"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
ЛЮБОВНАЯ ЗАВИСИМОСТЬ

вернуться к описанию книги

Как стать семейным психологом. Старшенбаум Г.В.

ЛЮБОВНАЯ ЗАВИСИМОСТЬ

Влюбленные: двое, которые любят себя при помощи друг друга.

Константин Мелихан

В любовных отношениях присутствует стремление дополнить себя — начиная восторгом и удовлетворением от того, что другой принимает и даже наслаждается в нас тем, что мы сами не принима­ли, и заканчивая преодолением ограничений собственного пола в бисексуальном единстве с партнером (Отто Кернберг).

Любовная аддикция характеризуется следующими признаками:

·         сверхценное отношение к партнеру с фиксацией на нем, с чертами непреодолимой насильственности;

·         нереалистическое, некритическое ожидание безусловно положительного отношения партнера; отказ от возможности быть самим собой;

·         осознанный страх покинутости, который ослабляет негатив­ные чувства к объекту и заставляет идти на любые жертвы ради сохранения отношений;

·         неосознанный страх интимности, тормозящий сексуальные побуждения в ситуации физической близости;

·         выбор партнера, который не может быть полноценно ин­тимным, нередко это аддикт избегания.

© Любовь обнаруживает высокие и скрытые качества лю­бящего—то, что у него есть редкостного, исключительного; постольку она легко обманывает насчет того, что служит у него правилом (Фридрих Ницше).

Для аддикта избегания характерны следующие черты: сверх­ценное отношение к партнеру, которого внешне избегают; закры­тость внутренней жизни от партнера из-за страха его контроля и «поглощения» им; формирование заместительных аддиктивных от­ношений с другими объектами. Как любовный аддикт, так и аддикт избегания обесценивают себя и реальное отношение к себе парт­нера. По мнению любовного аддикта его нельзя любить, в лучшем случае — можно ценить его услуги или вместо него самого любить его маску. Аддикт избегания опасается, что партнер изображает любовь к нему из корысти, а если действительно любит такого не­достойного человека — значит, сам неполноценный.

Взаимоотношения между двумя любовными аддиктами имеют следующую динамику. Вначале наблюдаются чрезвычайно созависимые отношения, из которых практически исключаются дру­гие люди, в том числе собственные дети (супругоцентрические се­мьи). Поскольку один из аддиктов энергичнее и активнее, у друго­го нарастает страх быть поглощенным, он стремится дистанциро­ваться и постепенно превращается в аддикта избегания. Созависимость между любовным аддиктом и аддиктом избегания может развиться и с самого начала отношений. Формируется порочный круг: чем больше проявляет свою активность любовный аддикт, тем больше вынужден отдаляться аддикт избегания, усиливая тем самым у партнера страх отвержения и покинутости и стимулируя его активность. Нарастает конфликт зависимых отношений, в ходе которого аддикт избегания начинает удовлетворять свои аддиктивные потребности в другой любовной связи, менее опасной для его интимофобии или в других аддикциях: воспитательной, трудогольной, алкогольной и т.д. Конфликт зависимых отношений сопряжен с высоким риском суицида.

Два аддикта избегания обычно заключают негласный договор о дистанцированных отношениях, при которых каждый имеет пра­во на интенсивные деловые или интимные контакты с другими, или оба могут увлекаться совместным делом, хобби, заменяя ответ­ственные, эксклюзивные интимно-личные отношения не обязыва­ющими товарищескими или приятельскими (гражданский брак, открытая семья).

Любовные аддикты и аддикты избегания в своих отношениях страдают из-за отсутствия интимности, доверия. Они испытывают чувства неоцененности и ненужности, однако не могут создать ин­тимные отношения с неаддиктивными людьми и не увлекаются ими, считая непривлекательными, неинтересными. В увлечениях их привлекает то, что, во-первых, ностальгически знакомо, во-вто­рых, обещает реализовать наконец детские фантазии и, в-третьих, дает надежду на новом уровне излечить детские раны в объектных отношениях.

В высокозависимых отношениях к любовной зависимости мо­жет присоединиться аддикция отношений, которая характерна для зависимых личностей. У этих лиц отмечается внешний локус конт­роля с возложением ответственности за свое благополучие на парт­нера, отсутствует контакт с собственными чувствами, чужие чув­ства переживаются как свои, выражены страх отвержения и са­моотверженная забота о других с отсутствием межличностных гра­ниц. Зависимая личность приучена принимать решения под влия­нием авторитетных лиц. Это касается выбора профессии, друзей, супругов. Они не могут позволить себе БЫТЬ, лишь — КАЗАТЬСЯ (хорошими для партнера). Они не реализуют СЕБЯ, а живут в тени своих партнеров — нередко это такой же аддикт (Жена Алкоголи­ка и Алкоголик). Они во всем усматривают хорошее или плохое отношение к себе, ставят себя в центр событий, заставляя партне­ра заботиться о себе или, наоборот, берут на себя непомерную от­ветственность за других.

Второй вариант довольно часто встречается среди начинаю­щих психотерапевтов. При этом кажущаяся мягкая забота о партнере нередко оборачивается пристальным контролем, жерт­венный альтруизм — мазохистским эгоцентризмом с обидчивос­тью и готовностью обвинять за «неблагодарность». Вместо чест­ного признания своих эмоциональных проблем пытаются решать чужие, семейные конфликты прикрывают картиной показного благополучия, духовное развитие заменяют аскетизмом и пури­танством, нередко скрывающими сверхценное отношение к материальным благам.

Попадая к психотерапевту, зависимый пациент обычно сразу развивает эротический перенос, провоцируя эротический кон­трперенос. При этом чаще всего наблюдаются следующие вари­анты:

1)  мужчина — психотерапевт и пациентка — мазохистка;

2)        профессионал (ка) с выраженными нарциссическими чертами;

3)        профессионалка — мазохистка и соблазняющий нарцисс.

В случае патологии Суперэго у профессионала возможна такая нарциссическая реакция, как сексуальные отношения с клиентом, которые могут закончиться трагически для мазохистичного парт­нера. Психотерапевтов, злоупотребляющих своим положением, классифицируют следующим образом:

·         депрессивный терапевт средних лет, имеющий семейные и/или супружеские проблемы, эксплуатирующий «пози­тивный перенос»;

·          манипулятивный социопат;

·         парафилик;

·         романтик, проповедующий полигамию;  

·         экспансивный нарцисс;

·         мазохистски капитулирующий шизоид,  жалующийся, что его соблазнили.

Для коррекции любовной аддикции выявите и измените негатив­ные убеждения, включающие аддиктивное влечение, помогите па­циенту найти другие способы справляться с тревогой и стрессом.

© Психоаналитик, изменив всем известному правилу, сблизился со своей пациенткой. Просыпаются они утром в одной постели, она говорит:

        Боже, как хорошо!

        Ну что ты, мы же не на сеансе, дома ты можешь назы­вать меня по имени...

Эта статья была опубликована 24 ноября 2009 г..