"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
Планета, на которой превыше всего ценили покой

вернуться к описанию книги

Жить сердцем. Книга о том, что мешает нам быть счастливыми

Романчук О.И.

Планета, на которой превыше всего ценили покой

Следующая планета, которую посетил маленький принц, на первый взгляд казалась очень благополучной. Ее жители почти никогда не ссорились и были всегда всем довольны. Возможно, из-за этой удовлетворенности, а возможно, и из-за нежелания изменений в жизни на этой планете на протяжении столетий изменилось очень мало. Из года в год ее жители работали давно установившимся образом, добывая себе на пропитание и имея скромный достаток.

И если что-то и менялось на этой планете – так это гости. Соседи любили ее обитателей за особую гостеприимность и терпеливость. Они принимали всех с распростертыми объятиями и наивно считали людей с других планет выше себя. «Мы не есть нечто особенное, а вот они...» – каждый раз восторженно обсуждали между собой новых посетителей жители планеты. Считая гостей выше себя, талантливее и одареннее, они безоговорочно разрешали им править на своей планете, быстро перенимали их язык, культуру, традиции. Ну а если кто-то из жителей начинал беспокоиться, что гости ведут себя уж слишком нагло и используют их планету в своих корыстных целях, – другие начинали его успокаивать: «Не грусти, как-нибудь решится...»

Следует отметить, что видеть проблемы и решать их на этой планете не любил никто. Ее жители любили вкусно поесть, послушать соловьев в саду, сладко поспать. Они не любили напрягаться и не любили волноваться. Если что-то шло не очень хорошо, утешали друг друга: «Это еще ничего, лишь бы не хуже», - ну а если из-за их же бездеятельности все-таки становилось еще хуже, кивали головами: «На все воля Божья».

А еще на этой планете говорили на очень странном языке – он был смесью языков разных ее посетителей. Не то чтобы ее народ не имел своего языка – старейшие люди могли вспомнить, что слышали от своих дедов о том, что у них когда-то был свой язык,  славившийся мелодичностью и певучестью. Но жители планеты были настолько любезны с гостями, что им было очень неудобно ссориться или настаивать на своем, и они предпочитали скорее изучить язык посетителя, чем отважиться предложить ему выучить их язык.

 

Маленький принц целый день бродил по планете – она была в очень запущенном состоянии. Он видел, что кое-где еще хозяева следят за своим хозяйством, но в целом везде была разруха.

Под вечер маленький принц забрел на небольшой хуторок. Там он встретил миролюба. Тот как раз ужинал.

– Женщина, у нас гости! – закричал он, выходя из-за стола навстречу маленькому принцу. – Заходите, просим, чем богаты, тем и рады!

На столе стояла бутылочка наливки и большая кадка с пирогами. «Неужели он сам может все это съесть?!» – пораженно подумал маленький принц.

– А вы знаете, что хуторок наш называется Раем? – глотая пирог, сказал миролюб. – Садик цветет, соловушка поет, женщина пироги подает – разве не рай?

– Вот только что крыша протекает, месяц уже прошу залатать, все «завтра» да «завтра», – отозвалась из кухни жена. – Вот польет ночью ливень – будешь знать.

«Она, наверное, не с этой планеты,» – подумал маленький принц.

– Не польет, не бойся, небо чистое, – глотая очередной пирог, бормотал миролюб. – А завтра уже сделаю. Посмотри, какой вечер прекрасный – сиди и наслаждайся, далась тебе эта крыша.

– Я видел сегодня вашу планету, почему она такая запущенная? – обеспокоенно спросил маленький принц.

– Да не такая уж и запущенная, не преувеличивайте. Зато у меня вот – рай. А куда-нибудь я ходить не очень люблю, как говорят у нас: «Глаза не видят – сердце не болит», – зевая, сказал миролюб. Его начинало клонить в сон.

