"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
ЧТО ТАКОЕ МОББИНГ?

Из книги: Как остановить травлю в школе: Психология моббинга

Руллан Э.

ЧТО ТАКОЕ МОББИНГ?

Осенью 2002 г. норвежские СМИ сообщали о драме, разыгравшейся в Моссе. Многочисленной толпой подростки вломились в дом девочки, которая ходила в ту же школу, что и они, учинили над ней жестокую расправу, не щадя при этом ни вещей, ни обстановки. Причиной расправы был слух о том, что ранее эта девочка обозвала шлюхой другую девочку — из соседней школы. На большой перемене «потерпевшая» девочка наведалась в школу, где учились «обидчица» и вышеупомянутые подростки. Там она пообщалась с друзьями и знакомыми, и очень быстро всем стало ясно, что за такое дело надо наказывать. Целая орава школьников — вероятно, около сорока человек, — двинулась к дому той, что должна была поплатиться. В тот день она плохо себя чувствовала и не пошла в школу. Они приблизились к ее дому, кто-то позвонил в дверь. Стоящие впереди ворвались внутрь, за ними последовали и другие, в общей сложности человек двадцать. Остальные ждали снаружи. Атмосфера быстро накалялась. Они начали крушить все вокруг, напали на девочку. Блеснул нож, но это было уже чересчур. Кто-то крикнул: «Хватит!» — и они ретировались.

Ученики вернулись в школу, многие в тот же класс, куда ходила пострадавшая девочка. Учителя ничего не заметили. Родители сообщили в школу о произошедшем, и началось серьезное разбирательство.

– В какой-то момент вдруг осознаешь, что отступать уже поздно, — говорили некоторые ученики.

– Мы не понимали, что делаем, — говорило большинство.

Это вопиющее происшествие напоминает ситуацию, описанную шведским школьным врачом Петером-Паулем Хайнеманном (Heinemann, 1973). Во дворе школы собралась большая группа учеников. Они просто общались. По всей видимости, школьники из Мосса подобным же образом проводили большую перемену. Внезапно что-то произошло, и все пришло в движение.  Хайнеманн увидел ученика, который подошел к группе и чем-то ей помешал, нарушил ее покой. В Моссе состояние группы изменилось после получения информации о том, что девочку, по ее словам, назвали шлюхой. В обоих случаях многочисленная группа подростков теряет контроль. Сдерживающие механизмы отключаются, и, вероятно, некоторые, почувствовав собственную агрессивность, входят во вкус. Они нападают. По мнению Хайнеманна, такое может произойти практически с кем угодно по отношению к кому угодно.

Случившееся в Моссе было не моббингом, а скорее актом самосуда, который сопровождался соответствующими эмоциональными и поведенческими проявлениями. Безусловно, Хайнеманн помог приблизиться к пониманию сути моббинга. Но прав ли он в том, что касается глубинных механизмов? Всякий ли может издеваться над другим, и всякий ли может быть подвергнут издевательствам?

 Со временем международное исследовательское сообщество в главном пришло к единому взгляду на то, как следует определять моббинг, и существующие определения содержат почти идентичные элементы.

Общим для всех определений является описание моббинга через негативные, враждебные или агрессивные действия (Olweus, 1993; Smith, 2005). Понятия «агрессивные действия» или «агрессия» имеют очень важный аспект — они предполагают наличие намерения. Подавляющее большинство исследователей агрессии определяют ее как действие, имеющее своей целью причинение вреда (Buss, 1971; Smith, 2005). Моббинг, таким образом, понимается как негативное поведение, цель которого — тем или иным способом причинить жертве вред.

Обычно в определениях моббинга отмечается, что он может осуществляться группой лиц или отдельной личностью — в этом коренное отличие такого понимания моббинга от точки зрения Хайнеманна. Он считал, что моббинг по определению является групповым процессом, на что, собственно, и указывает слово mobb[1]. Пикас (Pikas, 1989) придерживался такого же взгляда. Но все же в международных кругах принято исходить из того, что моббинг может быть осуществлен как одним, так и несколькими лицами (Smith, 2005). Разумеется, динамика процесса различна и зависит от того, идет ли речь о группе лиц или же об одном человеке.

