"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
ПОНЯТИЕ СКАЗКИ И ЕЕ ЖАНРЫ

Из книги: Типология сказки
Наговицын А.Е., Пономарева В.И.

Понятие сказки и ее жанры

В научной литературе сказка определяется чаще всего как один из видов фольклорной прозы, встречающийся у различных народов и подразделяющийся, в свою очередь, на жанры. Анализ существующих определений показывает, что в них наряду с вымышленными событиями подчеркивается устный характер сказки как художественной литературы. Так, например, отечественная литературная он-лайн энциклопедия трактует понятие сказки следующим образом:

«Сказка (нем. Märchen, англ. tale, франц. conte, итал. fiaba, серб. и хорв. pripovijetka, болг. приказка, чешск. pohadka, польск. bajka, белор. и укр. казка, байка, у русских до XVII в. баснь, байка) — рассказ, выполняющий на ранних стадиях развития в доклассовом обществе производственные и религиозные функции, то есть представляющий один из видов мифа; на поздних стадиях бытующий как жанр устной художественной литературы, имеющий содержанием необычные в бытовом смысле события (фантастические, чудесные или житейские) и отличающийся специальным композиционно-стилистическим построением. В динамике развития общественных форм и общественного сознания изменяется и понятие «сказка».

Стоит заметить, что если следовать этой логике, то все авторские сказки сюда не попадают. Одно из принятых в Европе определений сказочного жанра принадлежит И. Больте и Г. Поливке (Bolte, Polivka, 1913—1932). Согласно ему, сказка представляет собой рассказ, основанный на поэтической фантазии, в особенности, из волшебного мира, что это история, не связанная с условиями действительной жизни, которую во всех слоях общества слушают с удовольствием, даже если находят ее невероятной или недостоверной.

В этом представлении сформулированы три признака: поэтичность, вымысел, развлекательность. Но в нем не учитываются, например, социальная значимость сказки как культурного элемента, воспитательный и психологический потенциал.

В.Я. Пропп, критикуя подход названных исследователей, дал свое определение сказки в самом общем виде как «рассказ, отличающийся от всех других видов повествования специфичностью своей поэтики» (Пропп, 1984, с. 35). Кроме того, он, как и Э.В. Померанцева (1985), определяет установку на вымысел в качестве главного жанрообразующего признака сказки.

Еще В.Г. Белинский в свое время акцентировал внимание на признаке вымышленности: сказочник, по его словам, «не только не гонялся за правдоподобием и естественностью, но еще как будто поставлял себе за непременную обязанность умышленно нарушать и искажать их до бессмыслицы» (Белинский, 1954, с. 355). К.С. Аксаков писал, что вымысел влияет и на содержание сказок, и на изображение места действия в них, и на характеры действующих лиц, и при этом самое характерное — направленность на сознательный вымысел. А.Н. Афанасьев, напротив, утверждал, что сказка — не пустая складка, в ней нет нарочно сочиненной лжи, намеренного уклонения от действительного мира.

Академик Ю.М. Соколов отмечает, что под народной сказкой в широком смысле этого слова понимается устно-поэтический рассказ фантастического, авантюрно-новеллистического и бытового характера. При этом он указывает:

«Как ни характерны для сказки ее герои и предметы, живые и оживотворенные носители сказочного действия, все же самым важным и характерным для сказки как жанра является само действие. Для чудесной сказки эти действия определяют собой волшебно-приключенческий характер чудесной сказки как особого повествовательного жанра» (Соколов, 1941, с. 326).

Другой крупный исследователь, А.И. Никифоров предложил следующее определение:

«Сказки — это устные рассказы, бытующие в народе с целью развлечения, имеющие содержанием необычные в бытовом смысле события (фантастические, чудесные или житейские) и отличающиеся специальным композиционно-стилистическим построением» (Никифоров, 1930, с. 7).

При том, что здесь также выведено за рамки жанра наследие литературных сказок, классифицирующие признаки фактически сходны с позициями других ученых: вымысел и развлекательный характер. Правда, природа вымысла уточняется. Кроме того, представляется плодотворным дополнение «специального композиционно-стилистического построения», но оно не расшифровывается.

Развлекательность и занимательность считали отличительными признаками сказки и известные фольклористы братья Соколовы:

«Термин сказка мы употребляем здесь в самом широком значении — им мы обозначаем всякий устный рассказ, сообщаемый слушателям в целях занимательности» (Соколов Б., Соколов Ю., 1915, с. 1, 6).

