"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
ОН НЕ ЛАДИТ СО СВОИМ БРАТОМ

Из книги: Современные дети и их несовременные родители, или О том, в чем так непросто признаться
Млодик И.Ю.

«Он не ладит со своим братом (или сестрой)»

«Валя, 8 лет. Родители сидят на диване, обнявшись.

Она задумчиво смотрит на них, потом говорит:

— Хватит обниматься! Нас и так уже много!»

Из Интернета.

Прошли постперестроечные времена, когда не каждая молодая семья могла себе позволить иметь хотя бы одного ребенка, теперь у многих снова появилась возможность иметь нескольких детей. И это очень даже неплохо, что у вашего сына или дочери будет еще один близкий и родной человек. Хотя в свои пять-шесть-десять лет он не всегда может по-настоящему оценить этот подарок, и во многом от родителей зависит, насколько близкими друг другу смогут быть их дети.

К счастью, сейчас уже многие родители понимают, что для старшего ребенка не является однозначным и долгожданным счастьем факт появления еще одного малыша в их семье. Большинство детей, вполне разделяя радость ожидания взрослых, не всегда представляют, как это — быть братом или сестрой. Не предполагают, что мамы в их жизни станет меньше, что появится еще кто-то, кем его дорогие родители будут восхищаться, о ком заботиться и беспокоиться, причем значительно усерднее и нежнее, чем о нем самом. Ему даже в страшном сне не могло бы присниться, что этот новый маленький будет иметь столько власти. Что он займет его территорию, будет лезть в его дела, отбирать его игрушки. И при всем при этом его же, великого нарушителя всех правил, еще и будут считать всегда правым, и все потому, что он «маленький».

Я знаю, что в советские времена иногда рожали детей в том числе для того, чтобы тот, единственный не стал «эгоистом». Чтобы с детства привыкал, что ничего ему здесь не принадлежит, что всем надо делиться, не быть жадным и всегда помогать маме.

Если вы решаете завести детей, то это только ваш взрослый (хотелось бы в это верить!) выбор. Даже если ваша маленькая дочь очень просит родить ей сестричку и вы идете ей навстречу, все равно это — ваше решение. И тот человек, что родится, он родится по вашей воле. И вы его родители, а значит вы несете за него ответственность, а не ваши старшие дети.

Было бы прекрасно, если бы рожая детей, мы осознавали, что им необходимо свое личное пространство, а самое главное — могли бы его обеспечить каждому. Своя комната, свои вещи, свои игрушки. Возможность закрывать старшему дверь и не впускать никого, даже если маленькому очень интересно (а им почти всегда интересно!), чем в его комнате можно заняться. Свое пространство хоть как-то защищает собственность старшего ребенка и его права на свои границы, свое уединение и свою, не зависимую от младших, жизнь. Чем больше у него будет уверенности в том, что его права не попраны, а родительскую любовь не надо зарабатывать, подтверждать или вымучивать, тем лучше он будет относиться к своим братьям и сестрам.

Это непросто — сделать так, чтобы старший ребенок от рождения младшего не потерпел ущерба, а имел возможность расширить свои горизонты, обогатиться, наполниться еще и другим опытом, другими переживаниями. Но мы должны хотя бы попытаться.

«Отдай ему свое, он же не понимает, он же — маленький» — классическая фраза, способная вызвать в ребенке лишь, в основном, негативные эмоции, от досады до сильного возмущения. К тому же часто таким детям навешивается еще и чувство вины за эти совершенно обоснованные чувства («как ты можешь, это же твой родной братик!») «А вы — как можете быть настолько слепы и несправедливы. Вот я покажу вам, какой хороший ваш «братик», я его выведу на чистую воду!» — думает ребенок, и это начало их бесконечной, длиною в детство, битвы-конкуренции под названием «подставь ближнего, и докажи, наконец, этим недотепам-родителям, что он недостоин их любви!»

Причем битва эта без возможности одержать победу, потому что, когда старшему ребенку какой-нибудь двухходовой комбинацией удается подставить младшего, тот пускается в рев, и, конечно против ожиданий, за это за все влетает старшему. Несправедливость, таким образом, только крепнет, конкуренция усиливается. Старший при этом, как ни грустно родителям, выглядит еще более эгоистичным, чем был до рождения второго малыша. Но он — не эгоист, у него просто потребности: в справедливости, в том, что бы он был защищен и огражден, в том, чтобы быть уверенным в родительской любви и не боятся , что его бросят или предпочтут другому; этому же они его уже предпочли!

Если вы понимаете, что ваш старший ребенок вовлечен в эту конкуренцию, и манипулятивными средствами пытается заполучить вашу любовь, не стоит его ругать за это. Лучше уделяйте ему побольше внимания, и не тогда, когда дети уже в ссоре, а старший уже вами обвинен во всех грехах. А тогда, когда еще все хорошо и вы можете провести с ним время, выделенное вами ему одному. Хотя бы немного, хотя бы раз в неделю. Он будет знать, что хотя бы иногда мама (или оба родителя) только с ним, и не отвлекаются на этого, вечно занимающего их внимание, «младшенького». Но если дети все же поссорились, старайтесь не вмешиваться без особой необходимости, пусть разбираются сами, ведь ваша вовлеченность — это одна из задач этой манипулятивной игры под названием «пусть мама поймет, кого надо любить».

