"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
Произвольность — функция мотивации

вернуться к описанию книги

Психологическая готовность к школе. Гуткина Н.И.

Произвольность функция мотивации

Импульсивное и произвольное поведение

В психологии существуют различные определения произвольно­сти. Наиболее интересным мне представляется определение, данное В. А. Иванниковым в его книге «Психологические механизмы воле­вой регуляции» (1991). В этом определении В. А. Иванников поста­рался собрать воедино все основные характеристики этого психиче­ского феномена. С его точки зрения, «произвольный процесс есть ощущаемый или осознаваемый процесс с приобретенным новым жиз­ненным значением (смыслом) и направленный на достижение избран­ного субъектом результата; процесс, начало, окончание, задержка или изменение которого определяется жизненной необходимостью, но не вынуждается ею» (1991, с. 100-101).

Необходимым условием возникновения произвольности является мотивация. У животных и у маленьких детей это непосредственная мотивация, выраженная в непосредственных мотивах. Необходимо оговорить, что вслед за Л. И. Божович под мотивом я понимаю все, что побуждает человека к действию: потребности, интересы, переживания, желания, аффект и т. д.

Первые произвольные движения, а затем и действия являются им­пульсивными, отвечающими непосредственно действующим мотивам. Об этом подробно написано, в частности, у С. Л. Рубинштейна в «Ос­новах общей психологии» (1946). Но тогда непонятно, почему импуль­сивное поведение противопоставляется произвольному и волевому, а импульсивность — произвольности и воле. Если подойти к этой точ­ке зрения несколько иначе, а именно посмотреть на импульсивность как на натуральный процесс, а на произвольность и волю — как на про­цессы, возникающие в результате овладения и управления человеком собственной мотивацией, то между импульсивностью, с одной сторо­ны, и произвольрюстью и волей, с другой стороны, исчезнет пропасть. Фактически импульсивность как аффективная форма поведения яв­ляется натуральным исходным процессом для воли, если понимать волю как высшую психическую функцию, т. е. возникающую в резуль­тате опосредствования соответствующего натурального процесса. Л. С. Выготский в «Педологии подростка» приводит высказывание Э. Кречмера о том, что «в примитивной психической жизни воля и аф­фект тождественны», и далее делает собственное замечание о непос­редственной импульсивной организации волевой жизни, свойствен­ной ребенку (19846, с.166-167). А затем он вводит термин «целевая воля», который ближе всего к пониманию воли как высшей психичес­кой функции: «Целевая воля, господствующая над аффектом, овладе­ние собственным поведением, управление собой, умение ставить цели своему поведению и достигать их... Но умение ставить цели и овладе­вать своим поведением требует... ряда предпосылок, из которых глав­нейшая — мышление в понятиях. Только на основе мышления в поня­тиях возникает целевая воля» (19846, с. 168).

Импульсивное поведение — это основа развития произвольного пове­дения. И импульсивное, и произвольное поведение запускаются моти­вацией. Импульсивное поведение вызвано неустойчивостью мотивов.

Первые произвольные движения, а затем и действия являются им­пульсивными, отвечающими непосредственно действующим мотивам.

Потребность в новых впечатлениях, которая, по мнению Л. И. Божович (1968), лежит в основе психического развития ребенка, способ­ствует развитию произвольных движений. Дети, растущие без матери в детских воспитательных учреждениях, в условиях депривации жиз­ненно важной для ребенка потребности в общении со взрослым чело­веком, страдают слабым развитием произвольных движений и тонкой моторики. Происходит это вследствие недоразвития мотивационной сферы ребенка, лишенного общения с матерью, поскольку именно че­рез это общение малыш начинает познавать мир, и у него появляются новые потребности и интересы, удовлетворение которых невозможно без произвольных движений. Так, развитие мотивационной сферы яв­ляется источником развития произвольности. В раннем и дошкольном детстве произвольные действия носят непосредственный характер, так как направлены на удовлетворение непосредственных желаний (же­лание понимается в самом широком смысле — это и потребности, и ин­тересы, и сами желания). Каждое новое желание должно быть немед­ленно удовлетворено, поэтому поведение маленького ребенка носит ситуативный характер, или, другими словами, его можно охарактери­зовать как импульсивное, то есть осуществляющееся по схеме «им­пульс — реакция». Но в таком случае импульсивное поведение нельзя рассматривать как непроизвольное, поскольку оно состоит из отдель­ных произвольных действий, но специфика его заключается в том, что любое действие может быть прервано в момент появления нового раз­дражителя, вызывающего новое желание. Причина импульсивного поведения заключается в слабой интенсивности каждого желания, на удовлетворение которого направлено произвольное действие, и в сла­бости процессов коркового торможения головного мозга. А раз так, то в мозге не создается доминанта конкретного желания, способная тормозить появление новых желаний, возникающих от воздействия новых импульсов, пока не будет удовлетворено доминирующее жела­ние. Поэтому импульсивное поведение характерно для раннего и до­школьного возраста, пока процессы торможения в коре головного моз­га недостаточно развиты. Выше уже была ссылка на исследование Н. И. Красногорского (1946), показавшее, что тормозной контроль коры головного мозга над инстинктивными и эмоциональными реак­циями начинает приобретать все большую силу с 7 лет.

