"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
Проблемы взаимодействия психолога с учителями

вернуться к описанию книги

Групповые методы в работе школьного психолога. Вачков И.В.

Проблемы взаимодействия психолога с учителями

   Может быть, вам, уважаемый читатель, повезло, и вы работаете в замечательной школе: учителя прекрасно понимают, чем вы занимаетесь, и дружными рядами шагают к вам на тренинги и консультации; директор еженедельно задает вопросы, не нужно ли приобрести для вас методические материалы; все школьники от мала до велика воспринимают вас как друга и защитника. Если это так, то дальнейшее вам читать не нужно. Более того - категориче­ски запрещено: с одной стороны, чтобы не расстраиваться, сочув­ствуя коллегам, а с другой - чтобы не сформировалась мания ве­личия в результате осознания собственных успехов.

Но если школа у вас самая обычная и обо всем вышеописанном приходится только мечтать, тогда есть смысл нам вместе с вами подумать о том, почему так часто отсутствует понимание между учителями и школьной администрацией, с одной стороны, и пси­хологами, с другой. Почему это происходит и что же в такой си­туации делать?

Обычно в первый год работы психолога в школе его отношения с педагогами складываются непросто. Учителя ожидают от психо­лога помощи, но относятся к нему настороженно, ревниво и с не­которым скепсисом. На второй год скепсис может усилиться и да­же породить агрессию, направленную на психолога. Если психо­логу удается четко и профессионально организовать свою работу, то года через два-три он становится необходимым компонентом образовательной среды. Впрочем, вынужден признать: это проис­ходит не всегда.

Профессиональные позиции педагога и психолога имеют серь­езные различия. Их, к сожалению, не удалось преодолеть даже с помощью терминологического «гибрида» в названии профессии - «педагог-психолог». Несмотря на то что слово «психолог» зани­мает второе место в этом словосочетании, оно все-таки является ключевым. Если нет, то на практике происходит «педагогизация» психолога. Тогда не возникает никаких проблем во взаимодейст­вии с педколлективом, потому что собственно психолога уже не существует. Есть такой же учитель, как и все остальные.

Итак, чем же различаются профессиональные позиции педагога и психолога?

Во-первых, психолог- «специалист по неодинаковости» (по меткому замечанию А.Г.Асмолова), педагог- спе­циалист по выравниванию. Основная задача перво­го - помочь ребенку построить путь индивидуально­го, своеобразного развития. Задача второго - помочь каждому ученику усвоить заданный учебный стан­дарт, одинаковый для всех, а попутно - еще и оказать на ребенка воспитательное воздействие, стремясь до­биться соответствия его личности некоторому оче­видному для учителя культурному нормативу. В ре­альности векторы устремлений педагога и психолога часто имеют разные направления.

Во-вторых, для психолога оценочные суждения являются не­приемлемыми, а в педагогической деятельности без них не обойтись. Более того, почти во всех школах существует отметочная система, позволяющая пере­вести уровень учебных знаний, умений и навыков школьника в четкие и ясные количественные показа­тели. Индивидуальное психическое развитие не уда­ется оценить в баллах.

В-третьих, ситуация постоянного оценивания других, в кото­рой оказывается педагог, почти неизбежно экстрапо­лируется им и за пределы школьного класса, что по­рождает стремление количественно оценить любую деятельность (в том числе и деятельность школьного психолога). Сам психолог обычно не может и не хо­чет рассматривать продукты своего труда таким об­разом.

В-четвертых, «мишенью» работы психолога чаще всего высту­пает эмоционально-мотивационная сфера личности ребенка, которая рассматривается в качестве базовой, основополагающей для личностного развития. Педа­гог воздействует прежде всего (а иногда - и только лишь) на когнитивную сферу.

В-пятых, педагоги и психологи по-разному относятся к детям. Позицию педагога в отношениях с детьми можно обозначить как позицию «напротив», психолога - как «рядом» или «в стороне».

Не следует, конечно, рассматривать этот список различий как систему обвинений учителю (или психологу- по выбору читате­ля). Это только материал для размышлений.

Разумеется, названные противоречия в профессиональных по­зициях не запускают автоматически механизм агрессии, но созда­ют для этого весьма важные предпосылки.

Есть, впрочем, и другие предпосылки для проявления агрессив­ности взрослых в школе- те, которые условно можно отнести к личностным. Условно, потому что они тесно связаны не только с личностными особенностями педагогов и психологов, но и со спе­цификой их профессиональной деятельности.

Начнем с педагогов. При этом будем опираться на факты, полу­ченные в результате специальных психологических исследований. Известный специалист в области психологии учителя Л.М.Ми­тина еще в начале 90-х годов обнаружила, что показатели степени социальной адаптации учителей ниже, чем у представителей мно­гих других профессий. В результате у педагогов часто бывают конфликты (по разным причинам) с окружающими. Частота воз­никновения у педагогов активных форм реагирования (и прежде всего агрессии) в среднем значимо превышает реакции астениче­ского характера (депрессии).

К негативным последствиям следует отнести возможность фор­мирования у учителей таких свойств личности, как несдержан­ность, грубость, неуверенность в своих силах, тревожность. У тре­ти учителей показатель степени социальной адаптации ниже, чем у больных неврозами. К этой категории в основном относятся учи­теля с большим стажем работы в школе, но есть здесь и учителя со стажем 10-15 лет, и даже молодые, начинающие педагоги.