 В.П. Аникин, соглашаясь с тезисом о вымысле как характеристике сказки, подчеркивает, что это не является ее главной чертой и добавляет к критерию эстетического наслаждения «особое, осуществляемое с его помощью раскрытие реальных жизненных тем» (Аникин, 1977, с. 208).

Мнение Т.Г. Леоновой отражено в следующем высказывании:

«Сказка — это эпическое, чаще всего прозаическое произведение с установкой на вымысел, произведение с фантастическим сюжетом, условно-фантастической образностью, устойчивой сюжетно-композиционной структурой и ориентированной на слушателя формой повествования» (Леонова, 1982, с. 7).

В это определение, во-первых, «не укладываются» многие типы сказок, поскольку никоим образом не являются эпическими (например, бытовые или новеллистические). Во-вторых, в целом ряде сказок сюжет нельзя определить, как фантастический, так как он представляет редкие, исключительные, смешные случаи (сказки о ворах, дураках, судьях и т.п.). В-третьих, сюжетно-композиционная устойчивость варьируется в разных типах сказки. Наконец, ориентированная на слушателя форма повествования присуща не только сказкам, но и песням, былинам и т.д.

Отсутствие единодушия у исследователей наводит на мысль о целесообразности продолжить изучение понятия сказки для выработки более конкретного определения, характеризующего ее сущность. Для этого необходимо, в первую очередь, рассмотрет жанровые особенности. Поскольку единой научной классификации до сих пор не существует, жанры или группы сказок исследователи выделяют по-разному.

Неоспоримо важную роль в систематизации сказок сыграла работа финского ученого А. Аарне «Указатель сказочных типов» (Aarne, 1910). Он построен на материале европейских народов, который подразделен на сказки:

1) о животных;

2) волшебные;

3) легендарные;

4) новеллистические;

5) об одураченном черте;

6) анекдоты.

Важные уточнения в труд А. Аарне внес американский ученый С. Томпсон, создавший в 1928 году «Указатель сказочных сюжетов» (Thompson S, 1955—1958). В результате типология жанров расширилась:

1) сказки о животных, растениях, неживой природе и предметах;

2) волшебные сказки;

3) легендарные сказки

4) новеллистические (бытовые) сказки;

5) сказки об одураченном черте;

6) анекдоты;

7) небылицы;

8) кумулятивные сказки;

9) докучные сказки.

Советский фольклорист Н.П. Андреев (1892—1942), переводивший на русский язык указатель Аарне, переработал его, добавив сказки из русского сказочного репертуара. Книга «Указатель сказочных сюжетов по системе Аарне» (1928) до сих пор не утратила своего значения. Через полвека появилась работа Л.Г. Барага, И.П. Березовского, К.П. Кабашникова, Н.В. Новикова «Сравнительный указатель сюжетов» (1979), посвященная восточнославянским сказкам.

Принципиальное значение имеют исследования В.Я. Проппа, который выделяет шесть групп сказок.

1) волшебные;

2) кумулятивные;

3) о животных, растениях, неживой природе и предметах;

4) бытовые или новеллистические;

5) небылицы;

6) докучные сказки.

Близкую, хоть и несколько отличающуюся систематизацию приводит Э.В. Померанцева:

о животных;

волшебные;

авантюрно-новеллистические;

бытовые

Не останавливаясь на различиях в подходах названных авторов, заметим, что все они особое место в жанровом многообразии отводят волшебным сказкам. В.Я. Пропп, в частности, отмечает, что такие сказки «выделяются не по признаку волшебности или чудесности,… а по совершенно четкой композиции». В основе волшебной сказки, по мнению целого ряда исследователей, лежит образ инициации как разновидности обряда перехода из одной социальной роли в другую, посвящения. Поэтому в ней появляется образ «иного царства», куда следует попасть герою, чтобы приобрести невесту или сказочные ценности, после чего он должен вернуться домой. Повествование такой сказки «вынесено целиком за пределы реальной жизни». Характерными особенностями волшебной сказки считаются: словесный орнамент, присказки, концовки, устойчивые формулы и метафоры.

Нельзя не отметить, что волшебные сказки не являются исключительно достоянием фольклора. Множество талантливых писателей сочиняли их, внося вклад в мировое литературное наследие: Г.Х. Андерсен, С. Лагерлеф, Т. Янсон, Ю. Олеша и др. Более подробно проблематика волшебной сказки будет рассмотрена во второй главе.

