"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
МОРАЛЬНАЯ ПАНИКА

Из книги: Ваш ребенок – неформал. Родителям о молодежных субкультурах
Большакова Е.

 

Моральная паника

Если ты себя с размаху

Молотком по пальцу — бац! —

Не вини того, кто гвозди,

Нам на горе, изобрел,

Потому что, несомненно,

Виноват в твоей беде

Не гвоздей изобретатель,

А создатель молотка.

Г. Остер

 

         Человек, даже взрослый, весьма внушаем. Именно поэтому главным последствием мифологизации информационного пространства является моральная паникапреувеличенная, усиленная средствами массовой информации реакция общества на изначально относительно малозначащие действия социальной девиации (отклоняющегося от нормы поведения). Анализ моральной паники показывает, что в погоне за сенсациями пресса склонна переоценивать тривиальные социальные события, однако, последствия этого могут оказаться достаточно серьезными: рост обеспокоенности общества, призывы к суровым наказаниям и даже возникновение на этой почве преступлений.

         Также моральная паника известна как медиапсихоз или паника слухов. Это всегда коллективная стрессовая реакция, Стоит отключить критическое мышление — и появляется возможность «заразиться» этой социальной «болезнью». Сознание сужается, будущее кажется мрачным... Одной из отличительных черт моральной паники в том числе является желание во что бы то ни стало найти виновных и покарать их. И при этом не важно, кого именно — лишь бы выпустить пар и тем самым понизить свой уровень тревожности. Эту ситуацию замечательно иллюстрируют строки Г. Остера, приведенные в эпиграфе. Если у человека или общества что-то не ладится, хочется обвинить кого угодно, но не себя самого: в ударе по пальцу виноваты не кривые руки, а молоток; в юношеской преступности и алкоголизме виноваты современная музыка и субкультуры, но не общество или отдельные личности. Так проще: сначала избавиться от груза вины и стыда, а затем уж первого попавшегося под руку «наказать, запретить, не пущать»...

         Кстати, смешно сказать, но еще совсем недавно и во «Вредных советах» некоторые родители и педагоги видели угрозу и даже били по этому поводу тревогу: мол, почитает все это ребенок и последует советам. И предлагали на полном серьезе запретить детям читать эти ироничные и глубокие стихи! Но ведь любому человеку, хоть немного знающему особенности детской психологии, понятно: ребенок, прочитав вредные советы, сделает все наоборот, и при этом еще и получит хорошую прививку от глупости. Также и молодежные движения — это прививка от «ничегонеделания» и равнодушия. Но видимо, большинству проще поступить стандартно и предсказуемо: не разобраться — испугаться — начать борьбу. Такова схема большинства моральных паник.

         XXI век — эра информационного прессинга, и общество подчас не умеет противостоять этому давлению. И если раньше слухи рождались от недостатка информации, то сейчас — от ее переизбытка, а порой — от низкого ее качества. Давайте рассмотрим самый свежий пример моральной паники — медиапсихоз вокруг субкультур эмо и готов.

         Впервые об этих современных неформальных движениях в России публично заговорили совсем недавно. О готах — в 2003—2005 годах, об эмо — в 2006—2007 годах, хотя сами субкультуры возникли раньше. Российской общественности эти весьма популярные в западных странах движения были (да и сейчас остаются) в новинку. Первыми собирать информацию и примерять на себя ролевые модели начали, естественно, подростки и молодежь. Информация бралась с зарубежных источников, переводилась и выкладывалась на русскоязычных сайтах. Все делалось своими силами: одни материалы получались приличного качества, другие — не очень. Но система молодежных взаимоотношений регулировала сама себя, в меру сил избавляясь от необъективной информации. И лишь изредка в прессе появлялись статьи, авторы которых объявляли эти субкультуры вредными, — но подобных материалов было не так уж и много. Так информация уравновешивалась, шло весьма нужное «отделение зерен от плевел».

