"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
ПРЕДИСЛОВИЕ К КНИГЕ "ЖЕСТОКОЕ ОБРАЩЕНИЕ С РЕБЕНКОМ"

Из книги: Жестокое обращение с ребенком. Причины, последствия, помощь. Алексеева И.А., Новосельский И.Г.

Предисловие

Эта книга о том, как помогать детям, пострадавшим от физического, эмоционального и сексуального насилия. Она не является результатом всесторонних исследований проблемы насилия с точки зрения философских, психологических, исторических, медицинских или юридических представлений. Ее ценность, по нашему мнению, заключается в том, что она написана на основе реальных российских случаев. В большинстве из этих случаев в помощи нуждались не только дети, но и родители, несмотря на то, что их нередко можно было заслуженно обвинить в жестоком обращении с собственным ребенком. Подавляющее большинство взрослых, о которых здесь идет речь, являются обыкновенными родителями, они так или иначе любят своих детей и привязаны к ним.

Основная идея этой книги состоит в том, что насилие во многих случаях — симптом нарушенных детско-родительских отношений, пагубно влияющих на развитие ребенка. Помимо непосредственного вреда для физического и душевного здоровья, перенесенное ребенком насилие со стороны близких больше всего влияет на то, как этот ребенок в дальнейшем будет выстраивать отношения с окружающими людьми и, прежде всего, со своими детьми. Возникающий, таким образом, цикл насилия (нарушенные отношения — насилие — нарушенные отношения) проявляется на разных уровнях: и в актуальных отношениях между ребенком и родителем, и в отношениях между поколениями.

Насилием часто оказывается не только грубое и очевидно травмирующее применение силы по отношению к ребенку, но и многие привычные «традиционные» формы наказаний и воздействий на детей.

Поэтому так важно уметь распознавать насилие в разных формах и на разных этапах жизни семьи и оказывать помощь детям и родителям не только в случаях, когда не остается ничего другого, как забрать ребенка из семьи.

 

Понимание механизмов воздействия насилия на жизнь ребенка и семейные отношения складывалось постепенно на протяжении многих лет работы с детьми, пострадавшими от насилия и пренебрежения.

Важную роль в поиске путей оказания помощи детям и их родителям сыграла возможность постоянно обсуждать трудные случаи, успехи и неудачи в группе единомышленников: психологов, врачей, социальных работников, педагогов. Эта команда сформировалась за годы работы в самых различных государственных и общественных организациях — в кризисных службах для детей и подростков, в приютах и социально-реабилитационных центрах. Ее участники сотрудничали в этих организациях в качестве руководителей и рядовых сотрудников, приглашенных консультантов и супервизоров.

В 1990 годах часть этих специалистов объединились в некоммерческую общественную организацию — Санкт-Петербургский Фонд кризисной психологической помощи детям и подросткам «Новые шаги», в деятельности которого проблемы помощи детям, пострадавшим от насилия, стали занимать ключевое место.

Наряду с оказанием непосредственной помощи важное место в работе фонда «Новые шаги» (и, в частности, авторов этой книги) занимало обучение специалистов психологическому консультированию детей и их родителей, прежде всего, в области кризисного консультирования (суицидальное поведение, психологические травмы, переживание горя и потери близких, острые семейные и школьные конфликты, начало употребления детьми наркотических веществ и т.д.), в которой мы имели большой практический опыт. Постепенно все большее место в этом обучении занимали программы по работе с насилием.

Проблемы насилия не сразу оказались в фокусе нашего профессионального внимания. Регулярно с проблемами жестокого обращения с детьми мы начали сталкиваться после организации в 1990 году в структуре городской детской психиатрии Петербурга подразделения под названием «Кризисная служба для детей и подростков».

Создание такой службы было обусловлено необходимостью разрешения ряда проблем, которые обнажились и обострились в связи с резкими социально-экономическими и политическими изменениями в стране в постперестроечное время, но не могли быть разрешены в рамках традиционной тогда еще советской организации медицинской и социальной помощи. Существовавшая в то время система практически не предусматривала иных причин суицидального поведения, кроме психопатологических, и иных форм помощи подвергшимся сексуальному и физическому насилию, кроме медицинских и милицейских, а основными вариантами разрешения эмоциональных и поведенческих проблем у детей являлись медикаментозное лечение в психоневрологических диспансерах и постановка на учет в инспекциях по делам несовершеннолетних.

Однако в конце 1980 — начале 1990-х годов демократизация общества, появление гласности, разрушение «железного занавеса» и вместе с тем потеря стабильности и ухудшение социально-экономического положения населения привели к тому, что наличие многих пограничных медико-социальных проблем стало невозможно игнорировать. Быстро возникали и другие проблемы: семьи теряли средства к существованию, социальные проблемы и межнациональные конфликты приводили к смене места жительства и потере жилья, многие дети остались без крова и не могли получить образование, стали жить на улице. Обострилось социальное неравенство в детских коллективах, что породило массу новых эмоциональных проблем. Увеличилось количество суицидальных попыток и завершенных суицидов у подростков. Появились специфические для подростковой субкультуры опасные групповые формы поведения — фанатизм и агрессия, жестокость, групповое суицидальное поведение, обусловленное подражанием кумирам. В подростковой среде началось распространение наркотиков, появились новые формы зависимости, связанные с компьютеризацией.

