г. Москва, ул. Ярославская, д. 14, корп. 1
info@genesisbook.ru

ГЕНЕЗИС

Книги по психологии.

Профессионалам — необходимы, остальным — интересны

И в середине тебе станет легко: книга для тех, кто хочет найти гармонию в отношениях, любви и стать счастливым

Год издания: 2013
Издательство: Институт консультирования и системных решений
Тип обложки: Твердая
Размер: 0x0x0 мм
Вес: 300 г
Количество страниц: 192
300 P
  • Описание
  • Отрывок
  • Содержание
  • Видео

В книге "И в середине тебе станет легко" Берт Хеллингер размышляет о фундаментальных категориях, определяющих человеческие отношения: совести индивидуальной и родовой, вине и невиновности, благодарности и прощении... И прежде всего - о потребности в уравновешивании, гармонии и балансе как основе любых отношений. В ней как бы суммированы многолетние исследования и очень емко и лаконично изложены базовые положения системной психотерапии Б. Хеллингера, а также терапевтические истории, в метафорической форме иллюстрирующие эти положения. Книга будет полезна для специалистов - психологов, психотерапевтов и других представителей «помогающих» профессий, так и для просто интересующихся читателей, которые получат возможность прикоснуться к мудрости Мастера, открыть неожиданное в знакомом и привычном и по-иному взглянуть на себя самого и свои отношения с окружающими.

 

                              

 

a:2:{s:4:"TYPE";s:4:"HTML";s:4:"TEXT";s:74508:"

Порядки любви: между мужчиной и женщиной и по отношению к несущему целому.

Сначала я подробно остановлюсь на порядках любви в отношениях между мужчиной и женщиной и начну с того, что лежит на поверхности.

Мужчина и женщина

Мужчину тянет к женщине, потому что ему как мужчине недостает женщины. А женщину тянет к мужчине, посколь­ку ей как женщине недостает мужчины. Ибо мужское нача­ло соотнесено с женским. Поэтому мужчине, чтобы быть мужчиной, нужна женщина. А женское соотнесено с мужс­ким, поэтому женщине, чтобы быть женщиной, нужен муж­чина. Так что мужчина лишь тогда становится мужчиной, когда берет себе в жены женщину, а женщина лишь тогда становится женщиной когда берет себе мужчину в мужья. Только когда мужчина делает женщину своей женой и живет с ней как с женой и только когда женщина делает мужчину своим мужем и живет с ним как с мужем, только тогда они — муж и жена и в качестве таковых становятся парой.

Поэтому первым, что относится к порядку любви между мужчиной и женщиной, является то, что мужчина хочет жен­щину себе в жены, а женщина хочет мужчину себе в мужья. Поэтому если в паре один хочет быть с другим в большей сте­пени из каких-то иных соображений, например, ради удоволь­ствия или обеспеченности, или потому что другой богат или беден, образован или прост, католик или евангелист, или пото­му что один хочет завоевать, защитить, улучшить или спасти Другого, или же хочет, как это замечательно говорят, видеть Другого отцом или матерью своих детей, то фундамент таких отношений возведен на песке, а в яблоке уже сидит червяк.

Отец и мать

Во-вторых, к порядкам любви в отношениях между муж­чиной и женщиной относится то, что мужчина и женщина

вместе ориентированы на третьего и лишь в ребенке их муж­ское и женское реализуется полностью. Ибо, только став от­цом, мужчина становится мужчиной в полном смысле, и толь­ко став матерью, женщина в полном смысле становится жен­щиной, и только в ребенке мужчина и женщина становятся в полном смысле и зримо для всех одним нерасторжимым целым. Тем не менее важно, чтобы их родительская любовь к ребенку лишь продолжала и венчала их любовь как пары. Ибо их любовь друг к другу предшествует их родительской любви и, как корни дерева, она несет и питает их любовь к ребенку.

Поэтому если их любовь друг к другу как пары течет от всего сердца, то и их родительская любовь к ребенку тоже течет от всего сердца. А если их любовь друг другу как пары ослабевает, слабеет и их любовь как родителей к ребенку. Чем бы ни восхищались и что бы ни любили муж и жена в себе и в партнере, тем же они восхищаются и то же самое любят они и в своем ребенке. А все то, что раздражает их и мешает им в себе и в партнере, раздражает и мешает им и в их ребенке.

