"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
ЛИЧНОСТНЫЙ ПСИХОСИНТЕЗ: ТЕХНИКИ

вернуться к описанию книги

Психосинтез. Ассаджиоли Р.

Глава 4.

ЛИЧНОСТНЫЙ ПСИХОСИНТЕЗ: ТЕХНИКИ

КАТАРСИС

Теперь мы обратимся к группе техник, которые помога­ют избавиться от избытка энергии, высвобождаемой в про­цессе исследования бессознательного, а также совладать с излишками эмоциональной энергии, от природы прису­щей некоторым людям и пробуждаемой различными вне­шними стимулами или ситуациями. Катарсис был, разуме­ется, подробно описан и применялся в психоаналитичес­ком лечении, иллюстрацией чего служит известный случай Анны О., о котором пишут Брейер и Фрейд в своей класси­ческой работе «Исследования истерии». Последний дока­зывает важный факт: для исцеления имеет значение не только привнесение бессознательного содержания в созна­ние, но и сопровождающая его эмоциональная разрядка.

«ПРОЖИВИТЕ ЭТО СНОВА»

Эта основополагающая техника очень проста. Она со­стоит в том, чтобы пациент снова пережил, причем настоль­ко реалистично, насколько это возможно, ту сцену или си­туацию, которая вызвала эмоциональное нарушение, так, чтобы эмоции нашли свободный выход в психосоматике. Процесс можно повторять несколько раз до тех пор, пока интенсивность эмоционального напряжения постепенно не снизится и сама себя не исчерпает.

Можно легко понять, почему эту технику легко приме­нять, и какие именно ограничения здесь существуют. Максимальную пользу она приносит в тех случаях, когда имело место определенное травматическое переживание или длительное эмоциональное напряжение. Однако это

лишь некоторое облегчение, способное снять симптомы; его ни в коем случае нельзя считать излечением, посколь­ку причины, вызвавшие симптомы и способствовавшие накоплению эмоционального напряжения, остаются неустраненными.

Для применения этой техники наиболее предпочтитель­на ситуация, когда пациент лежит на кушетке в состоянии релаксации, с закрытыми глазами; его просят вспомнить событие, но не отстранение, в качестве зрителя, а живо, как если бы он участвовал в нем или играл роль. Важно в самом деле пережить этот опыт и предоставить эмоциям течь свободным потоком вместо того, чтобы пытаться сдер­жать их, как, возможно, пациент делал в момент самого пе­реживания.

Здесь мы должны принять во внимание тот факт, что процесс может быть в высокой степени комплексным — с технической точки зрения. Он будет состоять из про­цесса идентификации, повторного переживания сцены, которое может одновременно включать в себя чувствова­ние, слышание и видение. Поэтому мы не предлагаем па­циенту вспомнить зрительные образы или снова услышать звуки. Мы просто говорим ему: «Представьте, что вы сно­ва оказались в той ситуации, что вы снова проживаете тот опыт». Пациент будет воспринимать ситуацию через зрение или через слух — в зависимости от того, к какому типу он относится, но не это важно. Важно, чтобы он по­грузился в данную ситуацию и чтобы психотерапевт вну­шил ему, что слуховые или зрительные образы должны отвлечь его внимание и не дать ему идентифицироваться с тем событием.

Та же самая техника — пережить в воображении собы­тие или ситуацию и позволить сопутствующим эмоциям найти свое свободное выражение — может быть примене­на и к будущим событиям, которых субъект опасается и которые вызывают у него тревогу. Но поскольку она явля­ется частью более сложного упражнения, мы опишем ее целиком в соответствующем месте нашего обзора.

ВЕРБАЛЬНОЕ ВЫРАЖЕНИЕ

Еще одна техника, связанная с катарсисом, нередко спонтанно применяемая пациентами, — это вербальное выражение. Хорошо известно, что человек, побывавший в опасности, например, в авто- или авиакатастрофе, склонен красочно изображать это событие, сопровождая рассказ бурными эмоциями и повторяя его несколько раз. Это в не­котором смысле самотерапевтический процесс, потому что после нескольких пересказов эмоции ослабевают — каж­дый раз по чуть-чуть.