– Но это же ваша планета, и если вы не думаете о ваших общих проблемах и не принимаетесь сообща их решать, то они разрастутся и рано или поздно придут и сюда, к вашему Раю! – пылко промолвил маленький принц, но,  к своему удивлению, понял, что его никто не слушает, – миролюб спал, положив голову на стол.

«Ему не снятся аплодисменты, как людям на предыдущей планете, – подумал маленький принц. – Ему снится его кадка с пирогами». Он встал из-за стола и еще раз взглянул на лицо миролюба – оно было таким же тупо-бессознательным, как и днем. «Наверное, на этой планете самое трудное –пробудить людей от их постоянного сна. Их сон для них дороже самой жизни, – подумал маленький принц и уселся под деревом, на котором пел соловей. – А он и вправду очень хорошо поет, и кто знает, не последний ли он соловушка на этой опустошенной земле...»

История этой планеты

Дети на этой планете рождались с очень спокойным темпераментом:с самого рождения они не создавали родителям почти никаких проблем – хорошо ели, хорошо спали и очень мало плакали. А еще что-то такое было в их душе, что они особенным образом ощущали красоту – и когда заходило солнце, пели соловьи и гудели майские жуки, а мама с отцом склонялись над колыбелью и пели добрые, нежные песни, – их душа дрожала от счастья и хотела, чтобы этот миг и это счастье длились вечно. Наверное, вложил им Господь в душу предчувствие рая, в котором не будет ни слез, ни страдания, ни горя, ни ненависти – а лишь абсолютная гармония любви. И они жаждали этого рая здесь, на своей планете, и сажали вокруг домов вишневые сады, и пели песни, и мечтательно ждали каждый вечер восхода первой звездочки, и так удивительно называли свои села: Рай, Миролюбовка, Мирное, Нежное, Радушное...

Но в мире людей рая не бывает, и они вырастали из своих колыбелей и слышали, что мама с папой не только поют нежные колыбельные, но иногда ссорятся и страшно кричат друг на друга. Они бежали их разнимать, мирить – и тогда перепадало и им, их с яростью выставляли из комнаты: «Не лезь во взрослые дела, сиди тихо и не путайся под ногами!» Но сидеть в соседней комнате и слушать крики родителей было невыносимо больно для их нежной души. И они научились защищать душу от этой боли – развили в себе удивительную способность не видеть и не слышать все то, от чего могло бы болеть их нежное сердце, все то, что не было раем. Так с самого раннего детства они изучали первую формулу своей жизни: «Глаза не видят – сердце не болит!»

Для того чтобы глаза не видели того, чего видеть не хотят, они научились отвлекать их чем-то другим – например работой, - и так становились очень трудолюбивыми. Если надо убежать от какого-нибудь конфликта или проблемы, они бросаются в работу. «Я занят, я работаю, я не имею сейчас на это времени», – говорят они себе в оправдание.

Но не подумайте, что от их трудолюбия планета процветала. Работали они бездумно, словно в полусне. Их работе не хватало творчества и разнообразия. Вот и получался парадокс - за их трудолюбием была скрыта лень, которая прорывалась каждый раз, когда обстоятельства это позволяли.

Ну а проблем мало не видеть, их надо еще и не слышать. И жители планеты ищут возможности заглушить то, что слышать не хочется. Это тянется еще с детства – мама с папой ссорятся, а ребенок включил себе на всю громкость музыку и не слышит ссоры. Сейчас ведь  есть столько новинок цивилизации, которые могут для этого хорошо подойти, – можно включить телевизор и смотреть его все время, а еще есть плееры с наушниками, магнитофоны, радио...

А еще, чтобы не думать о болезненных вещах, они научились притуплять свой мозг пищей и алкоголем: наешься хорошо - и сразу тянет спать...

Спят жители этой планеты очень много. Можно сказать, что находятся в постоянном полусне – эмоционально притупленные, интеллектуально ленивые, склонные к мечтаниям и утопически-наивному мышлению, – своего рода сомнамбулы – те, кто ходит и говорит во сне, во сне вступает в брак, рожает детей, во сне умирает... Такие они – ни рыба ни мясо; ни холодные ни горячие; инертные, живут «на автопилоте»...

