"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
МЕТАФОРА КАК ЯВЛЕНИЕ КУЛЬТУРЫ

Из книги: Атлас сказочного мира
Наговицын А.Е., Пономарева В.И.

Метафора как явление культуры

Согласно Литературной энциклопедии «метафора (греч. metaphora — перенос) — наиболее распространенный троп, основанный на принципе сходства, аналогии, реже — контраста явлений; часто используется в обиходной речи. Искусство слова для оживления стиля и активизации восприятия использует метафоры оригинальные, иногда понятные только в контексте, хотя и «обиходные» метафоры, нередко автоматически, попадают в литературные произведения» (см.: Литературная энциклопедия…, 2001). Этот подход упускает важные черты рассматриваемого феномена, поэтому стоит обратиться к тем специальным исследованиям, в которых он изучался.

Так, весьма важной является позиция Х. Ортега-и-Гассета (Ortega y Gasset, 1916), обозначенная им в статье «Две главные метафоры», в которой автор охарактеризовал метафору не просто как средство выражения, но и как важное орудие мышления. В «Дегуманизации искусства» (1991) он выделил в качестве основной функции метафоры «маскировочную», то есть функцию подмены, табуирования предмета. Эти соображения в дальнейшем позволят нам рассматривать механизмы появления метафор как неотъемлемые свойства мышления и как средство зарождения и становления человеческой культуры, в частности в ее ритуально-обрядовом и табуирующем контексте.

Роли метафоры в культуре, в искусстве, в происхождении мышления и языка уделялось внимание со стороны ряда отечественных ученых. А.Н. Веселовский (2006), например, отмечал, что когда-то каждое слово было метафорой, которая односторонне образно выражала казавшиеся наиболее характерными и важными свойства объекта. Эту идею развивала О.М. Фрейденберг (1997), подчеркивая, что поскольку в первобытном мышлении одно и то же выражается по-разному, то это «разное» может восходить к одному образу. Она указала также на полисемантизм, то есть смысловое тождество мифологических образов. В древности «свойство» предмета мыслилось живым существом, двойником этого предмета. При этом общий смысл (например, смена состояний: исчезновение — появление, смерть — воскресение) не выражается прямо, а существует только в своих конкретных выражениях, по определению автора — «транскрипциях». Таким образом, первый смысл метафоры — разные выражения одного невыраженного прямо образа, что близко некоторым идеям современных когнитивистов и приближает нас к рассмотрению данного понятия не исключительно с лингвистических, а и с психологических позиций.

Кроме того, О.М. Фрейденберг (1973) выделяет поэтическую метафору: «Переход от мифа к поэзии совершается в сознании в форме перемены познавательной функции образа... В нем больше нет предпосылок для тождества образа и метафоры, то есть значимости и ее выражения. Образ перестает значить то, что выражает... Более того, он начинает именно не значить того, о чем говорит... Выражение образа, метафора становится только подобием конкретного значения образа. Поэтическая метафора имеет непременно понятийную сущность. Она требует отвлечения и отбора признаков двух разнородных явлений, объединения и отсортировки этих признаков, она строит понятие... Поэтическая метафора — это образ в функции понятия» (с. 109).

Представляется интересным направление медиевистов, которые писали о метафоре как символе. Например, В.П. Адрианова-Перетц (1947) и Д.С. Лихачев (1950, 1985) говорили о том, что в этом качестве она существует в более широком контексте, чем словосочетание, вплоть до контекста всего произведения.

С точки зрения сферы распространения метафоры важно отметить, что она:

– многопланова, полифункциональна и имеет особую роль в языке, культуре и психологической практике;

– позволяет обратиться к опыту человека и строить новое понимание на его основе, предоставляя форму, которую каждый человек сможет заполнить собственным содержанием; в зависимости от контекста может вызывать самые разные переживания и ассоциации, наполняться отдельным смыслом;

– в качестве риторического приема демонстрирует разрыв между подразумеваемым и буквальным значением высказывания, который адресат информации нейтрализует путем построения фигуральной интерпретации;

позволяя сделать нечто меркой чего-либо другого, способствует сращиванию между собой отдельных областей знаний о действительности, концептуализации системы индивидуальных представлений в картине мира и, в конечном итоге, формированию новых фрагментов действительности;

– являясь ключом к пониманию основ мышления и процессов осозна­ния ментальных представлений о мире, укрепляет связь сознания с логикой, с одной стороны, и с мифологией — с другой;

– имея широкую область применения и изучения, исследуется философией, логикой, психологией, нейронауками, герменевтикой, лингвистикой, теорией информации, содействует их интеграции и формированию когнитивной науки;

– выступая в разных ипостасях: сказки, прямой аналогии, истории, личного опыта, притчи, анекдота, пословицы, поговорки, легенды, тоста, — пронизывает всю нашу повседневную жизнь, проявляется в языке, мышлении и действии; наша обыденная понятийная система, в рамках которой мы мыслим и действуем, метафорична по самой своей сути.

 

Эта статья была опубликована 01 июля 2011 г..