г. Москва, ул. Ярославская, д. 14, корп. 1
info@genesisbook.ru

ГЕНЕЗИС

Книги по психологии.

Профессионалам — необходимы, остальным — интересны

Работа с кризисной личностью. Методическое пособие

Автор: Козлов В.В.
Год издания: 2007
Издательство: Институт психотерапии
Тип обложки: Твердая
Размер: 0x0x0 мм
Вес: 380 г
Количество страниц: 336
130 P
В корзину
  • Описание
  • Отрывок
  • Содержание
  • Видео

В методическом пособии "Работа с кризисной личностью" представлен обзор теоретических и психотехнологических подходов к социальной, психосоциальной и психологической работе с кризисной личностью. Описаны модели и техники, которые могут использоваться при оказании психологической помощи людям, переживающим личностный кризис. Книга адресована социальным педагогом, практическим психологам и специалистам в области социальной работы. Она может быть интересна студентам и аспирантам, изучающим психологию, социальную работу, социальную педагогику.

                                           

КРИЗИСЫ «ДУХОВНОГО Я»

В наше время количество людей, испытывающих психодуховные кризисы, неуклонно возрастает. С одной стороны, это может быть свя­зано с резкими изменениями условий жизни (девальвация привычных ценностей, нестабильность общественных структур, болезни, измене­ние социального окружения), с другой — с определенным эволюцион­ным этапом в развитии психики людей в целом. Психодуховный кри­зис является особым этапом в развитии личности, когда инициируется процесс объединения внутренних подсистем «материального», «соци­ального» и «духовного Я» в единое целостное пространство, наступает время переоценки всех ценностей, и в этом процессе личность начинает переосмысливать свое место в жизни и основные экзистенции.

Еще в начале 1990х годов мы рассматривали психическое простран­ство как систему, с одной стороны, ограниченную индивидуальным «Я» и физическими структурами тела, с другой - открытую опыту всего че­ловечества и духовным реалиям бытия. Во время психодуховного кри­зиса начинается процесс трансценденции индивидуальных ограниче­ний и перехода на более целостный уровень существования.

Этот процесс отражен во многих духовных направлениях человече­ства и является неотъемлемой частью личностного развития. Но для того чтобы изначально четко ограничить предмет обсуждения, мы хо­тим описать наше собственное понимание психодуховного кризиса.

Анализ самого понятия «психодуховный» на уровне словосочетания «психе» и «дух» уже показывает нам правильный вектор размышлений и одновременно на уровне словеснологического разворачивания ставит нас в некоторый тупик. При первом приближении становится понят­но, что личность, вовлеченная в психодуховный кризис, испытывает переживания, которые возникают при столкновении индивидуальной психической организации с Духом, который по традиции имеетонто-логический, надличностный характер.

Понятие «психе» в материалистической психологии раскрывалось как свойство высокоорганизованной материи (мозга) отражать объек­тивную действительность и на основе формируемого при этом образа целесообразно регулировать деятельность субъекта и его поведения. Когда зрелым умом анализируешь это определение, возникает комп­лекс неполноценности и мысль о том, насколько мы были ограничен­ные, чтобы принимать такое определение за истину. В соответствии с законами формальной логики оно не может претендовать даже на опи­сание этого понятия.

Я долго думал о том, почему студентам так трудно запомнить даже основные определения категорий психологии. Наверное, это происхо дит потому, что эти катеригории плохо соотносятся с фактом индиви­дуальных переживаний «психе» и бессознательным сопротивлением ис­каженным представлениям. А психология, которая является наукой о факторах, закономерностях и механизмах проявления психики, оказы­вается феноменологической дисциплиной по определению и изначаль­но только в переводе с греческого опредмечивает «психе», но затем на любом следующем этапе анализа убегает от своего предмета.

Не зря в греческой мифологии душу олицетворял образ бабочки или девушки. И тот, и другой предметна некотором расстоянии и в некото­рых ситуациях вызывает эстетический восторги чувство духовного вос­хождения. Наверное то, что мы называем психологией, правильнее было бы назвать по аналогии с философией филопсихеей (греч. phileo — лю­бовь, psyche — душа). По крайнем мере, это было бы честнее. В таком понимании психология выглядела бы особой формой общественного сознания, системой идей, взглядов, отношений по поводу души. Соб­ственно, каковой она и является в настоящее время.

Не менее грустно дело обстоите понятием «дух». Во-первых, часто понятия «душа» и «дух» определяются друг через друга. Психика опре­деляется как духовная организация человека, совокупность его душев­ных качеств. Что скрывается за такими определениями, трудно вообра­зить даже шизофренику с галлюцинаторной симптоматикой. Создает­ся впечатление, будто психологи, философы и теологи специально договорились скрывать свою интеллектуальную импотенцию за поня­тиями с нулевым объемом.

Во-вторых, само понятие «Дух» по традиции не рассматривалось в проблемном поле психологии как науки. Попытки включить содержа­ние этого понятия в смысловое пространство современной психологии встречают достаточно сильное сопротивление. Ярким примером тому может служить отношение к трансперсональной психологии в акаде­мических кругах.