Это было время поиска новых форм работы, появились первые приюты, реабилитационные центры, социальные гостиные и гостиницы. В Петербурге одной из таких форм стало создание подростковой кризисной службы. В основе ее организации лежало стремление преодолеть страх населения перед психиатрами и психологами за счет возможности получения помощи анонимно (по телефону и при личном посещении) и при необходимости немедленно, в любое время суток. Благодаря этому, а также тому, что в кризисную службу можно было обратиться практически по любым проблемам детско-подросткового возраста, она довольно быстро получила известность. Преобладание психотерапевтического, а не диагностического подхода в работе, ориентация на реальную помощь, а не на отчетность приводили к постоянному росту обращений за помощью.

Много внимания уделялось созданию условий, способствующих обращению за помощью самих детей и подростков: давалась ориентированная на подростков реклама, при службе был создан волонтерский телефон доверия — «Телефон подростковых проблем», на котором после соответствующего обучения бесплатно работали подростки, многие из которых имели собственный опыт обращения за психологической помощью.

Все это привело к тому, что в кризисную службу все больше стали обращаться с «непрофильными» для психиатрии того времени проблемами: последствиями физического и сексуального насилия; переживаниями травматических событий; специфическими трудностями в школе (нарушение мотивации к обучению, эмоциональные проблемы в школе); затруднениями в общении со сверстниками и т.п. Стали выявляться случаи пренебрежения нуждами детей и невыполнения родителями своих обязанностей, уходов детей из семьи и побегов из интернатных учреждений.

Именно ориентация на достижение позитивных изменений в жизни ребенка способствовала более полному осознанию необходимости вовлечения семьи в терапевтический процесс, выявила трудности мотивирования разных членов семьи на сотрудничество и изменения. Большое количество обращений, обусловленных сложностями в школе, привело к появлению в службе педагогов и социальных работников, а комплексная (сочетанная и однонаправленная психологическая, медицинская, педагогическая и социальная) помощь значительно увеличивала эффективность индивидуальной работы психолога с ребенком или семьей.

Достаточно рано мы поняли необходимость командного подхода в работе специалистов — ценность взаимной поддержки, эффективность групповой отработки острых и сложных случаев, необходимость согласованности в действиях и передаче информации, значение гибкого графика работы и возможности быстрых внутренних реорганизаций для работы с конкретными случаями, важность профилактики синдрома сгорания и заботы о поддержании профессионального уровня специалистов, необходимость супервизии.

 С 1999 года Американское агентство по международному развитию (USAID) начало финансирование большой социальной программы «Помощь детям-сиротам в России» (Программа ARO). В рамках этой программы получили поддержку множество организаций, оказывающих помощь детям группы риска по социальному сиротству и детям, оставшимся без попечения родителей.

Вынужденные по ряду причин уйти из государственной медицины, мы стали работать с некоторыми из этих организаций. Вместо отдельных случаев насилия в ряду многих других проблем, с которыми обращаются в кризисные службы, мы столкнулись с тем, что почти все дети, попавшие, например, в приюты и другие подобные организации, на протяжении всей своей жизни подвергались жестокому обращению и пренебрежению.

Опыт работы с различными семьями — и с относительно благополучными, и с практически «разрушенными» — дал возможность увидеть различные аспекты феномена социального сиротства, его истоки, механизмы, последствия, непосредственную связь между социальным сиротством и насилием.

В обыденном сознании основными причинами того, что дети оказываются без попечения родителей, являются низкая материальная обеспеченность семей, пьянство и алкоголизм родителей. Тем не менее, даже при сегодняшнем расслоении российского общества, когда многие семьи оказались за чертой бедности, очевидно, что далеко не во всех семьях, испытывающих выраженные материальные трудности, детям угрожает опасность остаться без попечения родителей. Алкоголизация родителей тоже не всегда является фактором, достаточным для формирования социального сиротства. Как правило не учитываются другие факторы, непосредственно провоцирующие социальное сиротство, прежде всего психологические. К ним можно отнести собственный негативный детский опыт родителей, бытовое насилие (ссоры и драки между родителями), жестокое обращение с детьми, нарушение структуры семьи, когда дети оказываются на ее периферии и т.д.

По нашему мнению, практически всегда, когда речь идет о социальном сиротстве, имеют место насилие и грубо нарушенные отношения между родителями и детьми.

Эти нарушенные отношения проявляются в различных симптомах: физических наказаниях, пренебрежении основными нуждами и потребностями ребенка, эмоциональном насилии по отношению к детям, дефиците внимания и тепла, внутрисемейных конфликтах, уходах из дома, воровстве, употреблении детьми психоактивных веществ и т.д. Выявление этих симптомов и работа с проблемами на ранних этапах позволяют существенно снизить риск социального сиротства для многих детей.

 

Условно книгу можно разделить на три части.

Первая часть (главы 1—6) посвящена описанию феномена насилия по отношению к детям, диагностике и практическим аспектам работы с детьми, пострадавшими от различных видов насилия: физического, эмоционального, сексуального.

Вторая часть (главы 7—8) описывает взаимосвязь социального сиротства и насилия, пути воспроизведения насилия из поколения в поколение; факторы, влияющие на социальную адаптацию и коммуникативные особенности детей, пострадавших от жестокого обращения, а также основные мишени психологической работы с детьми группы риска по социальному сиротству.

Третья часть (главы 9—14) затрагивает вопросы организации различных форм помощи детям, пострадавшим от насилия: кризисные службы, социально-реабилитационные центры, приюты, центры дневного пребывания и т.д; а также вопросы организации психологической помощи и привлечения к сотрудничеству родителей из неблагополучных семей; некоторые аспекты оказания психиатрической помощи.

Мы надеемся, что эта книга окажется полезной для специалистов, работающих с детьми, руководителей социальных служб и, в конечном итоге, для самих детей.

Эта статья была опубликована 01 сентября 2009 г..