"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
ПОКАЗАНИЯ ДЛЯ ПРИМЕНЕНИЯ ГИПНОЗА

Из книги: Основы клинического гипноза
Линн С., Кирш И.

ПОКАЗАНИЯ ДЛЯ ПРИМЕНЕНИЯ ГИПНОЗА

Хотя гипноз можно использовать в качестве дополнения почти ко всем психотерапевтическим процедурам, его эффективность при решении отдельных проблем была доказана опытным путем. Было показано, что гипноз особенно полезен в психотерапии боли, куре­ния, тревожных расстройств, а также в психотерапии вызванных стрессом расстройств и заболеваний (напр., гипертония, язва), кож­ных болезней, астмы, ожирения и нарушений пищевого поведения (Holroyd, 1996; Kirsch, Montgomery, & Sapirstein, 1995; Lynn et al.,

2000; Wadden & Anderton, 1982). В последующих главах мы обсу­дим, как гипноз может выступать катализатором — при терапии этих расстройств и состояний, а так же при терапии посттравматичес­кого стрессового расстройства и депрессии.

Хотя в этой книге мы нигде подробно не обсуждаем конверси­онные и диссоциативные расстройства, на самом деле они заслу­живают упоминания. Конверсионные и диссоциативные рас­стройства - эти диагнозы могут быть поставлены пациентам с такими симптомами, как психогенные параличи, непроизволь­ные движения, временная амнезия, галлюцинации различных сенсорных модальностей, отсутствие чувствительности разных частей тела, и с временным убеждением, что «я — это кто-то дру­гой». Некоторые из этих симптомов также являются реакциями, которыми традиционно измеряют уровень гипнотической внуша­емости (например, Weitzenhoffer & Hilgard, 1962). Другие наблю­даются во время гипнотических демонстраций, проводимых эст­радными гипнотизерами.

Подобие между обычными гипнотическими ответами и симп­томами того, что исторически называлось истерией, наводит на мысль, что в основе этих явлений лежат по крайней мере некото­рые общие механизмы. На это сходство также указывает степень, с которой проявления истерии и демонстрации гипноза входят и выходят из моды. Конверсионные расстройства были намного бо­лее распространенными в «венский период», чем где-либо в мире сегодня. Подобным образом современная эпидемия расстройств диссоциативной идентичности в Северной Америке может быть обязана своим возникновением, по крайней мере частично, влия­нию таких кинофильмов, как Сибилла, Три лица Евы, и совсем не­давних — Бойцовский клуб и Тайное окно.

Диссоциативные и конверсионные расстройства исторически считались формами истерии. Начиная с третьего издания Диагнос­тического и статистического руководства по психическим расстрой­ствам (ДСМ-Ш; Американская психиатрическая ассоциация, 1980), эти состояния были отделены друг от друга, и объемлющая их концепция истерии была полностью ликвидирована. Мы счита­ем это решение неудачным, потому что это уводит внимание от тех психосоциальных факторов, которые предварительно оправдыва­ли объединение конверсионных и диссоциативных расстройств в

одну группу, а также потому, что это отделяет эти расстройства от их исторического контекста (см. Frankel, 1994). Кроме того, это делает неясной связь между истерией и гипнозом. И то, и другое можно рассматривать как феномены внушения, одно — патологическое, а другое — целебное.

Идея о связи между истерией и гипнозом не нова. Фрейдовская концепция бессознательного самым непосредственным образом оказалась под влиянием демонстрации Шарко по управлению ис­терическими симптомами через постгипнотическое внушение. Эта связь становится еще более очевидной в современных исследова­ниях, показывающих, что конверсия и гипнотические реакции ис­пользуют общие неврологические процессы (см. Moene, Spinhoven, Hoogduin, & Van Dyck, 2003), что пациенты с конверсионными расстройствами имеют более высокую оценку по шкале внушае­мости, чем пациенты контрольной группы (Bliss, 1984), и что гип­нотическая внушаемость связана с успешной гипнотерапией кон­версионных расстройств (Moene et al., 2003).

В клинических условиях для симптоматического лечения па­циентов с диагнозом диссоциативное или конверсионное рас­стройство можно использовать прямое внушение. Можно вос­становить психогенно утраченные функции, можно контроли­ровать физическую боль и эмоциональные переживания, изме­нять содержание пугающих сновидений. Гипноз не является па­нацеей для таких людей, но он делает их жизнь более терпимой, при этом он демонстрирует возможность улучшения их состояния в процессе лечения и позволяет направить внимание на другие те­рапевтические задачи.

Эта статья была опубликована 17 июня 2011 г..