Определения также указывают на систематичность действий, то есть на их регулярную повторяемость на протяжении времени (Olweus, 1993; Roland, 1989a; Smith, 2005). Этот момент связан с некоторыми проблемами, поскольку отдельный эпизод может соответствовать той же схеме, что и повторяющиеся действия (Roland, Vaaland, 1995). Во всяком случае, бывает, что именно так это выглядит со стороны. Однако для жертвы травли важна разница между одиночным происшествием и частыми инцидентами. Отдельное посягательство, конечно, может напугать, вызвать напряжение и расстроить. Но непрекращающиеся проявления травли воздействуют глубже, заставляя жертву чувствовать, что так будет всегда. Безусловно, ограничение, вводимое определением, не означает, что можно игнорировать или умалять значение отдельных происшествий, оно лишь подчеркивает, что о моббинге стоит говорить только тогда, когда речь идет о систематических измывательствах.

  Еще один важный аспект — это существенная разница в соотношении сил. Жертва моббинга не в состоянии защитить себя ни физически, ни морально. Значимость этого аспекта была отмечена еще в 1983 г., когда в Норвегии была проведена первая в мире общенациональная кампания, направленная против моббинга. Само определение моббинга тогда звучало следующим образом.

Можно говорить о моббинге, или травле, когда один или несколько индивидов регулярно на протяжении длительного времени подвергаются негативным действиям со стороны одного или нескольких индивидов (Olweus, Roland, 1983. P. 3).

На следующей странице делается важное уточнение.

Следует добавить, что человеку, подвергающемуся моббингу, обычно нелегко себя защитить. Он, как правило, относительно беспомощен. Ссора между примерно равными по соотношению сил индивидами не является моббингом.

Позднее я включил аспект, касающийся разницы в соотношении сил, в свое определение моббинга (Roland, 1989a), то же сделал и Дэн Олвеус (Olweus, 1993). Этот аспект остается центральным элементом различных определений моббинга (Farrington, 1993; Smith, 2005; Olweus, 1993; Roland, 1999). Его следует учитывать при разработке мер, направленных против моббинга. Многие школы прибегают к посредничеству  (медиации), когда возникает проблема травли, однако это противоречит логике и формирует неправильные ориентиры. Медиация предполагает, что обе стороны должны пойти навстречу друг другу и что они обладают относительно равными возможностями. Медиация как мера, направленная против моббинга, будет рассмотрена и отвергнута в одной из последующих глав.

Таким образом, исследователи из Норвегии и других стран в значительной степени сходятся в том, что касается основных характеристик моббинга: негативные действия со стороны одного или нескольких лиц по отношению к жертве; систематичность в проявлении такого поведения; существенный перевес в соотношении сил. Эти действия могут обретать различные формы, но при этом определенная главенствующая схема сохраняется.

Петер-Пауль Хайнеманн, в сущности, описывает физические проявления травли. Преследователи используют средства физического воздействия: удары, пинки, тычки, захват и другие виды физического принуждения. Хотя эта форма — явная и, с точки зрения стороннего наблюдателя, самая мучительная, она не является самой распространенной. Кроме того, в ее использовании существуют четкие гендерные различия — мальчики в гораздо большей степени, чем девочки, склонны прибегать к средствам физического воздействия (Smith et al., 1999).

Чаще всего как мальчики, так и девочки используют вербальное воздействие (Ibid.). Стандартный вариант — издевки. Речь идет о таких словах, которые ранят, обычно это негативные высказывания о жертве. Наибольший эффект производит высмеивающий комментарий. Жертва моббинга чувствует, что значит стать всеобщим посмешищем, а в такой ситуации нелегко себя защитить.

Третья из основных форм моббинга — изоляция, она более популярна среди девочек, чем среди мальчиков (Ibid.). В классическом варианте человека против его воли вытесняют из группы. Изоляция, следовательно, предполагает, что жертва хочет быть с тем или с теми, кто ее травит. Жертва входит в компанию, или же ей дают повод думать, что она своя, а затем выбивают почву из-под ног. Методы для этого порой выбираются довольно тонкие и неявные — взгляд, усмешка и т.п. Таким образом, не одиночество как таковое, а обречение на одиночество имеет прямое отношение к моббингу.