В остальных позициях исследователи несколько расходятся, поэтому остановимся на обзоре наиболее подробной классификации, то есть по В.Я. Проппу. К первой группе он относит кумулятивные сказки. Их сюжет строится на многократном повторении какого-то звена, вследствие чего возникает либо «нагромождение» («Терем мухи»), либо «цепь» («Репка»), либо «последовательный ряд встреч» («Колобок») или же «отсылок» («Петушок подавился»). В русском фольклоре кумулятивных сказок немного. Кроме особенностей композиции, они отличаются стилем, богатством языка, зачастую тяготеют к рифме и ритму. Но по такому же принципу строятся, например, многие дидактические (обучающие) сказки, которые имеют чисто литературное происхождение, а не относятся к народным. В конце концов, и в «Городке в табакерке» В. Одоевского действие построено на последовательности ряда встреч героя. Вопросы, относящиеся к кумулятивным сказкам, настолько принципиальны, что заслуживают специального рассмотрения (см. главу 3).

Жанровые особенности других сказок определяются не по композиционному признаку (по причине недостаточной изученности), а по иным свойствам, в частности, по характеру действующих лиц. Кроме того, в сказках не волшебных, «необычайное» или «чудесное» не вынесено за пределы реальности, а показано на ее фоне. Это придает необычайности событий некий комический характер. Сверхъестественное (чудесные предметы, обстоятельства) здесь отсутствует, а если и встречается, то имеет юмористическую окраску.

Сказки о животных, растениях (война грибов и т. д.), о неживой природе (ветер, мороз, солнце) и предметах (лапоть, соломинка, пузырь, уголек) составляют небольшую часть русских и западноевропейских сказок, тогда как у народов Севера, Северной Америки и Африки сказки широко распространены. Наиболее популярные герои в них — ловкие обманщики-трикстеры (шуты) заяц, паук, лиса, койот, ворон и т.д. В литературе, напротив, сказки о животных — далеко не редкость. Например, уже упоминавшиеся «Рейнеке Лис» И.В. Гете, «Лис Микита» И. Франко, множество сказок В. Бианки и др.

Сказки бытовые (новеллистические) делятся по типам персонажей: о ловких и умных отгадчиках, о мудрых советчиках, о ловких ворах, о злых женах и т.д. «Ходжа Насреддин» Л. Соловьева, «Житейские воззрения кота Мура» Э.Т.А. Гофмана вполне подходят к этому разряду.

Небылицы рассказывают «о совершенно невозможных в жизни событиях», например, о том, как волки, загнав человека на дерево, становятся друг другу на спину, чтобы достать его оттуда. Ярким примером таких небылиц являются немецкие шванки, которые послужили Ш. Распе и его предшественникам материалом для книги о бессмертном бароне Мюнсгаузене (Мюнхгаузене).

Докучные сказки, по мнению В.Я. Проппа, это скорее «прибаутки или потешки», при помощи которых хотят угомонить детей, требующих рассказа от взрослых. Например: «У царя был двор, на дворе был кол, на колу висело мочало, не начать ли сказку сначала? У царя был двор…» или знаменитая «У попа была собака, он ее любил, она съела кусок мяса, он ее убил, и в землю закопал, и на камне написал, что у попа была собака, он ее любил…», или про белого бычка. Но и в литературе есть такого рода произведения, достаточно заглянуть в наследие Д. Хармса, К. Чуковского. Добавим к этому, что сказки, отнесенные В.Я. Проппом к докучным, порой включаются в более сложные сюжеты в качестве преамбулы или концовки.

По нашему мнению, при всей важности и логичности построенной В.Я. Проппом систематизации сказочных жанров, ею не исчерпывается разнообразие фольклорных сказок. Так, например, в славянской традиции можно выделить еще сказки богатырские, солдатские, «заветные» (сексуальные) и т.п. Полагаем, что видовой перечень необходимо дополнить сказками абсурда, сказками-перевертышами, которые некогда бытовали в среде скоморохов и обавников (коробейников-книгонош) и сохранились, а также создавались и в наше время. Приведем два примера таких текстов.

