"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
ОРГАНИЗАЦИЯ ЛИЧНОГО ВРЕМЕНИ

Из книги: Жизненное пространство семьи: объединение и разделение
Нартова-Бочавер С. К., Бочавер К. А., Бочавер С. Ю.

Организация личного времени

Человек самоорганизуется и организует других во времени, он защищает свои временные привычки, которые складываются во временную идентичность. И если мы понаблюдаем за вариантами взаимоотношения со временем, окажется, что их довольно много, и каждый человек имеет свои, часто неосознаваемые, способы организации и проведения времени.

«Они мало о чем решались разговаривать в последнее время и редко находили нужное слово в нужную минуту; почти всегда это слово являлось потом, когда уже некому его было слушать» (Ф.С. Фицджеральд «Ночь нежна»)

Личным (персональным) временем мы называем ту временную данность, которая может управляться самим человеком, произвольно. Оно складывается из взаимодействия объективного (природного) времени, культурных требований и собственных усилий субъекта по адаптации к этим требованиям. Поэтому закономерно, что одно и то же объективное время по-разному используется и переживается разными людьми. Например, некто не любит зиму, и он может постараться раскидать основные дела, понизить уровень активности, словом, «впасть в спячку». Но если любимые чада или супруга будут тормошить и призывать к бодрости, то бодрость появится едва ли, а вот что возникнет раздражение — это точно.

Время, потраченное на работу, может переживаться как личное, если человек дорожит этой работой и не хотел бы с ней расстаться. Это его добровольное решение о том, что он готов тратить восемь или десять часов на профессиональную деятельность. С другой стороны, есть люди, для которых семейная жизнь — это испытание и «каторга», и назвать время в семье личным они бы никак не могли. Таким образом, главное различие между личным и не-личным временем связано не с тем, на что оно тратится, а с тем, согласен ли человек именно так его расходовать. Нарушение самоорганизации приводит к ощущению, что время «отнимают», отщипывают по кусочку от жизни, и человек не принадлежит себе.

Подобно тому как принуждение к неудобной позе приводит к телесному подавлению, противоестественная временная организация человеческой жизни также ведет к самоотчуждению. Существует даже точка зрения, что пора вместо психологии индивидуальных различий говорить о темпоральной (временной) психологии — потому что особенности человека обусловлены временем воздействия среды и продолжительностью этого воздействия.

В психоанализе считается, что чем раньше ребенок пережил психологическую травму (разлуку с матерью, помещение в больницу), тем более разрушительными будут последствия этого события, потому что у него было мало времени, чтобы успеть выработать психологические защиты, которые приходят с возрастом. Вообще внешне одно и то же событие может быть как травмирующим, так и желанным, в зависимости от возраста: если дошкольника пугает разлука с родителями, то подростка она скорее воодушевляет. Поэтому при анализе любой жизненной истории нужно быть внимательным к тому моменту времени, когда она проживалась.

Многие неврозы, нарушения психики, при которых человек переживает внутренний конфликт, чувство вины, страдает от пониженного самоуважения, могут объясняться неправильной организацией его служебного и личного времени. Причина психологического истощения представителей некоторых экстремальных профессий, например, полиции, состоит в том, что у них практически нет личного времени: даже во время официального выходного дня они должны находиться в режиме готовности. В результате становится проблематичным планирование каких-то личных и домашних дел, и нет времени для восстановления перед новым рабочим днем.

Вынужденный бесчеловечно высокий темп жизни, не учитывающий возможностей темперамента, ограничивает и насилует человеческую природу. «Бег человечества наперегонки с самим собой» К. Лоренц оценивал как один из главнейших грехов цивилизованного человечества, опасный тем, что он не оставляет времени для рефлексии и самосозерцания (Лоренц, 1992). В результате человек утрачивает счастливую способность отвлеченного мышления, которую зарабатывал на протяжении тысячелетий.

Современные люди хронически что-то не успевают и что-то откладывают на потом. А ведь жизнь ускоряется, самолеты позволяют быстро долететь, Интернет — быстро узнать, скайп — быстро дозвониться, но все это не помогает чувствовать жизнь наполненной и продуктивной. Психозы, сопровождающиеся отчуждением от собственной жизни (деперсонализацией), также нередко включают переживание неуместности в текущем промежутке времени («Эх, родиться бы мне купчихой!») и убежденность в том, что иная эпоха была бы более подходящей. Поэтому вопрос о том, какой режим жизни подходит каждому из членов семьи, вовсе не праздный.

В психологии смысл привычек состоит в том, что они уменьшают неопределенность и увеличивают предсказуемость изменений, представляя важнейшее условие дружественной среды: что известно, к тому можно подготовиться. Таким образом, понимание своих временных привычек и предпочтений — важная часть человеческого самосознания вообще, а также условие, помогающее предотвратить недопонимание и серьезные конфликты между членами семьи.

Стабильность временны́х привычек особенно важна для людей, у которых ослаблено по разным причинам чувство авторства своей жизни, и потому они не могут контролировать свою жизнь в той мере, как бы им этого хотелось — для детей, стариков, инвалидов. Они более консервативны в своем поведении по сравнению со здоровыми людьми среднего возраста и больше нуждаются в соблюдении привычного распорядка: если они не могут все решить, то, по крайней мере, хотят располагать информацией о том, что и когда произойдет; это позволяет им заранее приготовиться к событиям. В то же время часто они оказываются самыми внедряющимися в жизненное пространство других членами семьи, поскольку благодаря своей иногда избыточной активности привлекают внимание к своим потребностям и вообще к своей личности.

Личное время организует порядок владения различными составляющими психологического пространства, упорядочивает общение и досуг. Соответственно, вмешательство в личный способ структурирования времени автоматически нарушает и все иные уровни идентичности. Это наложение временных ограничений на пользование всем, что человек считает своим: можно фрустрировать его телесность, попросив выйти из ванны раньше времени или поторопив с завтраком, который человеку нравится проводить неспешно, можно потребовать срочно вернуть одолженную вещь, выгнать из комнаты, помешать встретиться с другом или сделать эту встречу «скомканной» и оттого бессмысленной, можно переключить программу телевизора. На наш взгляд, именно привычки больше всего отражают краткосрочность жизни вообще, напоминая о том, что все сущее дано на время.

С другой стороны, выделенное для любимого человека и общего с ним бытия время может тратиться не напрямую, а уделяться разным занятиям. В практической психологии принято считать, что время, затраченное на изображение некоторого объекта на рисунке, отражает значимость этого объекта для автора. Например, ребенок может рисовать папу большим, но маму — нарядно одетой; очевидно, что время, выделенное для подробностей ее туалета, отражает меру любви ребенка к матери. То же самое мы практикуем и в быту. Можно долго вязать свитер с ирландским узором для любимого человека, и хотя этот человек сутками живет на работе, очевидно, что он любим. Вообще объем времени, затраченный на служение семье при непосредственном отсутствии тех членов семьи, которым это служение адресовано, безусловно, отражает меру преданности близким. Кто стоит в очередях, кто долго роется в Интернете, чтобы организовать совместное путешествие, кто во время отпуска супруга делает ремонт квартиры — все это выраженная в личном затраченном времени любовь. Даже если она не видна наблюдателям, она есть.

Эта статья была опубликована 18 мая 2011 г..