         Все изменилось летом 2008 года после скандального обсуждения в прессе «Концепции государственной политики в области духовно-нравственного воспитания детей в России и защиты их нравственности». Причину создания концепции депутаты объяснили тем, что «российское общество, включая несовершеннолетних граждан, продолжает находиться в состоянии системного духовно-нравственного кризиса», и предложили ряд мер по борьбе с социальными проблемами: как достаточно здравых, так и весьма нелепых. Как это часто бывает, общественный резонанс вызвали лишь неоднозначные идеи. Например, политики предложили запретить подросткам приобретать отдельные виды спортивного инвентаря, праздновать «западные» праздники вроде Хэллоуина и установить контроль над отправлением СМС-сообщений. И скорее всего обсуждение концепции вызвало бы меньший ажиотаж в прессе, если бы не предложение властей ввести «запрет появления в государственном или муниципальном общеобразовательном учреждении, учреждении среднего или высшего профессионального образования обучающихся и иных лиц в явно узнаваемом и очевидно идентифицируемом макияже, одежде и атрибутике “гота” и “эмо”». Обосновывалось это предложение тем, что эти движения якобы пропагандируют самоубийства. Также некоторые депутаты заявляли, что наличие молодежных субкультур ведет к «нравственному вырождению нации», а сами эти культуры объявлялись «прямой угрозой для сохранения Российской Федерации как самостоятельного государства». Именно поэтому многие журналисты и практически все интернет-сообщество, а также отдельные ученые-исследователи выступили против данного проекта, назвав его нелепым, антимолодежным и даже нарушающим конституционные права и свободы граждан. Так началась моральная паника. Практически сразу появились и сторонники концепции — и начались бурные словесные баталии, но пока на страницах газет и в Интернете. Затем осенью и зимой 2008 года было несколько передач по телевидению («НТВ», «ТВЦ», «Ren-TV»), в которых как-либо упоминались субкультуры эмо и готов. Чаще всего их представляли очень стереотипно («яркие», «нестандартные», «оригинальные»), но журналисты выражали скорее интерес к неформалам, нежели осуждение. А в феврале 2009 года в прессе стали появляться новости, «заточенные» под актуальную тему. Началось с сообщения о том, что петербургские «готы съели эмо» (www.interfax.ru). Упор делался на сенсационность и «страшилку»: сначала читателей напугали готами-людоедами и лишь время спустя выдали информацию, что один из убийц лечился в психиатрической больнице — и именно это в большей степени объясняет его поступок. Многие журналисты объясняют поведение своих коллег-новостников так: если бы новость прозвучала как «псих-людоед съел подругу», то она бы потеряла долю актуальности и пикантности – сейчас в моде не маньяки, как в «лихие девяностые», а эмо и готы.

         Вдогонку этой новости поспешила другая: в том же Петербурге «с крыши сбросились эмо и сатанист». Поражает обобщенность и скоропалительность выводов в абзаце, который копировали друг у друга большинство новостных сайтов и лент: «Молодой человек был поклонником тяжелого рока, металла и, как предполагает следствие, “сатанистом”, философия которых сводится к поклонению дьяволу» (www.fedpress.ru). В одном предложении, в считанные секунды, парень из любителя тяжелой музыки превратился в дьяволопоклонника. Здесь мы видим во всей красе миф о прямой связи рок-музыки и сатанизма, который набил оскомину еще в восьмидесятые – девяностые годы прошлого века. Причем информация в большинстве новостных лент давалась журналистами практически без комментариев сотрудников милиции.

         Итак, журналисты в угоду злободневности искажали информацию и винили во всем неформалов, зрители и читатели верили и пугались, а сами неформалы писали десятки гневных писем властям, устраивали митинги и встречи с депутатами, открывали в Интернете протестные сообщества. Дошло до того, что летом 2009 года на всероссийском образовательном форуме «Селигер-2009» Президенту РФ Дмитрию Медведеву пришлось комментировать ситуацию с молодежными движениями — ибо тема субкультур стала к этому моменту сверхактуальной: «Ничего плохого в молодежной субкультуре нет, если это проходит в рамках закона, не нарушает общественный порядок и не создает проблем для окружающих».