Один из них — относительно старый:

«Ехала деревня мимо мужика, вдруг из-под собаки лают ворота. Лошадь обломилась, оглобля убегла. Кнут схватил телегу, лупит мужика. Лошадь ела кашу, а мужик овес, лошадь села в сани, а мужик повез».

Другой относится к двадцатым годам XX в. и содержит колорит этого времени:

 «Была весна, цвели дрова, и пели лошади, чирикали лягушки. Верблюд из Африки приехал на коньках. Он полюбил колхозную коровушку — купил ей шляпу на высоких каблуках».

В подобном ключе сочинялись и пространные истории, составляющие целое сюжетное повествование, например, «Скоморошина об Илье Муромце». Собственно, к этому фольклорному жанру весьма близка «Алиса» Льюиса Кэрролла и ряд подобных литературных произведений.

Современная наука различает следующие жанры сказок:

1) о животных;

2) волшебные;

3) новеллистические;

4) легендарные;

5) сказки-пародии;

6) детские сказки.

Первый тип (сказки о животных) признается древнейшим, — происходящим от первых примитивных литературных опытов наших далеких предков. Они сложены из распавшихся мифов и в процессе развития испытали влияние поэтического наследия средневековья (в частности, упоминавшегося «Романа о Ренаре-Лисе» и т.п.). Полагаем, что это верно лишь отчасти и в дальнейшем обратим на это внимание при рассмотрении авторской структурно-функциональной типологии сказок.

Волшебная сказка — общепринятый термин. Справочная литература подчеркивает, что это сказка, генетически восходящая к разным источникам: к разложившемуся мифу, к магическим рассказам, к обрядам, книжным источникам и т.д.: волшебные сказки бывают мужскими или женскими по герою и свадебными или авантюрными по целеустановке. Очевидная нечеткость предлагаемого критерия предоставляет простор для дальнейших поисков.

Сказка новеллистическая, по устоявшемуся мнению, возникшая в средние века, предполагает бытовые сюжеты с присутствием в них чего-либо необычного. Наряду с распространенными сюжетами типа «Терпеливая жена», о глупых чертях и великанах, ловких ворах и проч. в качестве разновидностей здесь выделяют анекдотические (о пошехонцах, попах и т.д.) и эротические («Заветные сказки» А.Н. Афанасьева). На наш взгляд, здесь возможны уточнения.

Легендарная сказка определяется как поздняя, возникшая в середине XIX века. Корни ее, согласно этой концепции, следует искать в мифах или религиозной литературе христианства, мусульманства, буддизма, иудаизма и т.д. К сожалению, в этом перечне опущены былины, между тем как многие из легендарных сказок произошли именно в результате переложения (адаптации) былинных и эпических повествований. Это также свидетельствует о необходимости более четкого определения признака для отнесения сюжета к легендарной сказке.

Сказки-пародии, относимые в принятой классификации к самому новому жанру, это те, что «пародируют сказочную форму (например, коротушки или бесконечные, так называемые «докучные» сказки), или содержание сказок («Фома Беренников»), сказки-дразнилки». Вместе с тем отмечается, что небылицы, так же включаемые в состав данного типа, могут иметь даже очень древнее происхождение, то есть пародийный жанр в сказке зародился никак не позже новеллистического, ведь в «Романе о Ренаре-Лисе» содержалась сатира, в том числе, на «Disciplina clericalis» Петра Альфонса.

К детским относят сказки, рассказываемые детьми, а также взрослыми для детей. Они считаются слабо изученными, тем не менее, выделяются в самостоятельный тип («Петушок подавился зернышком», «Коза и козлята», «Теремок», «Коза за орехами» и т.п.).

В научной литературе не раз отмечалось, что признаки, по которым тексты объединяются под единое жанровое начало, чаще всего неоднородны и далеко не всегда четко формулируемы. Так, по мнению В.Н. Топорова, «создается впечатление, что поиск максимального количества жанрово-разделительных критериев < ... > часто ведет к излишествам, скрывающим структурные особенности жанра и иерархию критериев» (Топоров, 1994, с. 316). Л. Хонко (Honko, 1989 с. 8) в этой связи предлагает в качестве основных жанровых критериев учитывать содержание, форму, стиль, структуру, функции, частотность, распространенность, возраст, происхождение.