Ради того чтобы беречь свой спокойный сон, они научились также очень интересным образом воспринимать мир. Прежде всего, их очень притягивает все, что может создать ощущение идиллии: вишневый садик, ясные звезды, тихие воды. И только в этой идиллии они хотели бы жить - и не видеть ничего другого: «Моя хата с краю – ничего не знаю...» Ну а если на их идиллический мир надвигаются проблемы, они, как страусы, «прячут голову в песок». Проблемы, конечно, от такого способа их решать лишь нарастают, подступают ближе и в конце концов выдергивают «страуса» из «песка» и заставляют взглянуть реальности в глаза. Но ведь постоянное игнорирование проблем и недостаток опыта в их решении делают миролюбов абсолютно перед ними беспомощными...

Чтобы дальше беречь собственный покой, они привлекают свои «формулы на все случаи жизни»: «Как-нибудь да и решится, как-то оно будет, да и ладно». А если не помогают такие псевдооптимистические настроения, есть еще фаталистические: «Все равно ничего не изменишь, лишь бы не хуже...» Ну и уже на крайний случай всегда можно найти убежище в религии: «На все воля Божья; все надо воспринимать таким, как оно есть; нужно жить в мире духа, а не погружаться в земные проблемы; страдания на земле окупятся радостью на небе...» Не такую ли форму религии Маркс метко назвал «опиумом»?

Я знал такую очень религиозную личность – молодую девушку двадцати пяти лет, которая свела всю свою жизнь к поездкам к разным духовным учителям и ежедневной рутине религиозной практики. Она не хотела ни учиться, ни работать. Для нее нормальным было жить за счет родителей. Все, к чему стремилась, – это «духовный покой», в котором ее никто не мог бы потревожить... На вопрос о том, имеет ли она намерение вступить в брак, девушка ответила, что это, наверное, не для нее, потому что семейная жизнь – это масса забот. «Если бы я имела выбор - пойти на литургию или нянчить дома ребенка, я, наверное, выбрала бы первое...»

Но жители этой планеты не только научились не замечать проблемы, но еще и жить таким удивительным образом, чтобы их себе не создавать.

Для этого, прежде всего, они овладели искусством дипломатии: нужно быть всегда со всеми в хороших отношениях, и тогда тебе гарантирован мир. А для этого, согласно их оригинальной национальной науке, нужно всем угождать, и лучше уступить и что-то потерять, но все же сохранить мир, нужно соглашаться со всеми; а если где-то между кем-то все же возникнет конфликт – не вмешиваться, переждать в тени, выдержать нейтралитет. Да вот только планета их, к сожалению, не где-то на окраине галактики, а в самом центре, вот и войны все почему-то происходят на их территории...

Другой способ, позволяющий не искать себе проблем, – просто плыть по течению: день за днем одна и та же обычная рутина жизни, не нужно ничего в жизни менять, ничего нового начинать, лучше жить согласно установленным правилам, по заученным формулам. Вы понимаете, почему на этой планете так тяжело что-то реформировать?

А если какие-то трудности – нужно терпеть. Лучше терпеть, чем бороться. Потому что если начнешь чего-то требовать, протестовать – только новые проблемы накличешь на свою голову. «И тебе это надо? Терпи язычку – будешь иметь паляничку! Покорный теленок двух маток сосет...» Они такие терпеливые и бездеятельные, что о них даже говорят, что «хоть кол на голове теши».