Поэтому то, что удается родителям в их партнерских от­ношениях в плане уважения, любви и помощи по отноше­нию к партнеру, то же удается им и по отношению к ребенку. А то, что им в партнерских отношениях в плане уважения, любви и помощи по отношению к партнеру не удается, то же не удается им и по отношению к ребенку.

Но если их родительская любовь к ребенку лишь продол­жает и венчает их любовь друг к другу, то ребенок чувствует себя желанным, принятым, уважаемым и любимым обоими родителями, он знает, что с ним все в порядке и все хорошо.

Желание

К одному знаменитому терапевту пришла как-то супру­жеская пара и попросила о помощи. Они сказали: «Каждую ночь мы изо всех сил стараемся справиться со своей задачей продолжения рода человеческого и все же, несмотря на все

наши усилия, нам до сих пор так и не удалось исполнить наш священный долг. Может, мы что-то не так делали? Чему нам нужно еще научиться и что еще сделать?»

Терапевт объяснил им, что сейчас они должны будут про­сто молча его послушать, а потом, ни слова друг другу не говоря, сразу же отправиться домой. Они согласились.

И вот что он им сказал: «Каждую ночь вы стараетесь изо всех сил справиться со своей задачей продолжения рода че­ловеческого и все же, несмотря на все ваши усилия, вам до сих пор так и не удалось исполнить ваш священный долг. Почему бы вам просто не дать волю своей страсти?» И ука­зал им на дверь.

Они встали и поспешили домой, словно не могли больше ждать. Как только они остались одни, упали все покровы и они любили друг друга со страстью и наслаждением. Через четырнадцать дней женщина была беременна.

Другая женщина, уже в зрелом возрасте, боясь, что ее время уходит, дала в газету объявление следующего содер­жания: «Медсестра ищет вдовца с детьми для замужества». На какую глубину и сердечность могли бы рассчитывать та­кие отношения? Она могла бы написать и так: «Женщина желает мужчину. Кто желает меня?»

Исполнение

Наше стеснение называть самое интимное своими име­нами и желать этого в партнерских отношениях в первую очередь и как самого естественного связано, вероятно, с тем, что в нашей культуре акт любви между мужчиной и женщи­ной кажется многим чем-то почти неприличным, своего рода недостойной физической потребностью. И все же это самое великое человеческое исполнение, какое только возможно. Никакое другое человеческое действие не находится в боль­шей гармонии с порядком и полнотой жизни и не обязывает нас служить целому миру в большем объеме. Никакое другое человеческое действие не приносит нам такого блаженного

наслаждения, а вслед за ним такого любящего страдания. Никакое другое человеческое действие не чревато больши­ми последствиями и не таит в себе столько риска, не застав­ляет нас отдать все до последнего и не делает нас такими знающими и мудрыми, человечными и великими, чем когда мужчина, любя, берет и познает женщину, а женщина, любя, принимает и познает мужчину. По сравнению с ним все, что еще делает человек, кажется лишь подготовкой и содействи­ем, следствием или дополнением, а может быть, нехваткой и подменой.

В то же время исполнение любви мужчиной и женщиной — это самое смиренное наше деяние. Ни в чем другом мы не выдаем себя так и не обнажаем так беззащитно то, где мы наиболее уязвимы; и потому ничто мы не оберегаем с таким глубоким стыдом, как то место, где, любя, встречаются муж­чина и женщина и показывают и вверяют друг другу свое самое интимное.

Исполнение любви мужчиной и женщиной — это еще и самый мужественный наш поступок. Ибо, соединяясь друг с другом на всю оставшуюся жизнь, мужчина и женщина, пусть они еще только в начале пути и им еще только предстоит исполнить то, что должно, уже смотрят в глаза концу, видят положенный им предел и находят свою меру.

Связь в паре

Исполнением любви мужчина, по прекрасному слову Биб­лии, оставляет отца своего и мать свою и прилепляется к жене своей, и они становятся оба одною плотью. То же са­мое относится и к женщине. Этому образу соответствует не­кий происходящий в душе процесс, в реальности которого нас убеждает его результат, ибо та связь, к которой он приво­дит, хотим мы того или не хотим, оказывается нерасторжи­мой, а потому и неповторимой.