         Итак, по прошествии чуть больше года моральная паника по поводу эмо и готов постепенно (хоть и очень медленно) пошла на спад, создатели концепции признали, что пока еще плохо знают молодежные субкультуры и не собираются бороться с ними на государственном уровне. Но в некоторых школах до сих пор висят самодельные объявления: «В атрибутике эмо и гота вход запрещен». И это не шутка старшеклассников, а рвение директоров, которые, не разобравшись в ситуации, «побежали впереди паровоза». Поспешность, спонтанность действий, отсутствие аргументации и попытки любыми средствами отвести от себя беду — верные спутники медиапсихоза.

         Наличие моральной паники в отношении тех или иных неформальных сообществ и серьезность последствий медиапсихоза подтверждают известные исследователи молодежных субкультур. Например, в феврале 2009 года с докладом «При чем здесь молодежь? Моральные паники и отношение власти к молодежным движениям в сегодняшней России» выступила Елена Омельченко, доктор социологических наук, директор ГУ-НИЦ «Регион»: «Многообразие молодежных культур есть признак здоровья общества. Очень нелегкий для молодого человека путь к инаковости — терпеливая работа над собой, с помощью которой молодые люди пытаются уйти от навязываемых им культурных стереотипов и омертвевших норм традиции, стилизовать свое существование, превратить себя в субъектов особого человеческого опыта. Еще не успели принять концепцию, а ретивые администраторы стали спускать циркуляры в силовые органы, что вылилось в практики рейдов по школам, целью которых было обнаружение скрывающихся субкультурщиков. Это было бы смешно, если бы не было так грустно. Эти акции не будут способствовать гармонизации общества и интересов — экономических, культурных или нравственных».

         С ней во многом согласен Владимир Гущин, начальник отдела анализа молодежных субкультур Городского центра профилактики безнадзорности и наркозависимости несовершеннолетних «Контакт», высказавший свое мнение в феврале 2009 года на сайте www.dvizh.org в статье «Освещение в СМИ дела “людоедов” как пример опасных инсинуаций»: «Тема убийства, произошедшего в Московском районе, широко муссируется в средствах массовой информации. При этом не всегда представители СМИ проявляют необходимые в подобных случаях компетентность и ответственность. Осведомленность населения о неформальных молодежных объединениях крайне низка. Поэтому даже самые смелые предположения, высказанные в прессе относительно влияния субкультуры готов на личность ее адептов и вероятность преступлений, обусловленных этим влиянием, воспринимаются абсолютно некритично. У СМИ появляется возможность подать деяние, совершенное предположительно представителями некоторой социальной общности, в качестве общепринятой для этой общности практики. Спекуляции и недобросовестность журналистов могут привести не только к падению авторитета СМИ как источника объективной информации. Примером этого может также служить ошибка, совершенная представителями СМИ еще в 1980-е годы, когда широко обсуждались вопросы, связанные с субкультурой хиппи. Выход на ленинградском телевидении передачи, посвященной последним, где клеймилась, помимо прочего, их склонность к наркомании, сделал субкультуру не только гораздо более популярной, но и изменил те нормы, которые в ней присутствовали. Дело в том, что среди советских хиппи распространенность наркомании была не выше, чем в молодежной среде в целом. Авторы передачи, не зная об этом и ориентируясь на западный вариант субкультуры (информация о котором была более доступной в силу наличия большого количества западных исследований), упомянули о том, что советские хиппи обязательно употребляют наркотики. Результатом стало взрывное распространение наркомании в данной среде. Молодые хиппи-неофиты стали следовать той норме, на существование которой им открыли глаза СМИ».

         Так моральная паника, в свою очередь, порождают еще одно весьма негативное социальное явление — эффект кривого зеркала, — речь о котором пойдет далее.

 

Практикум

1. Приведите пример любого медиапсихоза последних лет, не связанного с молодежными субкультурами.

– Когда и из-за чего началась эта моральная паника?

– Какие слои населения были подвержены ей больше всего?

– Сколько дней, недель, месяцев длился медиапсихоз?

2. С помощью каких средств коммуникации может передаваться моральная паника?

– Кто, кроме журналистов, может запустить механизм массового психоза?

– Что может помочь людям успокоиться?

Эта статья была опубликована 21 мая 2012 г..