"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Из книги: Метафорическая психотерапия
Тимошенко Г.В., Леоненко Е.А.

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Жизнь, в сущности, очень простая штука,

и нужно приложить очень много сил,

чтобы самому себе ее испортить.

А. Чехов

Такое глобальное понятие, как человеческая жизнь, можно опреде­лять, объяснять и описывать с бесконечного количества точек зрения. В сущности, само по себе это понятие вряд ли нуждается в однознач­ном и точном определении - и, тем более, вряд ли может его иметь. Любая попытка ответить на вопрос, что такое человеческая жизнь, бу­дет иметь смысл только в каком-либо вполне определенном контек­сте. Поэтому с точки зрения практических интересов психотерапии мы считаем себя вправе дать свой ответ на этот весьма философский вопрос: жизнь это последовательность всех задач, встающих перед человеком в промежутке между его рождением и смертью. Тогда жиз­недеятельность человека можно считать последовательностью реше­ний встающих перед ним задач. Понятно, что мы при этом никоим образом не претендуем на универсальность и глобальность такого оп­ределения: в этой форме оно лишь вполне удовлетворительно обозна­чает сам предмет, с которым имеет дело психотерапия - опять же, разумеется, с нашей точки зрения.

Жизненные задачи, о которых идет речь в приведенном определе­нии, могут быть внешними и внутренними, иметь самые различные уровни сложности и ставиться как осознанно, так и неосознанно. Ре­шением внешних задач можно считать любые действия, осуществляе­мые в материальном мире — от открывания водопроводного крана до занятия определенной позиции на карьерной лестнице. Иными сло­вами, внешние задачи возникают как результат отношений человека с окружающим миром. Внутренние задачи, соответственно, являются результатом отношений человека с самим собой и тоже могут быть сколь угодно сложными — от поиска ответа на вопрос «что я сейчас чувствую?» до создания симфонии. При этом даже сам процесс поста­новки жизненной задачи тоже, в свою очередь, можно считать отдель­ной жизненной задачей.

Исходя из этого, любые проблемы, которые могут возникнуть у че­ловека в ходе его жизнедеятельности, мы можем рассматривать как нарушения в процессе решения его жизненных задач. Причем, на наш взгляд, вряд ли стоит предполагать, что некоторые затруднения в про­цессе жизнедеятельности способны возникнуть исключительно под влиянием непреодолимых внешних обстоятельств. Мы предлагаем исходить из того, что нахождение способа действия в обстоятельствах, не подвластных человеку и не благоприятных для него, тоже можно считать жизненной задачей, априори имеющей решение: ведь чело­век может как попытаться найти некие способы решения своей исход­ной задачи, позволяющие обойти эти обстоятельства, так и изменить первоначально поставленную задачу.

С этой точки зрения можно сказать, что предметом психотерапии являются нарушения процесса решения жизненных задач. Саму же пси­хотерапию в таком случае можно считать процессом конструктивной трансформации способа, которым человек решает жизненные задачи. Однако теперь нам необходимо выяснить, какими эти нарушения в принципе могут быть.

Для поиска ответа на этот вопрос мы предлагаем обратиться к на­уке, целиком посвященной решению задач, — к математике. Для нача­ла давайте вспомним, как устроен школьный учебник математики. Он, как известно, разделен на большие теоретические темы, во время рас­смотрения каждой из которых учащемуся предлагают некие базовые принципы решения задач, относящихся к этой теме. В ходе решения некоторого количества типовых задач, основанных на каждом прин­ципе, учащийся осваивает способы их решения. В конце же учебника обычно приводится подборка комплексных задач, каждая из которых предполагает использование сразу нескольких принципов решения, причем учащийся сам должен определить, какие именно принципы должны быть использованы при решении той или иной задачи.

А теперь представим себе, что какая-то тема — по болезни или по какой-нибудь иной причине — учащимся не была должным образом понята и освоена. Основные принципы решения соответствующих задач так и остались для него загадкой. В результате он оказывается не в состоянии не только решить задачи, предлагаемые для освоения именно этой темы, но и некоторые из комплексных проверочных за­дач — как раз те, которые для своего решения требуют использования именно этого, не освоенного им принципа. Более того, он даже не сможет распознать, где в предложенной задаче требовалось его приме­нение.

Теперь попробуем провести параллель с жизнедеятельностью че­ловека. Не требует доказательств тот факт, что раннее развитие чело­века подчиняется неким общим закономерностям — независимо от того, как именно каждый конкретный психотерапевтический подход (и каждая психологическая теория развития) трактует эти закономер­ности. Для нас с вами сейчас важен сам факт их наличия. Но почему эти закономерности именно таковы, каковы они есть? Если в природе любой устойчиво воспроизводящийся процесс неизбежно является целесообразным, то надо предположить, что и само существование таких закономерностей обусловлено какой-то целесообразностью. Поскольку вряд ли человечество когда-нибудь сможет претендовать на то, что ему достоверно известны резоны природы на этот счет, то любые предположения о смысле этих закономерностей вполне можно считать относительно равноправными. Мы в интересующем нас ас­пекте осмелимся предположить, что существующие этапы раннего развития человека как раз и предназначены для того, чтобы он освоил все, что ему окажется необходимым для решения всех задач, могущих возникнуть перед ним на протяжении всей его будущей жизни. В кон­це концов, еще известный математик Дьердь Пойа говорил: «Умение решать задачи — такое же практическое искусство, как умение плавать или бегать на лыжах. Ему можно научиться только путем подражания или упражнения» (146).

Эта статья была опубликована 12 мая 2012 г..