Но вернемся к их детству. Будучи детьми, они научились не вмешиваться в жизнь взрослых, потому что их все равно никто не услышит, но они еще и могут этим вызвать на себя злость; они научились не видеть и не слышать проблем; они научились пережидать в своей комнате то время, когда мама с папой ссорятся; жить в своей маленькой норке, радоваться своей маленькой радостью, ждать лучших времен... Они заучили с детства, что их присутствие малозначимо и им нужно довольствоваться своей маленькой судьбой, они не являются действительно важными в этом мире. «Не лезь со своими проблемами и нуждами к своим родителям, им и без тебя своих довольно, дай им немного покоя», – заучили они с детства. Вот так научились молчать, во всем повиноваться, хотеть очень малого, заглушать злость и обиду. Они не научились другому, куда более важному, – верить в себя, защищать свои интересы, бороться за свою судьбу, иметь свое мнение, отстаивать свою позицию.

А у них и нет своего мнения, потому что они вечно соглашаются с чужим «ради святого покоя». И верят в то, что им о них говорят, и как им их историю объясняют – так они ее и воспринимают. Им скажут, чего следует желать, – они того и желают. Они не знают, кто они, не знают, что нужно думать, что чувствовать, к чему стремиться. Их личность не развита. Они зарыли свои таланты, чтобы не создавать себе проблем.

А поскольку сами они недоразвиты, то привыкли, что кто-то другой за них все решает, а их судьба – повиноваться. Так и не могут они жить сами по себе, трудно им быть независимыми – нуждаются в том, чтобы всегда иметь над собой кого-то сильного, решительного. Им нужно от кого-то зависеть.

Так они и вступают в брак – выбирают себе сильного, инициативного партнера, которому нравится руководить кем-то другим. Думают, что так обретут покой, но это маловероятно – вскоре их пассивность и равнодушие начинают раздражать, выводить из себя их партнера, они же никак не могут понять, чего от них хотят, – ведь они ничего не просят для себя, всем жертвуют, идут на все, чтобы угодить. Кажущиеся такими альтруистами, они готовы отдать все, но не свой покой, не свое право спать вместо жизни.

В своих собственных глазах им неудобно выглядеть такими покорными и несамостоятельными, вот они и придумывают себе оправдания. Во-первых, называют свою покорность «дипломатией». «Только дурак лезет на рожон, мудрый же знает, как обойти острые углы», – говорят они самодовольно. Они, кстати, и по жизни самодовольные и особо от ощущения ничтожности не страдают: «Нам просто определена такая незначительная и банальная судьба. Зачем мы будем лезть из кожи вон, если мы такие есть – ничего особенного?..»

Ну а во-вторых - они оправдывают свою подчиненность и зависимость от тех людей, которым повинуются, их идеализацией. Наш миролюб просто считает, что тот человек, которому он повинуется, намного совершеннее его, а значит, это просто мудро - отдать ему во всем инициативу. Тот словно драгоценный камень, а он – оправа, и вместе они составляют прекрасный перстень. Так и в жизни - они всегда считают, что сами по себе ничего особенного из себя не представляют, но в качестве дополнения к другому человеку образуют нечто важное и ценное. Сами же по себе они существовать не могут. В них нет своего отдельного «я», они всегда должны быть частичкой кого-то. Естественно, того же человека они видят лишь в идеальном свете, а на его недостатки и ошибки закрывают глаза. Они словно сливаются с этим человеком, перенимая его мысли, желания, ценности, «жить без него не могут». Если же он покинет их или умрет – жизнь для них действительно останавливается.

Вы помните из прошлой главы историю о супербизнесмене, который унижал свою жену? Так вот, когда он погиб в катастрофе, жизнь его жены остановилась. Она просто не знала, как жить дальше. Проходят годы, а она все еще в трауре, опустилась, поникла, ни о чем не заботится. Другие удивляются: «Что ты так по нему убиваешься? Ты забыла, как он над тобой издевался?» А она как будто действительно забыла... И лишь переосмыслив в процессе психотерапии свое прошлое, смогла увидеть себя по-новому, не как приложение к другому человеку, а как независимую личность, и тогда начать новую жизнь.