Импульсивность, видимо, нужна ребенку в первые шесть-семь лет жизни для его развития, так как благодаря неустойчивости мотивов он легко переключается с одного предмета на другой, и это позволяет ему получать все новые и новые впечатления, что в свою очередь ведет к развитию. (По Л. И. Божович (1968), потребность в новых впечатле­ниях — движущая сила развития.) Когда дальнейшее развитие ребен­ка после семи лет начинает зависеть от концентрации его внимания в течение длительного времени на одном объекте (предмете), появляет­ся произвольное поведение (с постановкой цели, принятием намере­ния и т. д.). Постановка цели и принятие намерения нужны для того, чтобы ребенок долго был сконцентрирован на одном мотиве, побуж­дающем поведение, и не переключался на другой. Иными словами, по­становка цели и принятие намерения — это средства, с помощью ко­торых человек преодолевает импульсивное поведение и не переключается с мотива на мотив.

Таким образом, произвольное поведение это опосредствованное им­пульсивное поведение. Произвольное поведение может отвечать любому мотиву, побуждающему деятельность (непосредственному и опосредст­вованному). Оно блокирует импульсивное. Произвольное поведение разворачивается в ответ на достаточно сильный мотив, победивший при ранжировании другие.

Импульсивность маленького ребенка во многом объясняется, на мой взгляд, тем, что дети не обладают достаточно устойчивыми напряжен­ными мотивами, способными определить все их поведение. Психоло­гическая причина импульсивного поведения ребенка в слабом разви­тии его мотивационной сферы. Как только у ребенка появляются мотивы, способные затормозить воздействие сиюминутных желаний, так сразу же импульсивность уступает место произвольности. Под­тверждением этой мысли является меньшая импульсивность детей в сюжетно-ролевой игре, когда потребности и желания приобретают большую по сравнению с обыденной жизнью силу. Л. С. Выготский (1966) предположил, что ролевая игра возникает в результате силь­ных, напряженных потребностей, удовлетворение которых невозмож­но для ребенка в его обычной жизни, но возможно в условиях игры. Именно поэтому в ролевой игре старших дошкольников практически отсутствует импульсивное поведение, так как вся игровая деятельность направлена на удовлетворение конкретной сильной потребности.

Этот момент очень важен, поскольку он означает, что произволь­ность проявляется только в том случае, если субъекту это для чего-то нужно. Подчеркиваю: нужно самому субъекту, а не кому-то другому. Применительно к неуспевающему ученику это означает, что его пове­дение в учебной ситуации станет произвольным только при его соб­ственном желании, если произвольность будет способствовать удов­летворению существующей у него потребности.

Следует заметить, что отсутствие произвольности в учебной ситуа­ции — это не отсутствие произвольности у данного ребенка вообще. Если он захочет есть, то его поведение станет вполне произвольным, поскольку у него будет сильная непосредственная потребность, моти­вирующая (запускающая) возникновение произвольности. Но по­скольку у нашего ученика нет познавательной потребности, нет соци­альных мотивов учения, слабо выражена мотивация достижения, то есть нет никаких мотивов, способствующих возникновению произ­вольности в учении, то пока у него эти мотивы не появятся, не появит­ся и произвольность в учебе, поскольку ему не надо достигать в школе положительных результатов в учебном процессе. Получается, что учебная мотивация и произвольность в ичении тесно связаны между собой. Пока у ребенка не появится учебная мотивация или хотя бы ярко выраженный один из ее компонентов, нечего рассчитывать и на появление произвольности в учебе.

Эта статья была опубликована 19 января 2010 г..