"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
ПОЧЕМУ ДЕПРЕССИИ СВЯЗАНЫ С ЦЕННОСТЬЮ ЖИЗНИ

Из книги: Дотянуться до жизни... Экзистенциальный анализ депрессии
Лэнгле А.

Почему депрессии связаны с ценностью жизни?

Каковы те рамки, при нарушении которых начинает развиваться депрессия? Феноменологические наблюдения обнаруживают общие закономерности ее возникновения, связанные с переживанием ценности и, благодаря этому, — с ценностью жизни. Депрессия в экзистенциальном аспекте выступает симптомом того, что человек потерпел неудачу в таком фундаментальном измерении экзистенции, как переживание ценности жизни, и в связанных с этим измерением отношениях с жизнью.

4.1.  Депрессии начинаются с обедненного, недостаточного переживания ценности. Как известно, у депрессии могут быть разные причины. Эта гетерогенность, однако, исчезает, если мы подходим к проблеме не объясняюще, не каузально-генетически, а в соотнесении с переживанием и феноменологически. Как показывают наши исследования, при таком подходе в начале любой депрессии обнаруживается общая причина, а именно — нарушение переживания ценности (Tellenbach, 1983), в основе которого, в свою очередь, также могут лежать различные источники. Этот вывод, указывающий на единое формальное основание депрессивных расстройств, может вызывать удивление, поскольку принято считать, что причины депрессии различны. Для нас привычнее думать, опираясь на причины. Тот факт, что чисто каузальный взгляд на феномен депрессии не совсем правилен, учтен в DSM IV, составители которого отказались от мышления, опирающегося на причины. Однако, благодаря компьютерам, которые в определенном смысле располагают сегодня бóльшими возможностями, чем человеческое мышление, в подходе к депрессии возобладал не феноменологический, а статистический, то есть описательный (дескриптивный) метод.

На основании наблюдений и опыта мы можем предложить тезис, согласно которому любой депрессии предшествует дефицит субъективно переживаемых ценностей. В полноте витальных связей с миром, в живом обмене со всем прекрасным, хорошим, приносящим удовольствие, питающим, что есть в жизни, депрессия возникнуть не может. Напротив, все перечисленное является наилучшей защитой от депрессии.

В том же случае, когда ценности отсутствуют, утрачиваются, разрушаются (ниже мы еще вернемся к более точным причинам), то убывает и «духовная пища», происходит истончение отношений с жизнью. Связь между переживанием ценности и отношениями с жизнью возникает благодаря эмоциональности, выполняющей функцию мостика –  это основа теории эмоций экзистенцанализа (Längle, 2003). Все, что мы переживаем как «хорошее» (еда, прогулка, книга, музыка, воспоминание), укрепляет наши отношения с жизнью, стимулирует телесно ощущаемую витальность, которая приходит в движение на психологическом уровне, становясь основой для духовного переживания ценности. Через переживание ценного укрепляется единство Person, психики и тела. Иначе говоря, переживание ценности соединяет, как гласит народная мудрость «тело и душу воедино». В соответствии с учением об эмоциях, разработанном в экзистенцанализе, человек в качестве хорошего как такового воспринимает только то, что ощущает полезным для отношений с жизнью.

4.2. Дефицит ценностей ослабляет отношения с жизнью. Если дефицит ценного удерживается или принимает отягчающие масштабы, когда мы не можем прийти в себя из-за того, что ситуация не дала нам или лишила нас многого, что представляло для нас ценность, и если мы вновь и вновь на долгое время остаемся ни с чем, то это переживание негативным образом воздействует на отношения с жизнью. Последствием этого становится то, что жизнь не приходит в движение по-настоящему. Человек не чувствует жизнь или же чувствует ее недостаточно. Ее обновляющая, движущая, формирующая сила без поля отношений утрачивает свое действие, не захватывает нас и в большей или меньшей степени регрессирует. Мы становимся безжизненными. Мы перестаем чувствовать ту силу, которая переходит из тела в психику, достигает уровня решений и ответственности, выступая, благодаря отношениям с жизнью, в качестве фитиля, который подводит «воск жизни» к согревающему и сильному пламени чувствования и действия.

При длительном субъективно ощущаемом дефиците ценностей качество жизни неизбежно изменяется. Бытие все больше начинает ощущаться как плохое, желание оставаться с ним в отношениях  уменьшается. Здесь дорога разветвляется в сторону либо здоровья, либо заболевания. Если человек воспримет происходящее и прореагирует на него, дефицит может быть компенсирован. Если не воспримет или замрет в нерешительности, не зная, как он должен реагировать, то возникнет мучительное состояние, которое делает дефицит чувств перманентным и значимым для экзистенции.