Как можно ожидать, существуют и другие поводы к вер­бальному выражению, поводы нетерапевтического свой­ства; например, субъект может использовать рассказ о ка­тастрофе, чтобы подчеркнуть собственную важность, при­влечь внимание других, поставить себя в центр событий. Но все это не препятствует эмоциональной разрядке; на этом уровне даже удовлетворение от интереса к своей пер­соне производит психотерапевтический эффект. Иногда это происходит с пациентами прямо на сеансах: они снова и снова повторяют одни и те же жалобы, рассказы об оди­наковых случаях и проблемах. Иногда это ценно, но порой лучше прекратить подобные излияния, особенно в случае пациентов-ипохондриков, которые стремятся привлечь к себе внимание. В случае последних настоящей разрядки не происходит, и часто они не демонстрируют психосома­тические симптомы, сопровождающие выход эмоций; это стремление (в интровертированном варианте мазохистско­го самодовольства) вызвать к себе жалость и интерес. Здесь иная внутренняя установка дает и иной психологический эффект.

ПИСЬМО

Еще одной техникой, способствующей выходу эмоций в терапевтических целях, является письмо. Например, если пациент сильно возмущен кем-либо — неважно, оправдан­но или нет, — терапевт может предложить ему: «Сядьте и напишите письмо этому человеку, выразите в нем все ваше

возмущение и негодование, отстаивайте свои права, ниче­го не таите. А затем либо отдайте его мне, либо сожгите».

Эта техника приносит больше пользы, чем может пока­заться на первый взгляд, потому что она задействует инте­ресный механизм символического удовлетворения. Бессоз­нательное удовлетворяется этим символическим актом мщения в письменном виде. Об этом следует помнить, по­тому что таким образом во многих случаях можно умень­шить эмоциональное напряжение.

ДНЕВНИК

Ведение дневника также подразумевает использование письма для того, чтобы дать выход эмоциям. К дневникам установилось критическое отношение, на наш взгляд, нео­правданное. Считается, что они подходят только для сенти­ментальных людей и способствуют развитию излишней интроверсии, но это необязательно так. Известно, что мно­гие сильные и активные личности вели дневник. Разумеет­ся, его полезность имеет много сторон, но здесь мы упомя­нем только о том, какое преимущество дает постоянная воз­можность выразить свои эмоции по поводу разных событий.

Тот факт, что эмоция нашла выход и «аккумулирова­лась» в дневнике, поднимает проблему влияния подобных записей на окружающих. Мягко говоря, эффект может оказаться поистине отравляющим с психологической точ­ки зрения. Поэтому придание гласности (или просто разре­шение почитать) записей, содержащих следы столь силь­ных эмоций, сопряжено с огромной ответственностью. У нас есть историческая иллюстрация — «Страдания юного Вертера» Гёте. Как известно, молодой Гёте, переживая чрезвычайно романтический период своей жизни, влюбил­ся в замужнюю женщину, жениться на которой у него не было ни малейшей надежды. После того как роман закон­чился, и его отвергли, у Гёте началась сильнейшая депрес­сия, его посещали мысли о самоубийстве; но, обладая лите­ратурным талантом, он вложил все свое отчаяние и несбыв­шиеся желания в свое произведение. Трагическим итогом

стали самоубийства нескольких молодых людей, прочитав­ших «Вертера». Наверно, нет необходимости подчеркивать поучительность этого примера, и этот случай — не един­ственный.

Поэтому лучше предложить пациенту хранить дневник и показывать его только терапевту, поскольку это дает выше­перечисленные преимущества, а именно: позволяет эконо­мить время на сеансах и составить более полную картину происходящего, так как в противном случае пациент может забыть о тех мыслях, которые пришли ему в голову между сеансами. Далее, известно, что в письменной форме чело­век выражает разные стороны своей личности; некоторые люди чувствуют себя свободнее, менее скованно, когда пи­шут, чем когда лицом к лицу беседуют с терапевтом.