В-третьих, мы должны признать методологическое бессилие в рас­крытии категории Духа в психологии.

Мне кажется, что существует некий социальный договор профана­ции базовых категорий психологии, и многотомные «психологии» яв­ляются фиговым листком, прикрывающим нагое бессилие ученых му­жей заниматься своим предметом.

Одновременно мы должны признать, что наука о душе существуети пользуется огромной популярностью, а специалисты, занимающиеся Духом, предельно процветают, поражая важностью и многозначитель­ностью.

В начале этого раздела мы указали на правильность направления наших размышлений, когда анализировали понятие «психодуховный».

Чтобы еще больше не усложнять предмет, мне кажется необходи­мым упростить название данного вида кризиса. Явно, что кризис пере­живается личностью и проявляется через личность. В силу того, что духовные измерения личности, в отличие от материальных и соци­альных, имеютотчетл иво субъективный характер, то ссылка на индиви­дуальность переживаний нам кажется излишней. Мы можем обозна­чить этот кризис как «кризис духовного Я», но духовный кризис пере­живается не только личностью, а может охватывать малые и большие социальные группы, хотя по происхождению, содержанию, этапам и векторам развития личностный духовный кризис не отличается от со­циально-психологических духовных кризисов.

Анализировать духовный кризис мы будем на малой модели — на уровне личности, иногда используя примеры и сравнения социально-психологических духовных кризисов.

В своих предыдущих публикациях мы использовали термин «духов­ность» для обозначения ситуаций, когда человек вовлекается в пережи­вания, имеющие отчетливый надличностный и сакральный («нуминозный») характер и находящиеся за пределами повседневного, «профанического» состояния сознания. В этой работе мы хотим несколько «приземлить» сами духовные состояния, имеющие интерперсональное и трансперсональное содержание.

Современным понятием для обозначения непосредственного пере­живания духовного опыта является термин «трансперсональный», обо­значающий выход за пределы обычного способа восприятия и интер­претации мира с позиций ограничений «социального» и «материаль­ного Я».

Автор книги за последние 10 лет провел 300 тренингов с участием более 12000 человек. Опыт этих тренингов показывает, что законы и тенденции функционирования «духовного Я» не отличаются от зако­нов и тенденций других структур «Я». В связи с этим мы не хотим отда­вать «духовному Я» особый приоритет. Приоритеты духовных измере­ний существуютв тех кругах, где удовлетворение духовных потребнос­тей человека является способом расширения своего «материального» и «социального Я», реализации финансовых и карьерных амбиций.

В трансперсональной психологии делается акцентна уникальности духовного кризиса. Мы считаем, что феномен духовного кризиса уни­версален для любой личности, и если человек имеет сознание, то перед ним непременно возникают проблемы духовного самоопределения и он так или иначе вовлекается в переживание духовного кризиса.

Полноценное становление личности предполагает преодоление на протяжении всей жизни той стадии развития, которая ставит человека

в уникальные условия и предлагает проблемы духовного содержания, которые человек должен решить, чтобы развиваться дальше.

Даже не вовлекаясь в процесс духовного поиска и самосовершен­ствования, мы так или иначе задумываемся о таких вещах, как смысл человеческого существования, смерть и возможность посмертного су­ществования, обращаемся к категориям фундаментальных законов бы­тия и трансцендентным измерениям.

Психодуховные кризисы часто являются неотъемлемыми спутника­ми возрастных кризисов - пубертатного, экзистенциального, юношес­кого, середины жизни и инволюционного. Однако зачастую кризисные проявления начинаются спонтанно и не связаны с тем или иным возра­стным периодом.

Чтобы более четко разобраться с содержанием духовного кризиса, на наш взгляд, имеетсмысл исходить из анализа структуры «духовного Я» и основных механизмов его реализации. В предыдущих главах книги мы уже останавливались на содержании и структуре «духовного Я». Здесь же обратим внимание на качественные особенности основных тенден­ций этой большой подсистемы личности.

Первая тенденция, которая существуетв «духовном Я» и манифести­руется на всех уровнях, подструктурах личности - это расширение про­странства, или экспансивная тенденция.

Пока человек расширяет пространство своего «Я-духовного», это счи­тается также позитивным эволюционным и биографическим шагом. «Я-духовное» в человеке значимо и его (ее) весомый вклад (в философию, в психологию, направление науки, совершенствование образования и т. д.) можетбыть оценен социальным окружением настолько, насколько реализована экспансивная тенденция.

Чем большее интеллектуальное пространство захватывает идея, кон­цепция или теория, порожденная лидером, тем он ценнее не только в социальном плане, но и в плане внутренней самооценки. В этом смыс­ле интеллектуальная экспансия и популярность являются неким кри­терием того, каким образом человек расширяетсвое пространство, ка­кой у него потенциал «Я-духовного».

