое общество - это сложная иерархическая сис­тема, где можно выделить несколько уровней:

      биосоциальная система отдельного человека как лич­
ности, члена сообщества;

      биосоциальная система малых групп (семья, партнеры);

      биосоциальная система больших групп;

      государство как биосоциальная система;

      человечество как биосоциальная система.

Каждый из этих уровней имеет общие и индивидуальные системы ценностей, свои категории добра и зла. Для отдель­ного человека добро то, что помогает добывать хлеб насущ­ный, для государства тоже самое, если хлеба насущного хва­тает на всех. Категории добра и зла особенно резко могут рас­ходиться в экстремальных ситуациях (например, война). Для каждого отдельного человека добро то, что помогает ему вы­жить, а для государства то, что при сохранении общей крити­ческой массы граждан позволяет сохранить целостность, не­зависимость и жизнеспособность государства как целостной

системы.

Для сохранения целостности государства важное значе­ние имеет такая нравственная категория, как патриотизм. Служение высокой нравственной идее, каковой является патриотизм, придает личности устойчивость, уверенность в собственных силах, уверенность в победе добра над злом, уверенность, что счастливое завтра для близких, сыновей и внуков наступит на родной земле.

Психофизиологический механизм этого явления прост. Человек-патриот для успешной реализации своего высокого нравственного предназначения должен удовлетворять свои базисные потребности настолько, чтобы быть физически и морально здоровым. Без здоровья, здорового образа жизни человек может не дожить до того момента, при котором он полностью был бы способен реализоваться.

Вместе с тем через осознание своего высокого нравственного предназначения он не рассматривает свое здоровье как наивысшую ценность, которая бы стояла выше ценности здо­ровья нации.                                                                        ,

Итак, патриот обречен заботиться о своем здоровье, но эта забота не должна вступать в противоречие со здоровьем на­ции, она должна органично вписываться в нее.

Чувство патриотизма опирается не столько на базисные потребности, сколько на высокое нравственное предназна­чение. Оно позволяет каждому увидеть собственную значи­мость для Отчизны и ощущать себя сопричастным к сверше­нию высоких задач, стоящих перед Отечеством. При поста­новке собственных высоких целей оно заставляет проверять их значимость через полезность Отечеству. Стать патриотом не просто, еще тяжелее им оставаться. Но именно от таких личностей зависит будущее любой страны. Государство может быть процветающим только тогда, когда большее число граж­дан является патриотами.

Итак, проблема личностной устойчивости является одной из центральных в психофизиологии, и прежде всего потому, что именно от нее зависят особенности адаптивного поведения. Не все еще вопросы о механизмах формирования и поддержания устойчивости ясны, но уже сейчас можно назвать те психофи­зиологические особенности, от которых в большей степени за­висит личностная устойчивость. Это — развитие врожденных механизмов саморегуляции, развитие способности раскры­тия своих внутренних резервов, гармоничность развития активационных систем головного мозга: сна — бодрствования, ориентировочного рефлекса — сосредоточения, положитель­ных — отрицательных эмоций, развитие обобщенной систе­мы достижения цели, развитие обобщенной системы безопас­ной жизнедеятельности, развитие оберегающей системы боли, развитие системы созидания здоровья, развитие преобладания ординарных реакций саморегуляции, развитие нравственной составляющей в постановке и реализации высоких целей, со­зидание способности удовлетворять базисные потребности ес­тественным путем, развитие чувства победителя и осознание смысла жизни и его самореализация.

Эта статья была опубликована 14 января 2010 г..