Если в таких тяжелых обстоятельствах человеку удастся обратиться к своему Бытию-здесь, то это может даже усилить его страдание,  подобно тому, как при обработке раны на короткое время боль становится сильнее, чем в состоянии покоя. Обращение активизирует страдание. Среди прочего, когда страдание становится слишком сильным, оно вызывает агрессивные импульсы. Однако рано или поздно страдание вызывает слезы и сменяется состоянием грусти, печали. Благодаря  удерживанию отношений с Бытием-здесь в превратных обстоятельствах, остается связь, через которую продолжает протекать жизнь. Это – фундаментальное условие осуществленной, исполненной экзистенции (Längle, 2002). Правда, жизнь ощущается теперь как наполненная не радостью, а причиняющими боль страданиями. Тем не менее, она ощущается, она сохранена, и отношения с ней вновь укрепляются. В этом заключается  смысл грусти — в сохранении отношений с жизнью. Поэтому, на наш взгляд, депрессии, если ориентироваться на процесс, можно дать следующее определение: это заблокированность, отсутствие грусти. Здесь интегрируются глубинно-психологическая и бихевиоральная концепции. В модусе антологии измерений Франкла (Frankl, 1975) соотношение грусти, агрессии и беспомощности можно представить следующим образом:

На пути к грусти агрессия может приобрести значительную степень выраженности и привнести с собой некоторую витальность — но с ней почва еще не достигнута. С этой точки зрения, экзистенциально-аналитическая концепция представляет собой расширение классического глубинно-психологического понимания; Schmeling-Kludas, Eckert, 1996; Battegay, 1996; Mentzos, 1997). По сравнению с бихевиоральной концепцией, которая видит главную тему депрессии в приобретенной беспомощности (Kuiper, 1978; Seligmann, 1999), экзистенциально-аналитическая точка зрения вносит в понимание природы депрессии еще один фокус. Чувство беспомощности описывает достаточно важный аспект депрессии, как и психических заболеваний в целом (разве тревожный человек не является столь же беспомощным в отношении своего болезненного страха?). Депрессивный человек подавлен в своих чувствах. Он больше не знает, как с ними бороться. Он не может от них уйти и не знает, что мог бы в них изменить. Person пассивна, она больше не может обратиться к ценностям, обратиться к потере. Иногда беспомощность возникает на основании недоразумения: человек полагает, что он обязательно должен многое сделать, постоянно чего-то достигать, а у него не получается. К счастью не получается, сказал бы я с точки зрения экзистенциальной перспективы, потому что в жизни речь идет о большем, чем о достижениях. Прежде всего, речь идет о том, чтобы суметь Оставить — отказаться  от прежних притязаний, остановиться в погоне за достижениями! Следующим необходимым действием, позволяющим преодолеть депрессию, является способность Обратиться. Обратиться к тому, что мы обычно переживаем в качестве ценного (например, природа, прогулка, покой, встреча с каким-либо человеком, еда, сон). В депрессии мы прежде всего должны обратиться к простым ценностям. Но помимо этого должно присутствовать обращение и к тому, что причинило нам боль, или к тому, чего у нас никогда не было, или что мы утратили. И этой активности достаточно. Депрессивный человек должен учиться останавливать свою активность, наперекор чувству вины, которое как раз и требует от него великих достижений. В этой установке следует отказаться от Делать и настроиться на Оставить уже в другом значении этого слова. Следует дать возможность чему-то произойти с собой, дать себя затронуть, дать наступить вещам, оставить себя в отношениях и посмотреть, какие чувства это вызовет. Необходимо отважиться, посметь и выступить против «плохой совести», которая, собственно, совсем и не является совестью. В этом поиске обращения и открытости депрессивный человек в большинстве случаев беспомощен. Скорее всего, ему  потребуется помощь. Таким образом, экзистенциальное послание, адресованное «приобретенной беспомощности» — принять ее всерьез и научиться Оставлять! На фоне отказа от претензии на достижения беспомощность становится, прежде всего, спокойствием.

А что же делать, если обращение не удается? Если его отклоняют  другие, если сам человек не в состоянии его осуществить, если в отношениях с жизнью слишком мало основы, если отсутствует сила? Тогда и возникают депрессивные реакции. Они уже представляют собой начинающуюся генерализацию поведения. Генерализация означает, что конкретная, индивидуальная Соотнесенность с жизнью исчезает, и что в различных ситуациях одинаковым образом проживается защитное поведение.

Эта статья была опубликована 21 мая 2012 г..