Втягивание человека в роль жертвы с использованием этих трех форм моббинга (в особенности первых двух) происходит путем провокации (Roland, 1999). Сценарий провокации таков: совершить некое действие в отношении другого с целью вызвать его реакцию, которую затем можно использовать в своих интересах. Началом, как правило, служит обвинение в чем-либо, совершенном ранее или совершаемом  в настоящий момент. Другой способ — негативные высказывания, указывающие на недостатки жертвы, — к примеру, в суждениях, внешности или одежде. В обоих случаях провокатор ищет что-то негативное и цепляется за это. Еще один прием — вызвать у человека недовольство — скажем, оказывая на него физическое воздействие или препятствуя его деятельности, а затем использовать его реакцию. Суть в том, чтобы найти повод для обвинения. В любом случае человек ставится в ситуацию, когда он вынужден реагировать. Умелый провокатор постарается интерпретировать негативно любую реакцию. Если жертва останется пассивной, то будет обвинена в нежелании отвечать. Если жертва ответит, то смысл ответа будет передернут и объявлен хамством или ложью. Таким образом создается повод для нового обвинения. В следующий раз, встретившись с жертвой, провокатор пускает этот повод в ход, и жертва оказывается в ловушке. Итак, механизм втягивания —  провокация, в особенности, если речь идет о физической форме травли и вербальных издевках. Этот прием может быть использован и для обоснования изоляции.

  Еще один элемент всех основных форм моббинга — угрозы. Нередко очередной эпизод травли заканчивается тем, что преследователи обещают жертве и друг другу, что «обязательно вернутся». Преследователи могут просто угрожать жертве или передавать свои угрозы через других . Все это усиливает давление на жертву.

  Принимая во внимание все вышеизложенное, моббинг можно определить следующим образом:

Моббинг — это физические или социальные негативные действия, производящиеся систематически на протяжении длительного времени одним или несколькими лицами и направленные против того, кто не имеет возможности защитить себя в актуальной ситуации.

Термин «моббинг» обычно не используется в англоязычных работах, посвященных феномену, стоящему за обсуждаемыми определениями. В международных кругах чаще употребляется английское слово «bulling» («буллинг»). Это объясняется распространенностью английского языка и тем, что большая часть исследований моббинга проводится в англоязычных странах или в странах, где люди легко переходят на английский (например, в Северной Европе).

В некоторых языках нет термина, который бы точно отражал смысл термина «буллинг» (Smith, 2005; Smith et al., 1999). Любопытным примером является японское слово «ijime». В детальном отчете ведущий японский исследователь моббинга Ёдзи Морита подробно объяснил значение этого понятия. Несколько упрощая, можно сказать, что оно означает то же самое, что и «буллинг», но ijime всегда происходит в рамках группы или социальной общности, где все друг друга хорошо знают. Если одно или несколько лиц систематически изводят того, с кем они не знакомы, то это не является ijime. Устойчивая связь между преследователями, жертвой и остальными членами социальной общности наделяет ijime особым смыслом. Именно наличие отношений, формирующих значимую общность  (например, класс), придают действию силу, и именно поэтому стигматизация переживается так болезненно (Morita et al., 1999).

Такое понимание моббинга наводит на размышления. Ijime в принципе является коллективным действием, направленным на жертву со стороны общности в целом. Конечно, одни проявляют большую активность, чем другие. Однако пассивные тоже участвуют в ijime, ведь группа — это единый организм. Поэтому, по сути, подвергаться ijime — значит быть социально отверженным не только конкретными преследователями, а группой в целом.

Я не уверен в целесообразности выделения наличия устоявшейся группы в качестве обязательного условия, поскольку моббингом часто занимаются отдельные лица, а также потому, что моббинг может быть направлен на сравнительно стороннего человека (Smith et al., 1999). Тем не менее анализ японского понятия «ijime»полезен для понимания термина «моббинг» в других культурах, не в последнюю очередь потому, что важность отношений между преследователями, жертвой и другими членами группы здесь выходит на передний план.  

В основном жертва сталкивается с преследователем лицом к лицу, однако в последние годы орудиями моббинга стали также мобильный телефон и компьютер.


[1] Толпа, сброд; от англ. mob.

Эта статья была опубликована 16 ноября 2012 г..