На уровне социальных установок и личностной самооценки расши­рение ареала влияния идеи и вообще расширение влияния считается позитивным. Экспансивная тенденция управляетне только поведени­ем человека, но и реальной активностью больших и малых человеческих групп и этносов. Мы можем четко и однозначно проследить данную тенденцию в развитии любой мировой религиозной системы, фило­софской или научной школы. Существует кардинально важное отличие проявления экспансив­ной тенденции «Я-духовного» — захватывается пространство социаль­ного сознания через каждую рефлексирующую личность. И в силу того, что духовное воспроизводство считается приоритетным для со­хранения специфически человеческих качеств, у Эго появляется воз­можность не только обусловить мышление, осознание реальности, мораль, модель мира представителей своего поколения, но иногда и влиять на мировосприятие, мировоззрение многих и многих поколе­ний после своей жизни. Образцами в этом отношении являются Лао-цзы, Будда, Христос, Магомет, которые для огромного количества лю­дей все еще определяют не только стиль мышления и мировоззрение, но и структуру, содержание «материального» и «социального Я».

Любой вклад в экспансивную тенденцию возвращается сторицей. К великому сожалению, среди людей мало тех, кто может стать учите­лем жизни. Социум обучает всему, но только не тому, как решать лично­стные духовные проблемы.

Но для того чтобы вклад «духовного Я» возвращался учениками, при­знанием, славой и живым вниманием адептов, необходимы сверхуси­лия и огромный вклад в экспансивную тенденцию для достаточно ус­тойчивого осваивания интеллектуального пространства. Любая останов­ка в экспансии смерти подобна, а любое сужение ареала влияния смертью и является. Вне сомнения, «духовное Я» обладает относительной авто­номностью, самостоятельностью и самодостаточностью по сравнению с другими подструктурами. Но учение умираетбез учеников, без их под­держки, понимания и сопереживания. Без учеников умирает и «духов­ное Я» учителя.

Трансформационная тенденция - изменение концептуального про­странства, нахождение новых признаков, качеств идеи, углубление по­нимания определенных тем жизни, изменение структуры духовного. Накопительная экспансивная тенденция всегда имеет предел, особен­но в условиях информационного бума и специализации знания. Более того, простота, доступность, внутренняя красота и изящество многих идей иногда являются самыми выигрышными сторонами любого про­дукта сознания, особенно духовного характера.

Достижение уникальной идеи, состояния, переживания, качеств личности именно в «духовном Я» является более перспективным. Л го­бой так называемый личностный рост или духовное самосовершенство­вание представляют собой больше трансформационный, нежели кона-тивный, экспансивный шаг.

Все, что более или менее значимо в «духовном Я», представляет со­бой продукт трансформации, изменения, а часто разотождествления с определенными аспектами Эго. А высшие состояния сознания, како­выми являются любовь, сострадание, радостность и равностность, про­светление, являются переживаниями самого уникального качества.

Третья тенденция Эго на духовном уровне — консервативная, которая проявляется в гомеостатической реализации личности, в стремлении удерживать равновесие и сохранять свою структуру смыслов и иденти­фикаций. Если выражаться точнее, консервативная тенденция личнос­ти проявляется в ригидности осознания структуры и содержания объекта идентификации, жесткости в эмоционально переживаемых отношени­ях и неготовности к изменениям программы поведения. Консерватив­ная тенденция личности показывает степень индентифицированности с объектом, то, насколько жестко мы привязаны к своим идеям, эмоци­ональным оценкам и поведенческим актам.

Об основных функциях и последствиях проявления консервативной тенденции мы уже упоминали в главе 2, рассматривая основные тенден­ции личности.

Как мы указывали выше, в эгоструктуру духовного входиточень мно­го смыслов и духовных ценностей. Многие ценности важны в силу эмо­ционального отношения к ним и особенно потому, что они обрастают элементами личной истории. Любая ценность важна постольку, посколь­ку она вплетена в личностную биографию, а иногда и в историю рода или большей социокультурной общности. Жесткость идентификаций зависит оттого, с какими эмоциональными состояниями она отожде­ствляется.

«Духовное Я» является основой личности. Любое разрушение струк­турной целостности, нарушения в функционировании основных тен­денций переживаются личностью или как угроза, или как кризис, как притязание на ее интимное пространство, и вызывают какую-то адек­ватную или неадекватную реакцию.

Дело не в содержании реакции: защитной, агрессивной, восторжен­ной... Важно, что реакция всегда возникает.

Интегральная характеристика — уровень витальности. В «духовном Я» витальность может принять некое уникальное качество, которое уже никак не соотносится с природногенетическими или другими предпо­сылками. Мне хотелось бы отдельно остановиться на роли психодухов­ного кризиса в трансформации витальности в силу духа, как катализато­ра трансформации природной энергии в качество той стойкости, ус­тойчивости духовной силы личности, которая не сравнима по эффективности даже с самой мощной жизненной энергией.

Таким образом, мы можем предложить следующую классификацию причин возникновения духовных кризисов:

1.   Кризисы, связанные со структурой Эго.

2.    Кризисы, связанные с невозможностью реализовать основные
тенденции личности.

3.    Кризисы витальности.

Прежде чем описывать содержание этих кризисов, остановимся на теоретических подходах, которые уже разработаны в психологии транс­персональной ориентации по проблеме духовных кризисов.


Отзывы

Загрузка комментариев...