Здесь можно было бы возразить, что развод и следующие за ним новые отношения доказывают обратное. Однако вто рые отношения оказывают иное влияние, чем первые. Вто­рой муж и вторая жена чувствуют связь своего партнера с его первой женой или ее первым мужем. Проявляется это в том, что второй муж и вторая жена не решаются принять нового партнера как мужа или жену в полном смысле как первого, а также сохранять как своего мужа или свою жену. Дело в том, что оба партнера воспринимают вторую связь как вину по отношению к первой. Это касается и тех случаев, когда первый партнер умер, ибо только собственная смерть по-настоящему разъединяет нас с первым партнером.

Поэтому лишь признание и уважение новым партнером существования связи между своим мужем или женой и их предыдущими партнерами, как и сознание того, что они у предыдущих партнеров в долгу и всегда будут стоять сту­пенькой ниже, может стать базой для удачных отношений. Но вот той связи в ее изначальном смысле, какая была в первых отношениях, им не дано. Поэтому при расторжении вторых отношений вина и обязательства переживаются, как правило, легче, чем когда распадаются первые.

Приведу пример.

Ревность

Одна женщина рассказывала на группе, что изводит сво­его мужа ревностью, и даже сознавая всю абсурдность свое­го поведения, она не в состоянии с ней справиться. Руково­дитель группы указал ей решение. Он сказал: «Рано или по­здно ты потеряешь своего мужа. Наслаждайся им сейчас!» Женщина засмеялась, ей стало легче. Буквально через не­сколько дней руководителю группы позвонил ее муж и ска­зал: «Спасибо тебе за жену».

За много лет до того этот мужчина вместе со своей подру­гой посещал курс у этого руководителя. Во время курса он, не обращая внимания на причиняемую подруге боль, заявил перед всеми участниками, что у него есть другая, более мо­лодая подруга, а со своей теперешней он расстанется. На тот

момент он прожил с ней вместе уже семь лет. После этого он снова посещал какой-то курс, теперь уже с новой подругой. Во время курса она забеременела, а чуть позже они пожени­лись.

Теперь руководителю группы стал ясен смысл ее ревнос­ти. Внешне эта женщина отрицала связь своего мужа с его предыдущей подругой, и своей ревностью она еще и публич­но подчеркивала свое право на него. Но подспудно она при­знавала ту более раннюю связь и свою собственную вину. И поэтому ревность ее была вовсе не доказательством вины ее мужа по отношению к ней, а скрытым признанием того, что она была его недостойна и что провоцируемый ею разрыв казался ей единственным способом признания по-прежнему существующей связи и доказательством ее солидарности с его прежней подругой.

Плоть

Особая и в глубоком смысле нерасторжимая связь между мужчиной и женщиной возникает через исполнение любви. Только оно превращает мужчину и женщину в пару и только оно превращает пару в родителей. Одной лишь духовной люб­ви и официального признания отношений для этого недо­статочно. Поэтому если интересам такого исполнения нано­сится ущерб, например тем, что один из партнеров еще до вступления в отношения подвергся стерилизации, то при всем желании этой связи между ними не возникнет. Поэтому та­кие отношения остаются ни к чему не обязывающими, и если партнеры расстаются, на них нет ни ответственности, ни вины.

Если исполнению любви наносится вред впоследствии, например, был сделан аборт, то в отношениях возникает надлом, хотя связь остается. Если мужчина и женщина хотят тем не менее остаться вместе, тогда они должны во второй раз принять решение быть вместе и жить так, будто это их

второй брак, так как первый на этом, как правило, заканчи­вается.

В исполнении любви проявляется превосходство плоти над духом, ее правдивость и величие. Иногда мы, правда, испытываем искушение обесценить плоть перед духом, как будто то, что происходит по воле инстинкта и потребности, желания и любви, мельче того, что велят нам разум и нрав­ственная воля. Но инстинктивное доказывает свою мудрость и силу как раз там, где разумное и нравственное упирается в свои границы и оказывается несостоятельным. Потому что через инстинкт действует некий высший дух и более глубо­кий смысл, которого, когда становится тяжело, страшится и бежит наш разум и нравственная воля.

Например, если ребенок падает в воду и за ним прыгает мужчина, чтобы его спасти, он делает это не по здравому размышлению и велению нравственной воли. Нет! Он по­ступает инстинктивно. Но разве, от этого его поступок стано­вится менее правильным, мужественным и добрым?

Или когда соловей воспевает свою самку, когда они спа­риваются и строят гнездо, высиживают птенцов, кормят их, греют, защищают и обучают, разве это менее чудесно лишь оттого, что происходит инстинктивно?

 

Книги о семейных расстановках :










Книги на тему психология семьи:












Отзывы

Загрузка комментариев...