Пациента следует попросить вести дневник на отдель­ных листах, чтобы он мог давать терапевту свеженаписан-ные страницы перед каждым сеансом. Если дневник не слишком длинный, его можно прочесть за несколько ми­нут и тут же использовать содержащийся в нем материал. Если же его быстро не прочтешь, его можно будет дочитать позднее и использовать содержащуюся в нем информацию на следующем занятии.

РАЗРЯДКА МУСКУЛЬНОГО НАПРЯЖЕНИЯ

Еще один метод, связанный с катарсисом, вообще-то от­носится к категории преобразований, но из-за его просто­ты мы опишем его здесь. Речь идет о разрядке мускульного напряжения. Это особенно полезно, если иметь дело с аг­рессивными влечениями; возможно также и символичес­кое удовлетворение бессознательного.

В многочисленных случаях невротических расстройств эта техника может дать хорошие результаты, если пациент способен (или ему поможет в этом терапевт) усвоить осо­бое отношение к своим действиям: он должен полностью осознавать то, что он делает, быть независимым и бесприс­трастным свидетелем, сохраняя при этом целеустремлен­ность своих действий и чувство юмора. Все это вместе составляет «упражнение», объединяющее в себе несколько техник, но мы, тем не менее, приведем типичный пример.

У одного молодого человека, сына банкира, в возрасте 16 лет возникло два вида симптомов. Один — неожиданные припадки ярости, когда он ломал мебель в доме. Другой — боязнь выходить из дома и одному ходить по улицам. Пос­ледний симптом его особенно беспокоил: он злился, что не может перебороть свою фобию.

Мы приступили к психотерапии следующим образом. Он сказал, что, возможно, в тот момент, когда припадок толь­ко начинается, он способен сделать что-нибудь, чтобы со­владать с ним, но затем он уже совершенно не может конт­ролировать ярость. Тогда мы посоветовали ему заранее приготовить вещи, чтобы их уничтожить, — он выбрал не­сколько старых телефонных книг. Как только он чувство-( вал приближение первых симптомов припадка, он бежал к ним и пытался порвать их в клочья, хватая как можно боль­ше страниц за раз, чтобы сильнее напрячь мускулы, и в то же время старался видеть смешную сторону своих действий и помнить, что делает он это все для того, чтобы дать выход своему гневу. Это представление он устраивал несколько раз с очень хорошими результатами. Он больше не ломал мебель, а через некоторое время уже смеялся до оконча­ния припадка — по его словам, эти разрушения казались ему нелепыми. В то же время страх выходить одному на ули­цу (который мог быть формой бессознательного наказания самого себя из-за чувства вины) отошел в сторону и, в кон­це концов, был устранен.

В этом случае не проводилось никакого серьезного анали­за, потому что не было нужды сообщать пациенту о конфлик­те. Терапевту же было очевидно, что имел место обычный конфликт между стремлением к независимости и подавле­нием этого стремления, обусловленным авторитарностью отца. Разумеется, терапевт поговорил с родителями и попы­тался убедить их изменить свое отношение, но, последовали они его совету или нет, безусловно одно — терапевтический эффект, оказанный на юношу данной техникой.

 ПОБОЧНЫЕ ЭФФЕКТЫ

В заключение этой части, посвященной катарсису, мы должны сказать несколько слов и о побочных эффектах, даже опасностях, связанных с этими техниками, особенно с той, которая была упомянута первой, — повторным пере­живанием. На некоторых людей повторное переживание травматической сцены может произвести эффект, проти­воположный ожидаемому. Не исключено, что возникнет эффект обратной связи и произойдет усиление, а не раз­рядка эмоционального напряжения. Это зависит от психо­логического типа пациента и его установок. Однако опре­делить, что происходит не то, что надо, довольно легко, и тогда нужно либо отказаться от этой техники, либо изме­нить ее так, чтобы она подходила данному индивиду. И, ра­зумеется, пациент должен быть осведомлен о том, что слу­чилось.

В большинстве случаев рекомендуется отложить эту методику до того времени, когда личность будет уже доста­точно организована и сознательна, потому что на ранних стадиях личное «я» может оказаться недостаточно сильным для столь «глубокого копания», а также для ассимиляции и управления силами, высвобожденными в ходе катарсического процесса.

Эта статья была опубликована 24 ноября 2009 г..