Более того, исследование показало, что для учителей со стажем работы более 20 лет характерно резкое снижение всех показателей эмоциональной устойчивости. То есть через 20 лет работы в школе у подавляющего числа педагогов наступает «эмоциональное сго­рание».

По данным Н.А.Аминова, среди учителей высшей категории 53% «сгоревших». При этом они характеризуются высокой тре­вожностью, интровертированностью. У «сгоревших» учителей низкой квалификации, наоборот, фиксируется крайний радика­лизм, стремление к контролю над ситуацией, открытая агрессив­ность. По мнению Аминова, к 40 годам «эмоционально сгорают» все (!) учителя.

Мои собственные исследования частично подтверждают это грустное утверждение: резкий спад показателей социальной адап­тации происходит у педагогов старше 42 лет. Причиной этого яв­ления можно считать снижение у них уровня рефлексивных про­цессов (что было обнаружено в исследовании Е.Б.Петрушихиной, 1993) и в целом профессионального самосознания.

А раз так, то становится понятно, откуда появляется неприкры­тая агрессия по отношению к тем, кто не является «своим», в на­шем случае - к психологам. Хотя на самом деле от агрессии «эмо­ционально сгоревших» не застрахованы и коллеги-педагоги, не­смотря даже на «корпоративную солидарность».

Но не стоит обвинять учителей в провоцировании всех кон­фликтов в коллективе. По той простой причине, что все только что сказанное об «эмоциональном сгорании» может быть, по-видимому, с тем же успехом отнесено и к психологам. Исследова­ний на эту тему, правда, не очень много. Но есть основания пред­полагать, что в процессе профессиональной деятельности с психо­логами происходят такие же превращения, как и с учителями. А значит, профессиональная стагнация, снижение уровня социаль­ной адаптации и эмоциональной устойчивости, проявления агрессивности бывают не только у педагогов, но и у школьных психо­логов.

А ведь довольно часто психолог, прознавший об исследовани­ях, описанных выше, не только начинает относиться к учителям с изрядной долей высокомерия, но и абсолютно бестактно упрекает их в профессиональной непригодности прямо на педагогическом совете (бывает и такое).

Иногда можно услышать от психологов разговоры о ригидности учителей, их нежелании повышать свой профессиональный уровень, их «родительски-авторитарной» позиции по отношению к ученикам и окружающим людям. Так кто же тогда более агрессивен?

Порой амбиции педагогов ни в какое сравнение не идут с про­фессиональным апломбом психологов. Еще бы! Ведь психолог ощущает себя едва ли не мессией, пришедшим в школу, дабы спа­сти нежнейшие души детей от звероподобных созданий, только и мечтающих о том, чтобы наплодить как можно больше дидакто-генных расстройств.

Ведь это он, психолог, способен интерпретировать слова и по­ступки учителя как проявления нарциссизма и эдипова комплекса. Это он, психолог, видит все ошибки, заблуждения и просчеты пе­дагога и может научить его, как правильно обучать ребенка (при этом, конечно, психолог не имеет ни малейшего представления о преподаваемом предмете).

Презрительное отношение психологов к педагогам, к сожалению, не исчезло в школе за последние годы. До сих пор профессия психо­лога воспринимается как элитарная (об этом можно судить хотя бы по количеству факультетов, которые готовят психологов), в то вре­мя как престиж учительской профессии неуклонно катится вниз.

Но ведь как часто за амбициозностью психолога - только пус­тота, потому что он не знает, как определить причины трудностей ребенка, не умеет вести психокоррекционную работу, не может ничего порекомендовать учителям. А те, видя беспомощность психолога, искренне не понимают, зачем нужен в школе такой «специалист».

Даже если психолог является квалифицированным и хорошо подготовленным, ему бывает очень непросто доказать учителям и администрации эффективность своей деятельности. Учителя недо­умевают: в чем же заключается эта «психологическая работа», по­чему Он уроки-то не ведет?

Объяснить же, в чем состоят обязанности психолога и каково содержание его работы, бывает ой как нелегко, потому что учите­ля подходят к оценке его деятельности со своими, педагогически­ми мерками и ждут от него если уж не преподавания, то, по край­ней мере, воспитательных действий по отношению к нарушителям дисциплины. Хорошо, если психолог будет всегда под рукой на случай, если кто-то на уроке не так себя поведет. Чтобы не к ди­ректору нарушителя тащить, а к психологу - для беседы и вразум­ления. И невдомек им, что психолог - не «социальный пожарный» и нотации и нравоучения - не его профиль.

А раз непонятно, что делает психолог в школе, не видно, как именно он работает, то и вывод напрашивается сам собой: бездель­ничает, напрасно зарплату получает. Вот и повод для агрессии.

Психологу не следует жалеть сил и времени на то, чтобы везде, где возможно - на заседаниях методобъединений, собраниях, пед­советах, в частных беседах, - объяснять учителям, в чем состоит сущность психологической работы, рассказывать о том, что имен­но он сам делает.

Нужно также искренне интересоваться трудностями учителей, самому предлагать свои услуги, можно организовать постоянно действующий семинар для учителей по какой-либо психологиче­ской проблеме, провести общешкольные психологические меро­приятия (например, в рамках недели психологии) и вовлечь в это учителей.

А самое главное - относиться к педагогам с искренним уваже­нием. Напрочь отказаться от обвинений в их адрес и любых форм агрессии. Постоянно помнить о том, что у нас, психологов и пе­дагогов, есть наши ученики, чьи проблемы являются нашими об­щими.

Эта статья была опубликована 22 декабря 2009 г..