"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
ГДЕ РОЛЬ, А ГДЕ ЧЕЛОВЕК?

вернуться к описанию книги

Искусство быть вместе: любовь и переговоры. Петрушин С.В.

ГДЕ РОЛЬ, А ГДЕ ЧЕЛОВЕК?

Чтобы не запутаться в социальных отношениях, следует по­нимать, что роль и человек, ее исполняющий, — это не одно и то же. Поэтому ролевые отношения условно можно обозначить как «нечеловеческие», то есть рабочие. Поэтому муж — это не че­ловек, впрочем, так же как и жена, это ролевая характеристика места, которое занимает человек. «Человеческие» отношения возникают на эмоциональном уровне.

Связано это с тем, что само понятие «роль» является номинализацией, то есть речевым способом обозначения неко­го вида деятельности. Например, учитель — тот, у кого учатся. Вне ситуации и ролевого дополнения (в данном случае наличия учеников) учителя не существует. Хотя сам человек, разумеет­ся, остается. Если человек, работающий учителем, забывает про это, то в результате такого смешения возникает синдром роле­вой ригидности. Тот, кто работает преподавателем, иногда начи­нает осуществлять воспитание за пределами учебной ситуации, например с пассажирами в общественном транспорте, с детьми и семейным партнером — дома. Даже в бане легко угадывают его профессию.

С этой точки зрения муж и жена — характеристики вида дея­тельности, которой люди занимаются, в данном случае строят се­мью. Поэтому когда говорят «мой муж», предполагая власть над другим человеком, то происходит, мягко говоря, несоответствие реальности. Это все равно что сказать «ты мой бухгалтер, поэто­му должен меня всегда слушаться».

В прежние времена при предложении связать друг друга брачными узами эта тонкость разделения роли и человека была более отчетливой. Предлагая руку и сердце, говорили не так, как сейчас: «Будьте моей женой», а по-другому: «Разрешите взять вас в жены». В этом заложен глубокий смысл брачных отношений и уважение к другому человеку.

Негативное последствие смешивания роли и человека, ис­полняющего эту роль, заключаются в том, что вы будете по­лучать от отношений совсем не то, что хотите. Например, для создания отношений женщине важно четко понимать, с кем она хочет взаимодействовать: с мужем или с мужчиной. Если мужчи­на будет подходящий — красивый, общительный, артистичный и т. д., то это абсолютно не значит, что он будет таким же хоро­шим мужем. Как мужчина он может быть потрясающим, а как муж — ужасающим. Так же и наоборот: как муж он хороший (от­ветственный, хозяйственный и т. д.), а как мужчина может быть без особых выдающихся характеристик. Потому что роли мужа и жены связаны с деятельностью (а значит, необходим профес­сионализм), а «хороший человек» профессией не является.

Возможно, у нас так много неуспешных семейных пар как раз потому, что присутствует тотальный непрофессионализм в сфере семейных отношений. Раньше подготовка к семейным ролям на­чиналась с самого раннего возраста, сегодня ею никто не зани­мается. Детей готовят на роль звезды эстрады, королевы спорта, замечательного ученого, а на роль мужа или жены — нет. В Рос­сии в старину молодых девушек обучали такому качеству жизни, как «мироносица», для чего некоторые из них направлялись на недолговременное проживание в монастыри.

Особенно важно понимать разделение социальных и эмо­циональных уровней в профессиональной сфере. Рабочие (со­циальные) отношения строятся в рамках выполняемых социаль­ных ролей, например: продавец—покупатель, учитель—ученик, психолог—клиент. Образцы исполнения этих ролей зафиксиро­ваны в различных правовых документах.

Уровень мастерства напрямую связан с умением человека осознавать и исполнять свою профессиональную роль, строить свое поведение в ее рамках. «Человеческие» отношения возни­кают тогда, когда поведение начинает выходить за рамки про­фессиональной роли.

В чем разница, например, общения профессионального про­давца и дилетанта? Первый продавец на грубую реплику поку­пателя не станет обижаться, тем более демонстрировать свою обиду. Он понимает, что этот выпад адресован ему не как чело­веку, а как продавцу. Непрофессиональный же продавец решит, что покупатель «от себя лично» хочет «его лично» обидеть. И станет реагировать не из своей профессиональной роли, а как человек. В итоге у них с покупателем завяжутся «нормальные» человеческие отношения. И вместо того чтобы продавать, он бу­дет выяснять степень своей правоты в этом споре.

Однажды при проведении психологического тренинга для продавцов я зачитал им пример описания работы одного очень успешного торговца автомобилями. Для того чтобы убедить со­мневающегося покупателя, этот торговец даже встал на колени перед ним. После рассказанного отрывка я спрашиваю наших продавцов: «А вы можете встать на колени перед покупателем?» Реакция была крайне негативной, участники тренинга вспомни­ли про достоинство, честь и т. д. Что свидетельствовало, на мой взгляд, об их непрофессионализме, так как рассматриваемая си­туация была рабочей. Я не отрицаю человеческое достоинство, но есть еще и профессиональное достоинство, что совсем не одно и то же. Можно быть достойным человеком, но плохим продав­цом. Так же и наоборот. Кстати, однажды на лекции для дости­жения педагогического эффекта я встал на колени перед студен­тами. Мой авторитет как преподавателя от этого совсем не упал, а только возрос.

К сожалению, при профессиональной подготовке специали­стов совершенно упускается такой важный ее раздел, как фор­мирование психологии профессионала. Проблема России — у нас много хороших людей, но крайне мало профессионалов. Настоя­щий профессионал способен отделять себя от роли, что дает ему возможность управлять ею. В этом заключается основной способ преодоления синдрома «сгорания» и психологической усталости. Если роль — не человек, то в этом состоянии человек не устает, не болеет и не «сгорает». Другой важный признак настоящего про­фессионала заключается в его безупрегностпи. Свои человеческие потребности он удовлетворяет за пределами ролевой ситуации, своей профессии.

Подобное положение совершенно не означает, что человек, исполняющий роль, становится безэмоциональным, как, напри­мер, робот. Здесь можно провести аналогию с театром. Актеру по содержанию пьесы следует играть преступника. Если это хороший исполнитель, то он представит свой персонаж на сцене и правдо­подобно, и убедительно, и очень эмоционально. Плохой же актер будет играть не преступника, а самого себя. Если он заявит, что он никогда не был преступником и ему неприятно находиться в этой роли, то это уже будет абсурд. Так проявляется смешение рабочих и человеческих отношений. Когда хороший актер испол­няет роль, то он в ней живет. Он не притворяется, он играет. Там есть и эмоции, и переживания. Но при этом он не отождествляет заданную роль с собой. Он разделяет себя и своего персонажа, которого воплощает. У профессионала, как у актера, всегда есть дистанция между собой и исполняемой ролью.

Если кому-то такой взгляд кажется чересчур жестким, то могу предложить более мягкий вариант. Человеческие отноше­ния тоже строятся как ролевые. С данной точки зрения пробле­му в рабочих отношениях можно рассматривать как смешение в одной роли двух форм поведения. Когда продавец начинает воспитывать покупателя, происходит смешение ролей продавца и воспитателя.

 

Эта статья была опубликована 17 декабря 2009 г..