Равнодушие и безответственность создают проблемы жителям планеты не только в супружеских отношениях, но и в детско-родительских. Родители надеются, что и дети вырастут без их активного участия, и пускают их воспитание на самотек. «Как-то оно будет», – шаблонно говорят они. И когда детей вместо них начинают воспитывать улица или телевизор, а когда начинают появляться проблемы, они снова повторяют: «Как-то оно будет, не надо преувеличивать, все же так растут...» А когда вдруг узнают, что ребенок их совершил правонарушение или употребляет наркотики, им остается лишь развести руками: «Ничего с этим не поделаешь...»

Детство жителей этой планеты оставило им еще одну черту – быть не только миролюбами, но и миротворцами. Жаждущие идиллической гармонии, они не могли видеть своих родителей поссорившимися, а потому всячески старались их примирить. А поскольку каждый из родителей хотел привлечь их на свою сторону и удержать– чего не сделаешь ради святого покоя, – приходилось соглашаться и с одной, и с другой стороной; стараться удовлетворять потребности всех. Получалось своего рода раздвоение личности: я научусь приспосабливаться и под маму, и под папу; буду для каждого таким, каким он хочет меня видеть. Только вот для этого надо потерять собственное «я».

Когда ребенок в детстве видит ожесточенные конфликты между своими родителями, их взаимную ненависть и отчуждение, видит, что в конце концов, если им что-то не нравится друг в друге, они просто разводятся, – в душе его поселяется страх, что и его могут тоже покинуть и отвергнуть, если он будет не таким. А если вдобавок ребенок на себе испытает родительскую ненависть и жестокость, «попав под горячую руку» маме или папе в момент, когда у них в душе полно злости, – тогда у него есть все шансы на всю жизнь запомнить этот урок: нужно сидеть тихо, нужно повиноваться, нельзя никому надоедать со своими потребностями.

А что делать со злостью – злостью, возникающей у человека, когда им помыкают, не считаются с его потребностями, жестоко обращаются с ним? Эту злость нельзя высказать открыто – это лишь вызовет еще большую в ответ. Вот и приходится подавлять ее, вытеснять из сознания, загонять в глубины души. Она будет выползать оттуда незаметно, будет проявлять себя коварно, там, где никто на ней не подловит, и даже сам человек ее в себе не замечает. Просто забыть сделать для других что-то очень важное, просто «по ошибке» пересолить им кашу, просто незаметно сделать что-то «назло»...

Постоянное подавление чувств ведет к психическому и физическому истощению, что может привести к депрессии и алкоголизму как к защите; потом не выдерживает тело и начинаются разные психосоматические заболевания, предоставляя миролюбу статус больного и еще один способ добиться возможности спокойно спать и сохранять святой покой.

 

* * *

 

Маленький принц не заметил, как уснул. Посреди ночи его разбудили крики. Из дома доносились вопли женщины: «Мне надоело жить с тобой, я устала ждать, когда ты начнешь, наконец, заботиться о нас! Я забираю детей и ухожу от тебя!» «Так у них есть дети? – подумал маленький принц, – каково же им слушать эти вопли среди ночи?»

Миролюб же орал как разъяренный бык: «Тихо! Мне надоели твои скандалы! Хочешь – убирайся ко всем чертям, а детей я тебе не отдам!» «Наверное, уж очень его допекло, раз он такой», – подумал маленький принц. Вопли миролюба доносились откуда-то сверху, наверное, он пошел-таки среди ночи ремонтировать крышу.

«Этот народ, чтобы он проснулся, наверное, нужно хорошо допечь. Неудивительно, что историки пишут, будто он просыпается для борьбы раз в несколько столетий», – думал маленький принц, понимая, что ему пришла пора отправляться в путь. Ему было грустно за судьбу этого народа. Он сделал короткую запись в своем путевом дневнике и отправился дальше.

«Если бы я имел больше времени, я бы придумал пословицы, противоположные тем, которые они так любят на этой планете», – подумал напоследок маленький принц.

Настоящий мир достигается лишь ценой борьбы. Но мир никогда не является самоцелью. Он дается как дар тем, для кого верность Правде важнее мира...

 

Эта статья была опубликована 23 апреля 2010 г..