"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
Королева внутреннего мира

вернуться к описанию книги

Мы: Глубинные аспекты романтической любви. Роберт Джонсон

Королева внутреннего мира

 

Брак Изольды с королем Марком в Корнуэльсе символизирует некий очень глубокий и мощный процесс, происходящий в нашей психике. Анима вернулась во внутреннее королевство, фемининность и маскулинность соединились, самость обрела полноту и стала целостной. Мы слышим колокольный звон. Люди высыпали на улицы и толпами направляются к церкви, чтобы привет­ствовать новую королеву и насладиться созерца­нием ее красоты. Душа вернулась в Корнуэльс. Король обрел королеву, страна расцвела.

Нам следует сделать паузу, чтобы понять, что представляет собой соответствующая свадь­ба, происходящая в нашем внутреннем мире, что стоит за союзом, который дался так нелегко. Изольда была королевой с того момента, как лас­точки влетели в окно замка Тинтажель и принес­ли ее золотой волос Марку. Тристан назвал ее ко­ролевой прежде, чем привез ее королю Марку, и именовал ее так даже в чаще леса Моруа. Пре­красная Изольда — это первая и последняя коро­лева, она единственная королева и не может быть иной.

Королевский брак говорит нам о верном ходе событий, во время которых анима присоеди­няется к внутреннему королю. Даже несмотря на то, что Тристан увлек ее силой и хитростью, несмотря на то, что его намерения не были честными и она пошла против своей воли, несмотря на то, что они посреди моря выпили любовное зелье, Изольда является королевой внутреннего мира, и у нее только одна судьба — быть на троне рядом с королем Марком, внутрен­ним королем. Никакое другое место не будет соответствовать ее королевскому величию и ее божественной сущности.

Видя все это, мы начинаем понимать, почему Тристан разрушает королевство, когда он предает короля Марка. Но он не только предает короля, он принижает достоинство королевы, и она лишается всего, что должна получить по праву. Это влияет не только на личную жизнь Тристана, но и на все королевство. Когда Изольда выходит замуж за короля Марка, все королевство стано­вится здоровым и счастливым. Когда Тристан тайно встречается с Изольдой в саду под сосной, во всем чувствуются отклики этих тайных встреч: королева теряет свое достоинство, она свержена с трона и сослана. Сердце королевы разрывается на части. Разрывается и сердце Тристана. И все королевство вскоре будут раздирать разногласия, ибо Тристан и Изольда не могут разрешить свой внутренний конфликт.

Суть противоречия мифа, которое является источником всех конфликтов, неясностей и стра­даний, заключается в одном простом требовании. Тристан требует права обладания Изольдой только для самого себя. Ее, предназначенную для того, чтобы быть королевой всего королевства, похищает один человек. Эго узурпирует то, что принадлежит самости.

Теперь посмотрим, что это означает в жизни со­временного мужчины. Отстраняя аниму от обыч­ной для нее роли королевы нашего внутреннего мира, мы пытаемся перенести ее на реальную женщину из плоти и крови. Мы делаем это с по­мощью проекции. Это способ нашего Эго полу­чить власть над анимой, поместить ее в темницу плоти, с тем чтобы ощущать ее на индиви­дуальном, внешнем, физиологическом уровне.

Чтобы вернуть аниме ее психологическую роль королевы внутреннего мира, необходимо сделать одну важную вещь. Мужчина должен захотеть убрать проекцию анимы с реальной женщины, существующей в его жизни. Только это дает возможность аниме играть свойственную ей роль в его психике. Только это дает ему возможность увидеть женщину такой, какова она в реально­сти,— отягощенной грузом его проекций.

Устранение проекций дает возможность аниме стать тем, чем она изначально являлась: архетипическим образом, который, находясь на своем месте, помогает личности устанавливать контакт между Эго и бессознательным (Jung, Psychology of the Transference, p. 504).

Где же находится «ее место»? Она «помогает устанавливать контакт между Эго и бессо­знательным», существуя в глубине психики мужчины, в его воображении, воодушевляя его изнутри.

Когда Тристан заявляет о своих правах на ко­ролеву, это означает, что он настаивает на необ­ходимости воплощения анимы в физической реальности. Он пытается сделать свою душу физически ощутимой, вместо того чтобы осо­знать ее живущей во внутреннем мире. Вместо переживания ее через символы в качестве внутреннего образа фемининности, он хочет превратить ее в реальную, физически сущест­вующую женщину. Мы не только превращаем образ женщины в символ анимы, но при этом абсолютно забываем о том, что сделали ее этим символом. Мы верим в то, что анима — это женщина, а женщина — это анима. Мы требуем от женщины, чтобы она играла эту роль и была богиней, а не обыкновенным человеческим созданием. Очеловечивая аниму, мы теряем из виду свою душу; пытаясь обожествить жен­щину, лишая ее женской природы, мы теряем ощущение ее человечности.

Королевский брак Изольды и ее коронация говорят нам о том, что она всегда должна оста­ваться королевой внутреннего мира. Мы не мо­жем одним усилием воли оторвать ее от короля внутреннего мира, расторгнуть королевский брак, превратив его во внешние отношения, сущест­вующие в реальном мире. Если мы попытаемся сделать что-либо подобное, королевство разор­вется на части, и структуре человеческой жизни и человеческих отношений будет нанесен огром­ный ущерб. Но поскольку Тристан продолжает пытаться смотреть на аниму как на реальную женщину, он никогда не ощущает ее в качестве своей «госпожи Души», хотя именно такого переживания он жаждет и именно в нем заключа­ется глубочайшая мудрость.

Есть и другой путь. Мы можем научиться различать внутреннюю и внешнюю форму, уступив королеву королю и позволив ей открыть целый новый мир сознания — мир, который мы можем увидеть, лишь подойдя к ней как к архетипу, переживаемому глубоко внутри.

Где-то в глубине своего сердца Тристан пони­мает, что Изольда должна всегда оставаться королевой. Именно поэтому он не хочет заклю­чить с ней обычный брак и в критический момент кладет между ними обнаженный меч. В глубине души он осознает, что не может ею владеть, как владеют обычной женщиной. Одной рукой он отдает ее королю, а другой пытается удержать рядом. Он делает это бессознательно, огляды­ваясь и сожалея, оплакивая свою судьбу и не на­ходя никаких глубинных мотивов своих по­ступков.

Если бы Тристан мог принести эту жертву осознанно, если бы он мог вернуть королеву на ее трон и понять, почему все должно быть именно так, а не иначе, его судьба не оказалась бы столь трагичной. Он мог бы оставаться рядом со своей королевой, чувствовать ее божественность, жить с ней в согласии при условии существования их отношений на должном уровне. Он обладал бы Ее Величеством Душой как внутренней реаль­ностью и был бы свободен, чтобы жить в реаль­ном мире со смертной женщиной, чтобы страстно ее любить такой, какая она есть.

Эта статья была опубликована 17 декабря 2009 г..
Поиск книг
по названию
по автору
по издательству
 
Вход




Действующая скидка
Отрывки из книг
Межрегиональная Ассоциация психологов-практиков "Просто Вместе"

АНО «Больничные Клоуны»