"
тел. 8 (495) 682-54-42
  
Книги по психологии
профессионалам - необходимы
остальным - интересны
АГРЕССИЯ И АУТОАГРЕССИЯ В РЕЗУЛЬТАТЕ УЧАСТИЯ В АЗАРТНОЙ ИГРЕ

Из книги: Игровая зависимость: рецепты удачи для азартных игроков. Щеглов Ф.Г.

АГРЕССИЯ И АУТОАГРЕССИЯ

В РЕЗУЛЬТАТЕ УЧАСТИЯ

В АЗАРТНОЙ ИГРЕ

Воспаленное сознание азартного игрока перенасыщено агрессивными и аутоагрессивными побуждениями. Участие в азартной игре распаляет сильные чувства соперничества и противоборства. Но поскольку закономерным итогом азартной игры является поражение, то агрессивные качества лудомана оборачиваются против него самого, как главной причины собственных неудач. Поэтому многим патологическим игрокам свойственны идеи самобичевания и акты самоповреждения.

Достаточно часто акты самоповреждения оставляют дол­говременные и неизгладимые следы. Например, не такая уж редкость у гамблеров многочисленные шрамы от порезов на предплечье левой руки. Это наиболее типичное место, где неопытные самоубийцы пытаются вскрыть себе вены в своем раз­рушительном эмоциональном порыве к прекращению страданий.

Поскольку наше современное российское общество находится в крайне плачевном духовном состоянии, эти специфические шрамы можно увидеть сегодня у достаточно большого количества молодых людей. Это не обязательно патологические игроки, часто этим грешат и наркоманы тоже. По причине своей распространенности эти следы даже полу­чили в народе свое собственное название — «попилы».

Вершиной саморазрушающего поведения при гамблинге можно назвать специфическую «забаву» третьей стадии патологической игры — «русскую рулетку». Это социальное явление получило распространение во времена Русско-японской и Первой мировой войн в декадентствующих кругах российского офицерства, пораженного карточными играми. Его возникновение связано с внедрением в русскую армию револьвера, устройство которого (вращающийся барабан с патронами) чем-то напомнило неизвестному проигравшемуся офицеру колесо рулетки в казино.

Ставкой в этой парадоксальной игре, а скорее, ее следует называть не игрой, а ритуалом, является жизнь игрока. Для того чтобы в нее сыграть и понять азарт от этой процедуры, нужно дойти до определенной степени отчаяния, духовной опустошенности и болезненной вовлеченности в азартные игры вообще. Слава богу, эта колоритная русская игра осталась только в литературных произведениях да в истории азартных игр и употребляется только в нарицательном смысле.

Правила игры просты: бесшабашные игроки в «русскую рулетку» оставляли в барабане один боевой патрон из шести возможных, раскручивали барабан револьвера так, что невоз­можно предугадать, в каком положении этот патрон находится по отношению к стволу, приставляли пистолет к собственному виску и спускали курок. Выигрывал тот, кто оставался в живых. Играли же в эту игру те, у кого уже ничего не оставалось, кроме собственной жизни, а поиграть все еще хотелось.

Современному игорному миру такие ритуальные азартные игры, к счастью, не свойственны. Больше всего от банальной агрессивности азартных игроков страдают их родственники и любимые люди. Лудоманы становятся нетерпимы к разным мелочам и срываются на своем близком окружении по ма­лейшему поводу. Раздраженность, озлобленность, зависть становятся привычным эмоциональным состоянием азартного игрока.

Желание рисковать и вести себя агрессивно обнару­живается и в том, что, прекращая азартную игру, некоторые гамблеры выбирают новые рискованные увлечения, что-нибудь вроде экстремальных видов спорта. Это такое же проявление склонности к необдуманному риску, как и сама игра. Последствия такой заместительной терапии бывают весьма печальными.

В качестве примера вспоминается мой пациент А., кото­рый после того, как прекратил посещать залы игровых автоматов, фанатично увлекся вместе с другими такими же единомышленниками походами на байдарках-одиночках в открытый Финский залив до ближайшего острова без вся­кой навигации и карт. Главным в его выборе нового «хобби» была возможность рисковать и получать привычную дозу адреналина. Это весьма опасное занятие происходило таким образом: экстремальные байдарочники плыли без оглядки куда-то за горизонт, надеясь наудачу встретить остров и не попасть в шторм. В Финском заливе действительно много необита­емых островов, но и погода крайне переменчива. В связи с этим обстоятельством таким плавсредствам, как байдар­ки, категорически запрещено отходить далеко от берега. Но все участники группы этим сознательно пренебрегали.