Представляется важным учитывать, что классифицирующие признаки могут быть как жанр-определяющими, так и жанр-сопутствующими, они не всегда просматриваются, могут находиться на периферии и даже в какой-то мере замещаться другими признаками, не вполне характерными для данной микросистемы. И.И. Земцовский (1991) вполне справедливо подчеркивает в категории жанра генеративное начало. Оно проявляется через действие «некоего множества моделей данного жанра» в связи с тем, что существуют разнотипные «ипостаси».

***

1. Таким образом, благодаря названным и другим исследованиям возможно продолжение научного изучения типологии сказок, в частности, за счет расширения подходов к теме. Структурно-функциональный подход как раз и направлен на системный анализ видового разнообразия сказок.

2. Следует еще раз подчеркнуть, что литература восприняла типологическое многообразие фольклорных сказок, поэтому необходимо учитывать не только различие, но и существенные черты общности народной и авторской сказки. Это важно для определения понятия «сказка» как единого жанра, которое для колассификации является системообразующим. При любом аспекте анализа сюжетов, независимо от их композиции и состава персонажей, важны условия, в которых протекают события, а так же, как правило, фабула и финал, подтверждающий закономерность предложенной интенции. Под интенцией мы понимаем законченную мысль или идеи.

В связи с этим можно сформулировать определение сказки следующим образом:

Сказка — литературный жанр, возникший из народного творчества, который характеризуется:

1) включением ирреальных персонажей, событий и условий (пространство, время, обстоятельства);

2) наличием многозначных символических образов и метафор;

3) строгой определенностью сюжетного сценария, сформированного на общей базовой интенции, которая выстраивается в зависимости от:

а) представлений о судьбе, определяющей степень свободы героя сказки;

б) отношения к тому или иному герою или явлению, как архетипическому.

При этом необходимо выделить, наряду с этим понятием, другое — сказочную повесть (роман). Как народная, так и литературная сказочная повесть может содержать в себе ряд сказок, композиционно выстроенных двумя способами:

1) Нанизание на основной сюжет автономных, не связанных с его действующими лицами — по типу «Тысяча и одной ночи», «Повести о царе Удаяне» Сомадевы, «Сказок попугая» (Индия). Условно этот вариант можно назвать «восточным».

2) Включение «боковых» сюжетных линий, в которых действуют те же персонажи или тот же герой, что и в базовой интенции. Примером могут служить сборники новелл типа «Романа о Ренаре-Лисе», «Попа Амиса», «Сказания о сильно могучем богатыре Еруслане Лазаревиче» (в переложении А.С. Пушкина — поэма «Руслан и Людмила»), «Барона Мюнхгаузена» Р.Э. Распе и др. То есть это «западный» вариант.

Таким образом, в сказочной повести (романе) сказка является структурообразующим элементом. Современное «фэнтези» происходит именно отсюда.

 

Советуем посмотреть книги по сказкотерапии:

Атлас сказочного мира

Типология сказки

Почему облака превращаются в тучи? Сказкотерапия для детей и родителей

Из гусеницы в бабочку. Психологические сказки, притчи, метафоры

Диалоги на Аидовом пороге. Сказкотерапия в профилактике и коррекции суицидального поведения подростков
Введение в сказкотерапию, или Избушка, избушка, повернись ко мне передом...

Массажики-сказки и веселые раскраски

 

Советуем посмотреть книги по сказкотерапии:

Атлас сказочного мира

Эта статья была опубликована 02 сентября 2011 г..

Товары, связанные с данной статьёй:
Из гусеницы в бабочку. Психологические сказки, притчи, метафоры
Из гусеницы в бабочку. Психологические сказки, притчи, метафоры
Типология сказки
Типология сказки
Психологическая азбука. Рабочая тетрадь. 2 класс
Психологическая азбука. Рабочая тетрадь. 2 класс
Психологическая азбука. Программа развивающих занятий в 1 классе. Методическое пособие
Психологическая азбука. Программа развивающих занятий в 1 классе. Методическое пособие
Сказки о самой душевной науке: Королевство Внутреннего Мира.  Королевство Разорванных Связей
Сказки о самой душевной науке: Королевство Внутреннего Мира. Королевство Разорванных Связей
Психологическая азбука. Программа развивающих занятий во 2-м классе. Методическое пособие
Психологическая азбука. Программа развивающих занятий во 2-м классе. Методическое пособие
Сказочный проективный тест для исследования личности детей
Сказочный проективный тест для исследования личности детей
Психологическая азбука. Рабочая тетрадь. 1 класс
Психологическая азбука. Рабочая тетрадь. 1 класс