Даже если у вас нет отдельных комнат для своих детей, пробуйте настойчиво ограждать старшего от посягательств и нарушений границ малышом. Младшему можно спокойно, но твердо объявлять, что «это — Ванина игрушка и ты должен ему ее отдать, если он не хочет, чтобы ты ею играл». Поначалу ваш отказ будет восприниматься с протестующим ревом, но потом, если вы будете тверды и с пониманием отнесетесь к вполне естественному огорчению, младший поймет, что граница — это граница. И если мама сказала, то значит так и есть.

Если ваш старший ребенок всегда будет уверен в возможности справедливого исхода, то он не будет особенно «вредничать» и дразнить младшего недоступностью своих интересных игрушек или тетрадок. Но если несправедливость регулярно случается, то подсознательное желание отомстить младшему за его ухудшившуюся жизнь будет непременно проявляться в самых разных поступках и действиях старшего. И ответственность за это будет во многом на вас, дорогие родители, а не на нем, таком «эгоистичном» и «жадном».

Часто старшие дети, пытаясь вернуть себе «утраченный рай», неосознанно регрессируют в более младший возраст: начинают снова мочиться в постель, хотят, чтобы их тоже качали на ручках, возили в колясочке, начинают говорить «детским голосочком», подражая младшему, в надежде, что тогда и его примут за маленького, и к нему вернется родительская забота и внимание. В этой регрессии нет ничего страшного, она лишь показатель того, что ваш старший ребенок с трудом справляется с кризисом в его жизни — с появлением конкурента за мамину любовь. Поэтому ни в коем случае нельзя осуждать и ругать его за это, потому что это все равно, что осуждать человека за то, что он, сломав правую руку, пытается научиться есть левой. Регрессия — это, прежде всего, сигнал. И ее лучше поддержать — покачать его на ручках, потискать, покатать в колясочке, провести с ним время, лишний раз сказать, что вы его любите и всегда будете любить. Как только ребенок получит подтверждение в том, что он по-прежнему любим, он снова вернется к делам и заботам своего возраста, к своим задачам.

И, конечно, важно понимать, что «старший ребенок» — не «заменитель родителя младшему», чем грешат некоторые взрослые, которые спешат лишить старшего ребенка детства только потому, что им еще захотелось «маленького», ну или потому, что «так вышло». Старший ребенок вполне будет готов стать вам помощником, если вы будете просить его об этом, если забота о младшем не станет его долгом, обязанностью, повинностью, что тоже, согласитесь, не улучшит их отношения. Стоит благодарить его за любую оказанную вам помощь, просить, а не требовать в случае, если вам понадобилась его помощь. Иначе вы можете не заметить, как количество проблем у старшего, вроде бы даже не впрямую связанных с семьей, может начать набираться как снежный ком.

У него была неприятная проблема: он воровал в школе. Ему двенадцать, и на вопрос, зачем ему это все нужно, он только неопределенно пожимает плечами. Его родители обеспокоены, они перепробовали уже многое: и наказывали, и увещевали, и в церковь водили. Но он продолжает это делать, хотя отлично понимает, что это нехорошо.

Когда мы остаемся с ним одни и я спрашиваю, из чего состоит его день, то выясняется, что кроме учебы в школе и исполнения уроков он еще заботиться о младшей сестре, которой полтора года. «Ну, — думаю я, — заботится, ничего страшного, наверное играет с ней иногда, горшок, может, выносит». Но постепенно из разговоров с ним и его родителями начинает вырисовываться совсем другая картина. По роду своей работы они часто (почти каждый день) несут вечерне-ночные дежурства и оба уезжают на работу. В его обязанности входит не только самому справляться со своими уроками, ужином. Но и еще полностью управляться с сестричкой. Покормить, поиграть, развлечь, помыть и спать уложить. При этом они как-то раз застали его (вот ужас!) смотрящим телевизор, пока их маленькая дочка сидела на горшке. Они возмутились и отругали его за такое безответственное отношение к маленькому ребенку, стали заматывать штепсель от телевизионного шнура скотчем, чтобы он, безобразник такой, не думал отвлекаться от взрослых дел!

Потом он стал позже приходить из школы. Заболтается с кем-то по дорогое, загуляется... и придет на полтора часа позже, чем его ждали. Опять же — взбучка! Как мог! Гуляет он, а уроки, а сестра! Им же надо работать! Выяснились еще кое-какие обстоятельства, которые показали, что воровство — симптом не случайный, неизбежный даже. Но дело даже не в нем, хотя ничего хорошего нет в таких обстоятельствах его жизни и последующих поступках. Дело в том, что у двенадцатилетнего мальчика не было вообще своего времени, жизни, дел. При этом вы бы слышали, как он говорил о сестре! Не всякая мать будет говорить о своем ребенке с такой нежностью и любовью! Но от него требовали еще и того, что иной, даже очень трудолюбивой и ответственной матери не под силу: после всей своей школы, выполненных уроков, быть еще весь вечер очень включенным в жизнь полуторагодовалого ребенка и даже не отвлекаться на телевизор!

-   Почему вы не наняли няню? — в конце концов я спросила у них в полном изумлении.

-   Зачем, у нас же есть сын...

Эта статья была опубликована 11 февраля 2011 г..
Товары, связанные с данной статьёй:
Ваш ребенок - неформал. Родителям о молодежных субкультурах
Ваш ребенок - неформал. Родителям о молодежных субкультурах
Как вырастить ребенка счастливым. Принцип преемственности
Как вырастить ребенка счастливым. Принцип преемственности
Книга для неидеальных родителей, или Жизнь на свободную тему
Книга для неидеальных родителей, или Жизнь на свободную тему
Развитие личности школьника.  Работа со словарем психологических качеств
Развитие личности школьника. Работа со словарем психологических качеств