С его слов, не все доплывали до острова, многие отста­вали в заливе и с риском для жизни возвращались домой. Возможности чем-либо помочь терпящему «кораблекруше­ние» байдарочнику крайне ограничены. Поэтому вся надежда только на собственные силы и умение. Отсутствие должной физической подготовки и необходимость соблюдать конспи­рацию делали это крайне рискованное увлечение еще более опасным. Также эта группа любителей острых ощущений практиковала скалолазание без страховки. Кроме этого, уже в зимнее время, тот же пациент А. любил традиционную питерскую экстремальную забаву зимний подледный лов рыбы на Ладожском озере и в том же Финском заливе, с риском уплыть в открытое море на оторвавшейся льдине. Доподлинно известно, что пациент А., бывало, оказывался на дрейфующей льдине. Один раз он даже стал участником телерепортажа, когда его снимали с льдины вертолетом.

Подтверждением повышенной агрессивности может служить и тот факт, что, по данным зарубежной статистики, азартные игроки чаще нарушают правила дорожного движения и скоростной режим при вождении автомобиля. Как следс­твие, они так же часто попадают в дорожно-транспортные происшествия, как и водители, находящиеся в алкогольном опьянении. К этому приводят бессознательные аутоагрессивные тенденции.

У большинства патологических игроков в той или иной форме возникали отчаянные мысли об ограблении банка или какой-нибудь кассы. Это тоже может служить маркером агрес­сивного и асоциального настроя мыслительной деятельности гамблера. Тем более что в некоторых редких случаях азартные игроки решались на такие преступления. Из них возникали громкие уголовные дела.

Очень распространенным феноменом среди игроков яв­ляются акты бессмысленной агрессии к игровым автоматам и служащим игорных заведений. Агрессивное поведение — это закономерный результат, порождаемый азартной игрой в человеке. Во время неконтролируемых вспышек агрессии азартные игроки выплескивают ее на все и всех, что находится ближе всего к ним. Игровые аппараты бьют со всего размаха руками, ногами, стульями, если последние предупредительно не привинчены к полу. Как в типичном сумасшедшем доме, в игорном зале не должно быть колюще-режущих и тяжелых предметов, которые могут быть использованы в качестве подручного средства нападения.

Один азартный игрок, многократно отмеченный в «поби­тии» автоматов, даже имел псевдорациональное объяснение своему хулиганскому поведению. Он постоянно проигрывался и вымещал свою злобу так, что разбивал экран автомата. Он утверждал, что делал это намеренно, чтобы его занесли в «черный список» и не пускали больше в залы игровых авто­матов. Дело в том, что сам он чувствовал свое бессилие перед страстью к игре и не мог отказаться от посещения игорных заведений. Таким оригинальным образом он зарекомендовал себя во всех игорных заведениях, расположенных рядом с его домом. Однако это не помешало ему ездить играть в другие места. В те недавние времена, которые я описываю, в Санкт-Петер­бурге игровые автоматы были на каждой станции метро, на каждой остановке общественного транспорта, в магазинах и других публичных местах. Так что такая эксцентричная попытка взять под сознательный контроль свою страсть к азартной игре оказалась недейственной перед огромным ко­личеством провоцирующих моментов. Конечно, в настоящее время ситуация в Санкт-Петербурге изменилась — в метро и на остановках уже нет игровых автоматов. Но не примите мои слова, как призыв к действию.

Агрессивное поведение горячих клиентов заставляет владельцев игорных заведений содержать большой штат со­трудников службы наблюдения. Охранники реагируют на малей­шие проявления агрессивного поведения среди посетителей казино. Тотальная слежка и сбор данных на игроков — обычная практика в индустрии «отвязного» отдыха. Охранники проходят специальную подготовку и возникают как из-под земли там, где тон голоса игрока становится выше среднего. При этом они должны всегда улыбаться и быть почтительными даже в том случае, если их бьют по лицу или они выворачивают кому-нибудь руки.

Несмотря на большой штат службы безопасности, работать в игорных заведениях все равно остается делом опасным. К сожалению, бессмысленная агрессия некоторых неуравновешенных игроков-завсегдатаев иногда превосходит все мыслимые и немыслимые пределы.

         Не так давно в Санкт-Петербурге патологический игрок учинил массовый расстрел служащих и посетителей в зале игровых автоматов. Проигравшись, он вернулся к своим «обидчикам» утром, держа в руках охотничье ружье. Вой­дя в зал, он открыл беспорядочную стрельбу по всем без разбора, кто находился там в это время. Были убиты и  ранены охранник, кассир, бармен, несколько посетителей. Пострадавших могло бы быть гораздо больше, но, к сча­стью, это были ранние утренние часы и посетителей было не так уж много.


Эта статья была опубликована 03 декабря 2009 г..
Товары, связанные с данной статьёй:
Агрессивность детей и подростков: Распознавание, лечение, профилактика
Агрессивность детей и подростков: Распознавание, лечение, профилактика