"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
ОСОБЕННОСТИ ИНТЕРНЕТ-КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

Из книги: Трудно быть умной. Спросите психолога, или Интернет-консультирование
Шевцова И.

КОРОТКОЙ СТРОКОЙ, ИЛИ ОСОБЕННОСТИ ИНТЕРНЕТ-КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

Помню, с каким трепетом открывала я электронную почту, когда начал работать мой сайт. Сделала я его вопреки рекомен­дациям специалистов, совсем не так, как «положено» — с боль­шими, самостоятельно написанными текстами («Никто читать не будет»), нетрадиционными рубриками («Вотувидишь — сюда ни­кто заглядывать не будет!»), собственноручно сделанными фото­графиями («Надо было взять профессионально сделанные — так солиднее») и необычайной для интернет-формата открытостью и искренностью. Сделала и не прогадала. Но с самого первого дня работы сайта там была вполне традиционная рубрика «Консуль­тации» — она давала мне обратную связь в виде писем и вопро­сов, помогала чувствовать правильность всех моих усилий. Пер­вого письма я ждала долго. В конце концов пошла на хитрость: сама написала письмо и сама на него ответила. И это подейство­вало, письма стали приходить, вначале редко — раз в месяц, по­том чаще, и наконец, я перестала размещать все ответы на сайте, слала их только своим респондентам. В этой книге я собрала лишь небольшую часть своей переписки с людьми, которые стали мои­ми клиентами: может, на несколько минут (пока читается пись­мо), а может, надолго — если мой ответ сыграл какую-то роль в жизни. Я не могу судить об эффективности этих консультаций. Но письма продолжают идти, и я продолжаю на них отвечать. И еще очень многие люди станут свидетелями наших коротких бесед: «вопрос—ответ».

Консультирование, о котором идет речь, — пожалуй, самый простой способ оказания профессиональной помощи. У консуль­танта есть возможность подумать, найти нужную информацию, если ею не владеешь. Цена вопроса в случае ошибки намного мень­ше, чем при очной консультации. (Хотя вероятность ошибиться в своих суждениях тоже велика — нет возможности ориентировать­ся на реакции, получать ответы на вопросы, наблюдать, наконец.) Наконец, именно через интернет-консультации можно выйти на «своего клиента», почувствовать свою компетентность в опреде­ленных вопросах и обрести уверенность, которой так порой не хватает в начале пути. Но все это не умаляет ценности и важности этой формы работы. Давайте не будем забывать, что для очень многих людей, живущих в небольших населенных пунктах, этот способ общения с психологом — единственно возможный. Сюда же прибавим и тех, кто не может заплатить за коммерческие пси­хологические услуги. Ну, и наконец, ответ специалиста поможет человеку понять, стоит ли тратить время, деньги и силы на реше­ние своей проблемы при помощи специалиста. Думаю, я вас убе­дила: этот вид работы доступен многим — и специалистам, и кли­ентам. Позвольте мне сформулировать основные особенности, на которых строится интернет-консультирование:

Что есть проблема? Очень немногие респонденты могут самостоятельно сформулировать проблему. Чаще она видится в сложившихся обстоятельствах («Так получилось, что на работе я занимаюсь не тем, на что рассчитывала»), других людях («Мой ребенок может вывести из себя кого угодно») или вообще обо­значается словами «Мне плохо». Нередко письмо представляет собой описание какой-то ситуации или факта. Между тем, если мы не обозначим, в чем заключается проблема, рискуем так же свести свой ответ к описанию рекомендаций, где «обо всем» означает «ни о чем». Названная проблема, как правило, стано­вится названием самой консультации («Чем любовь отличается от влюбленности», «Злость на мать»).

От уникального — к универсальному. Респондент пишет о своей уникальной жизни, о своих переживаниях, о своих обстоя­тельствах. И ему кажется — что это только у него. Между тем все описанное знакомо очень многим, и под этим письмом может стоять целый ряд подписей. А когда проблема универсальная, то и справляться с нею легче. Во-первых, это благотворно влияет на самооценку: это может случиться с каждым. Во-вторых, есть способы выхода и примеры благополучного разрешения. Почему я размещаю письма на сайте, а не делаю переписку закрытой? Я верю, что и письмо респондента, и мой ответ помогут очень многим.

Стать наблюдателем. Помочь человеку подняться над си­туацией, переживаниями, посмотреть на все со стороны — это важнее, на мой взгляд, чем дать рекомендацию. Кому-то такая рефлексия дается легко, кто-то в такой позиции не бывает во­все. Мешают чувства, или просто нет опыта. Позиция наблюда­теля — попытка объективного взгляда. Я не только даю свой от­вет на письмо с этой позиции, но и стараюсь «подтянуть» автора письма. Каким образом? Переводя его рассказ на язык фактов, давая наименования, производя анализ причинно-следственных связей. Но это лишь часть моего ответа, иначе он окажется очень сухим и беспристрастным.

Дать поддержку. Какие бы чувства у меня лично ни вызвало письмо, я помню, что этот человек нуждается в поддержке. Ко­нечно, сам факт ответа можно рассматривать именно так. Но не надо скупиться на слова сопереживания («Я понимаю, как вам сейчас тяжело»), комплименты («Вы — большая умница, вы все делаете правильно»), заверения («Когда-нибудь вы будете благо­дарны жизни за то, что это произошло»).

Задать вопросы. В моих ответах очень много вопросов к респонденту. Я не хочу, чтобы мое письмо человек воспринял как руководство к действию. Я всегда могу ошибиться в своих умозаключениях. Поэтому — задаю вопросы. Правильно сфор­мулированный вопрос заставляет думать, анализировать, лучше понимать себя — то есть способствует рефлексии, о которой го­ворилось выше.

Цитировать. Вероятность ошибиться в своей гипотезе и, со­ответственно, ответе всегда есть. Цитирование — обращение к письму респондента, хороший способ не уходить в свои интер­претации. Это еще и знак внимания к материалу, показатель, что ответ написан не по шаблону.

Читать между строк. Часто нужная информация «зашифро­вана» в многоточиях, кавычках, скобках. Вывешивая письмо на сайт, я его немного «причесываю» с точки зрения орфографии, что-то сокращаю. Психолог видит в письме больше, чем непосвя­щенный. Для примера приведу письмо мамы, которая жаловалась на безграмотность своего ребенка и нежелание читать. Каждое второе слово было написано с ошибкой, знаки препинания от­сутствовали вовсе.

Присоединение. Я — «прозрачный» специалист. И на своих тренингах, и в консультировании я использую свой личный опыт и свои примеры. Они приводятся не в назидание, а как способ дать человеку понять, что он не одинок, что со мной тоже такое было, что мрачные прогнозы не подтверждаются, что можно все воспринимать по-другому и т. д. В моих консультациях это еще и «откровенность за откровенность».

Свое отношение и деликатность. Я не могу быть абсолютно беспристрастной — да и надо ли? Люди пишут письма мне не только как к специалисту — они адресованы живому человеку. Иногда письмо вызывает целую бурю негативных эмоций — от непонимания до возмущения. Я не берусь за ответ до тех пор, пока мои собственные переживания не улягутся. Но они все рав­но повлияют на мой ответ. В этом случае я обязательно напишу, что это лишь моя точка зрения, и на всякий случай попрошу меня извинить за, возможно, «жесткий тон письма». (Каюсь, для меня непреодолимой является тема «войны» родителей со своими деть­ми, так искусно провоцируемая и поддерживаемая педагогами.)

Тайна переписки. Вам кажется, что она нарушена? Не со­всем так. Письмо, которое я отсылаю респонденту на почту, и мой ответ на сайте — это разные варианты. Не по существу, а по фор­ме. Чаще всего на сайт помещается сокращенная и обобщенная форма ответа. Так же я поступаю и с входящими письмами — я всегда меняю имя автора и незначительные детали, сокращаю, оставляя самую суть. Автор свое письмо узнает всегда, а вот его знакомые — вряд ли.

Еще восемь лет назад — а именно такой возраст у моего сайта — я понимала, что вряд ли можно рассматривать интер­нет-консультирование как коммерчески выгодное. Со временем оказалось, что определенная выгода все же есть — но это скорее способ заявить о себе как о специалисте, то, из чего складывается твой профессиональный имидж.

Кто-то из моих респондентов позже обращался ко мне за очной консультацией, кто-то приходил на тренинг, кто-то рекомендовал меня своим знакомым. Были и такие, кто, получив мой ответ, оставил меня без обратной связи и даже без «спаси­бо». Я научилась относиться к этому философски. Верю, что де­лаю нужное дело, и мне этого достаточно.

Советуем псмотреть:

"Я и Ты", "Ты и Я" – арт-альбомы для семейного консультирования. Комплект (2 арт-альбома + методическое пособие)

Искусство психологического консультирования: как давать и обретать душевное здоровье

Лечить или любить?

Диалоги на Аидовом пороге. Сказкотерапия в профилактике и коррекции суицидального поведения подростков

Это горькое слово "Развод". Психологическая работа с детьми, переживающими развод родителей

Психология и психотерапия потерь. Пособие по паллиативной медицине для врачей, психологов и всех интересующихся проблемой

Как стать семейным психологом

Консультирование по проблемам тревожности

Консультирование семьи. Практическое руководство

Организационное консультирование: гештальт-подход

Практический психолог в школе: лекции, консультирование, тренинги

Индивидуальное и супружеское консультирование с помощью сказки "Царевна-лягушка"

Консультирование родителей в детском саду: возрастные особенности детей. Практические материалы для психологов детских дошкольных учреждений (формат А4)

Консультирование родителей в детском саду: индивидуальные особенности детей. Практические материалы для психологов детских дошкольных учреждений (формат А4)

Эта статья была опубликована 11 октября 2011 г..
Товары, связанные с данной статьёй:
Консультирование по проблемам тревожности
Консультирование по проблемам тревожности
Кризис в созависимых отношениях. Принципы и алгоритмы консультирования
Кризис в созависимых отношениях. Принципы и алгоритмы консультирования
Осознанный аутизм, или мне не хватает свободы... Книга для тех, чья жизнь связана с аутичными детьми
Осознанный аутизм, или мне не хватает свободы... Книга для тех, чья жизнь связана с аутичными детьми